Владимир Винников: «Индекс биг-мака» и «золотой доллар» (Валюта и финансы) (16.07.2019)

Журнал Economist в очередной раз опубликовал свой ежегодный «индекс биг-мака», установив, что российский рубль является самой недооценённой валютой современного мира: в США средняя стоимость гамбургера в сети McDonald`s составляла в 2018 году 5,74 доллара, а в России (говорят даже, что лучшего качества, чем американский) — 130 рублей, откуда следует «обменный курс» по паритету покупательной способности (ППС) на уровне примерно 22,65 «деревянных» за один «вечнозелёный», что в 2,78 раза ниже курса ЦБ РФ (63 рубля за доллар). 
В общем-то, это не сенсация. Согласно оценке Международного валютного фонда (МВФ), валовой внутренний продукт (ВВП) России в 2018 году «по номиналу» составил 1,63 трлн долл., в то время как по ППС — 4,213 трлн долл. Разница — 2,58 раза. Аналогичные данные Всемирного банка (ВБ): «номинал» — 1,659 трлн долл., ППС — 3,986 трлн долл., то есть разница в 2,4 раза. И та, и другая цифры — поменьше, чем следует из «индекса биг-мака», но это всё равно очень много. То же самое наблюдалось и в 2017-м, и в 2016-м, и во все предшествующие годы, не исключая даже период СССР. 

Судите сами, в 1989 году официальный курс рубля — тогда не российского, а советского — составлял 60,6 копеек за доллар и считался «безбожно завышенным», особенно — в сравнении с тогдашним «чёрнорыночным», подконтрольным КГБ, где доходило до трёх и даже пяти рублей за доллар. При этом средняя покупательная способность российского рубля образца 2019 года к советскому тридцатилетней давности определяется на уровне 250-300 нынешних свободных, с двуглавым орлом, к одному «тоталитарному», с серпом и молотом. Даже если принять нижнюю границу этого диапазона, то есть 250 к 1, официальный обменный курс нашей национальной валюты должен бы составлять сегодня 250х0,606 = 151,5 целковых за доллар, а не 63, как «в реале». Официальная инфляция доллара за тот же период «покрывает» максимум половину возникшей разницы в 2,4 раза. Остальное — полностью на совести советской власти, оказывается, в ещё большей степени занижавшей курс своей валюты, чем нынешняя российская. 

Как относиться к подобному занижению? Это хорошо или плохо? Добро или зло? 

Прежде всего, не будем торопиться с оценочно-нравственными суждениями. Отметим только то, что занижение курса национальной валюты является едва ли не обязательным для экспортной модели экономики, ставящей своей целью конкурентоспособность своей продукции на внешнем рынке (если только это не сама валюта, как в случае с нынешним долларом США). Потому что в этом случае резко снижается её себестоимость за счёт издержек на оплату труда, прежде всего. 

С этой точки зрения, у СССР, начиная, в  общем-то, чуть ли не с денежной реформы 1961 года, и у нынешней России — одна и та же экономическая (и даже социально-экономическая) модель, только с вариациями на тему содержимого «сырьевой иглы», конфигурации внешних рынков сбыта и объёма социальных выплат населению. Ну, и про такую интересную мелочь, как смена идеологического «фантика» на «конфетке», забывать не стоит. Конечно, в этой схеме нужно каким-то образом ограничивать выкуп национальной денежной единицы за иностранную валюту. Иначе всё кончится очень быстро и очень плохо. Что в СССР делалось одним способом, а в РФ — абсолютно другим. Но делалось и делается всё равно. 

Вопрос только в том, для чего всё это было нужно, как долго будет продолжаться и чем может закончиться. Тем более, что ждать ответа, судя по всему, остаётся уже недолго. В эти дни в США разгорается полемика вокруг принципиальной необходимости возвратить привязку доллара к золотому содержанию, как известно, отменённую решением президента Ричарда Никсона в декабре 1971 года. Эта полемика вызвана тем, что предложенные Дональдом Трампом кандидатуры двух новых членов совета управляющих Федрезерва: Джуди Шелдон, представитель США в ЕБРР, и Кристофер Уоллер, исполнительный вице-президент и директор по исследованиям Федерального резервного банка Сент-Луиса, — являются известными сторонниками снижения учётной ставки и восстановления «золотого доллара». При этом Шелдон играет роль «гендерной» запевалы, в то время как Уоллер пока предпочитает молчать.  

Кстати, предложенная Шелдон модель выпуска привязанных к золоту облигаций «вроде облигаций TIPS (казначейские облигации, защищенные от инфляции)» является следующим шагом по сравнению с итальянскими ВОТ (Buoni Ordinari del Tesoro), под которые сейчас правительство Джузеппе Конте активно собирает валютное обеспечение, в том числе — у КНР и России. Но понятно, что это — скорее, пилотный проект, результаты натурных испытаний которого для итальянской и европейской экономики будут учтены при запуске «золотых» долларовых облигаций. 

Если такой финансовый инструмент в США появится — а вероятность этого, после переговоров в Осаке между Путиным, Си Цзиньпином и Трампом, выглядит близкой к 100%, то на "обычных" долларах Федрезерва можно будет поставить гиперинфляционный крест. А если это произойдёт одновременно с выпуском аналогичных финансовых инструментов в КНР и России, то нынешнему «глобальному рынку» мало не покажется.  

Во всяком случае, в этот сценарий укладывается и «бегство» (или «командировка»?) Кристин Лагард из МВФ в европейский Центробанк — она там костьми ляжет, но не допустит появления «золотого евро»; и мгновенный, после Осаки, визит Путина в Италию и Ватикан; и запланированная ещё в декабре прошлого года смена главного исполнительного директора S.W.I.F.T. SCRL — структуры, обеспечивающей 80% международных финансовых транзакций; и внезапное обещание американским Центром двухпартийной политики (Bipartisan Policy Center, BPC) дефолта США уже в текущем сентябре, и множество других, кажущихся пока странными, событий из мира «больших денег».  

В чём тут, как говорится, «профит»? Он огромен. Например, скинуть номинированные в долларах ФРС долги и привязанные к ним финансовые обязательства: это минимум 500 триллионов, а максимум — 2,5 квадриллиона «баксов». Учесть и распределить все реальные активы. «Перебрать людишек». И так далее. Во всяком случае, и Святой Престол, и швейцарские гномы (которые не в ЕС и отвязали свой франк от "евриков"), зато владеют крупнейшим аффинажным производством, могут быть в теме и в доле.  

Вот так, согласно известной поговорке, курочка по зёрнышку (по «биг-маку») клюёт... 

Источник
16.07.2019

Владимир Винников





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта