"Итоги выборов – это фактически вотум недоверия федеральной власти" (25.09.2018)

Губернаторские выборы во Владимирской области и Хабаровском крае закончились победой оппозиционных кандидатов. По стечению обстоятельств, в обоих субъектах главам противостояли выдвиженцы от ЛДПР. В Хакасии и Приморском крае путь кандидатов-коммунистов оказался более тернистым. Однако и там руководители-"единороссы" явно не пользовались народным доверием. О том, в чём причина поражений кандидатов от власти, Накануне.RU рассказал журналист Максим Шевченко, пытавшийся баллотироваться в губернаторы Владимирской области, но не допущенный из-за "муниципального фильтра".
– Максим Леонардович, вам хорошо знакома ситуация во Владимирской области, вы объездили многие города в ходе предвыборной кампании, хоть в итоге и не были зарегистрированы. Что можете сказать о результатах второго тура?

– Ненависть избирателей к "Единой России" и одному из создателей этой партии – Светлане Орловой такова, что даже Сипягин побеждает с огромным отрывом. Это фактически вотум недоверия власти, причём не только орловской, но и федеральной в целом. Это реальное мнение народа, потому что Орлова была поддержана последовательно Путиным, Медведевым, влиятельными депутатами Госдумы, от Ирины Родниной до всех остальных, это фактически конфликт народа против элит, в котором элиты проиграли.

Народу в данном случае всё равно, кто от его имени выдвигается вперёд и является фронтменом, потому что народ просто показывает, что он не хочет терпеть эту власть.

И партия выдвиженца для людей не имеет никакого значения, а имеет значение тот, кто прошёл во второй тур и стал против губернатора. Если бы это была, допустим, шишка лесная, она бы тоже выиграла.

– Выходит, что "технические кандидаты" побеждают "путинских технократов"?

– Не путинские технократы, а сам Путин проигрывает. Он поддержал последовательно всех этих людей – и в Хабаровске, и во Владимире. Народ живёт на грани нищеты, а начальство ("Единой России" прежде всего) блаженствует и расслабляется на разных форумах, которые пожирают огромное количество денег.

Поэтому естественно протестное голосование против власти в целом, а не против конкретного губернатора. Как бы ни старались власти представить это так, а это именно НЕ так. Это вотум недоверия в целом власти – медведевскому правительству, путинскому курсу. Это, кстати, и вопрос о том, насколько достоверны цифры президентских выборов.

– При этом оппозиция явно не все шансы использовала в сентябрьской кампании, не везде выставила сильных кандидатов КПРФ, а в некоторых регионах вообще отказалась от участия.

– КПРФ выставила меня – я сильный кандидат, меня не пропустили через "муниципальный фильтр". Орлова совершенно нагло, не просчитав политически элементарные шашки (это даже не шахматы), не пропустила. Если бы меня допустили до выборов – ситуация могла быть для неё совсем иной – могло всё решиться в первом туре, а могли мы с Сипягиным биться друг против друга. В итоге она сама сконцентрировала против себя всю протестную энергию.

Кандидаты на выборах были достаточно сильные, просто везде были свои тактические моменты. Уверен, что по итогам этих выборов КПРФ тоже сделает серьёзные выводы. Принципиальная, радикально оппозиционная позиция приносит гораздо больше дивидендов, чем тайное соглашательство. Ни на какие соглашательства, ни на какие сговоры я лично не шёл.

– Но шансы на победу остаются? Например, в той же Хакасии...

– Я уверен, что Зимин сделал это следующим образом: когда убирается главный раздражитель, власти полагают, что не будет явки вообще. И они скажут – явки нет, или не набрал 50%. Это такая судорожная попытка мошенников от власти удержать контроль за ситуацией, называя это политикой. Хотя это никакая не политика даже, а политтехнгология. Причём политтехнология с использованием административного ресурса – когда ты говоришь чиновникам "блокируйте", "не пускайте", "не давайте ему подписи", и считают, что это политтехнология. Но это не политтехнология – это такая бюрократия, вот и всё.

– Есть ли теперь риск того, что власть вовсе отменит выборы губернаторов?

– Я не считаю, что это было бы плохо, между прочим. Я считаю, что это огромная трата денег, и выступаю за то, чтобы больше полномочий передать заксобраниям, и чтобы заксобрания несли больше ответственности и не зависели от исполнительной власти, что сейчас происходит. Чтобы губернаторов назначал президент или премьер, как исполнителей бюджета, тех, кто работает над инвестиционным, содержательным проектом региона.

Я за уменьшение политической власти губернаторов и за увеличение политической власти заксобраний и их спикеров, как представителей региона. В заксобрания – безусловно выборы, причём губернатор может быть беспартийным. Хочешь быть губернатором – выходишь из любой партии. А когда губернатор является ещё и председателем регионального отделения "Единой России" – тогда и начинается всё, что мы видели в последние годы. Искажение, гротескное изуродование конституционной системы, в которой воле народа нет никакого места. Сейчас народ на этих выборах показал, какова его позиция, какова его воля.

– Но, всё же, отчего такое стремление не допустить победы кандидатов-коммунистов? Ведь КПРФ системная партия.

– КПРФ – с одной стороны системная партия, с другой – никогда не будет системой адаптирована и пережёвана. Поскольку вся российская государственность ориентирована на Америку, а для американской государственности коммунизм – неприемлемая вещь. Для партнёров всей этой ельцинско-путинской системы коммунизм, связанный с образами Ленина-Сталина – абсолютно неприемлемая вещь. Поэтому курс на полное уничтожение коммунистической партии будет продолжаться.

Внутренняя политика России очень сильно зависит от её внешнего вектора. Если вдруг наши управленцы переориентируются на Германию, во что я не верю, то тогда им понадобится социал-демократическая партия внутри России. Но пока всё это ориентировано на Америку, на американский фондовый рынок, то, конечно, для них Коммунистическая партия подлежит деградации, вымиранию, выжиганию, уничтожению.

– Насколько это реально?

– Если вдруг КПРФ, паче чаяния, откажется от Сталина и скажет "мы всё поняли, хорош, например, Троцкий", тогда КПРФ превратится в маргинальную структуру, потому что откат от Сталина – это реальный откат от советского прошлого. И это то, что власть требует от КПРФ. Поэтому КПРФ для неё абсолютно неприемлема – вот Сипягин, например, приемлем, а Шевченко нет. Это чисто идеологический подход.

– В таком случае, каковы выводы по итогам сентябрьской кампании для КПРФ, которую вы представляли во Владимире?

– Я думаю, что КПРФ будет набирать очки, будет побеждать, сражаться, в ближайшие годы мы сделаем выводы и скорректируем свою стратегию. Я буду просить товарищей, чтобы стратегия была более принципиальной и более атакующей. Нужно атаковать без соглашательств с властью, и всё. Такую силу и поддержит народ.
25.09.2018


Источник: https://www.nakanune.ru/articles/114356/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта