Алексей Ларкин: Как французский производитель цемента Lafarge работал с террористами (08.05.2018)

Бывший глава отдела безопасности французской строительной корпорации LafargeHolcim Жан-Клод Вейяр признал, что компания платила террористам ИГИЛ (запрещена в России) за возможность работать в Сирии.
Конфликт в медиа

Скандал, связанный с работой Lafarge в Сирии и финансированием этой компанией ИГИЛ, разгорелся в 2016 году, когда французская газета Le Monde опубликовалаитоги расследования, посвящённого деятельности организации.

Статья под заголовком "Comment le cimentier Lafarge a travaillé avec l’Etat islamique en Syrie" ("Как для перевозки цемента Lafarge работает с «Исламским государством» в Сирии") вышла 21 июня 2016 года и спровоцировала большой скандал. В материале говорилось, что в период с 2013 по 2014 год компания платила налоги в казну ИГИЛ, контролирующего территории, на которых расположен цементный завод.

Lafarge — один из мировых лидеров по производству цемента и строительных материалов. Компания была основана ещё в первой половине XIX века во Франции, её штаб-квартира находится в Париже. Она участвовала в строительстве Суэцкого канала и была поставщиком материалов на крупнейших стройках во Франции и по всему миру. В ХХ веке Lafarge стала самым крупным поставщиком цемента в мире, а в начале этого века поглотила несколько компаний и в 2015 году объединилась со швейцарской Holcim в корпорацию под общим названием LafargeHolcim.

Руководящий состав строительного гиганта всегда умел заключать выгодные сделки с иностранными партнёрами. К примеру, Хиллари Клинтон, бывший кандидат на пост президента США, в конце 1980-х работала в юридическом отделе американского филиала Lafarge, а в начале 1990-х даже состояла в совете директоров компании, о чём писал американский новостной ресурс Breitbart.

Взаимодействие с Клинтон не прошло незамеченным и закончилось чередой скандалов, связанных с переговорами с ЦРУ, нелегальными поставками оружия и даже микрокредитами, которые раздавались якобы на постройку жилья в бедных странах. Согласно материалам журналистских расследований, известняк и цемент — далеко не единственные источники доходов французской компании.

Завод, обложенный данью

В 2010 году Lafarge открыла цементный завод на севере Сирии, в деревне Эль-Джалабия. Этот населённый пункт в провинции Халеб настолько мал, что даже не отмечен на спутниковых картах "Яндекса" или Google. По данным переписи 2004 года, в нём проживало всего около 400 человек.

С началом сирийской "арабской весны" в 2011 году безопасная работа предприятия оказалась под угрозой, но руководство приняло решение продолжать работу в регионе как можно дольше. В 2013 году ИГИЛ захватил окрестные территории и стал контролировать дороги и подъезды к цементному заводу. Руководство Lafarge и в этом случае не стало закрывать бизнес, а предпочло договориться и заплатить самозваным хозяевам региона.

О том, что бывает с захваченными на войне заводами, "Царьграду" рассказал неоднократно работавший в Сирии военкор Роман Сапоньков:

"Завод — это сложное логистическое образование: тысячи сотрудников, поставки сырья и комплектующих, склады, промышленное оборудование, оргтехника и т. д. Когда завод захватывают, вся работа моментально встаёт, потому что абсолютное большинство поставщиков перестаёт с ним взаимодействовать. Стандартные сценарии в таких случаях такие: либо владельцы бросают предприятие, его грабят и разрушают, либо бизнес договаривается с террористами и даёт им деньги за уход с этих территорий".

Денежные отношения с террористами — нечасто афишируемая (по понятным причинам), но вполне стандартная практика работы крупного бизнеса в условиях войны. Но, в отличие от своих "коллег", попадавших в похожие ситуации, Lafarge предпочла не платить крупные суммы за полное и единовременное оставление террористами завода. Тратить деньги на привлечение частных военных компаний для штурма объекта организация тоже не стала, поскольку в таком случае от него, скорее всего, остались бы лишь голые стены и кучи мусора. Вместо этого бизнесмены предпочли заплатить налоги правительству исламистов в обмен на безопасность работников и свободный коридор подвоза сырья и материалов.

Логику корпорации можно понять: построенный с нуля завод и года не успел проработать, как в стране начались вооружённые столкновения, стремительно превратившиеся в масштабную кровопролитную войну. Будучи не в силах расстаться с прибыльным бизнесом, инвесторы пошли на сделку с совестью и платили террористическим организациям, с которыми официально воюет правительство Франции.

Согласно информации издания France 24, в сделках с террористами Lafarge помогал сирийский бизнес-магнат Фирас Тлас, сын прежнего министра обороны Сирии, который когда-то был тесно связан с бывшим тогда президентом Сирии Хафезом Асадом. Фирас Тлас был вторым в списке самых богатых людей в стране, в ходе гражданской войны он заявил о том, что поддерживает отставку президента Башара Асада. Его двоюродный брат Абдул Раззак Тлас командовал одной из бригад боевиков террористической организации "Свободная сирийская армия".

По данным Le Monde, компания Lafarge выплатила около 4,5 млн евро, в том числе более 400 тысяч евро — конкретно ИГИЛ.

Последствия скандала

В октябре 2016 года Министерством экономики и финансов Франции была подана жалоба на потенциальные нарушения со стороны LafargeHolcim, после чего Национальная финансовая прокуратура начала собственное расследование. К обвинениям присоединилась также и французская НКО "Шерпа", подавшая жалобу о всё тех же сделках LafargeHolcim с ИГИЛ.

Сперва представительство компании отвергало все обвинения, но в 2017 году было вынуждено признать, что "местное подразделение компании предоставляло средства третьим лицам, чтобы заключать сделки с вооружёнными группировками, в том числе с теми, на кого распространяются официальные санкции".

24 апреля 2017 года генеральный директор LafargeHolcim Эрик Олсен объявил о досрочной отставке после признания концерном обвинений в сделках с террористами. Совет директоров компании отставку удовлетворил. Чистый убыток компании в 2017 году составил 1,47 млрд евро, тогда как в 2016 году предприятие получало прибыль в размере 1,8 млрд.

Новый глава корпорации Ян Женише считает, что "сирийский вопрос" не создал никакого финансового риска для компании, он называет 2017 год "отличным с точки зрения как продаж, так и результатов деятельности". Кроме того, Женише стремится расширить компанию за счёт приобретения новых активов и предприятий. Деньги на эти операции будут браться не от инвесторов, а путём экономии средств, которая произойдёт вследствие сокращения руководящего состава и перераспределения расходов, а также продажи не нужных компании активов.

Недавнее признание бывшего начальника службы безопасности корпорации Жан-Клода Вейяра нельзя назвать сенсационным, т. к. оно лишь подтверждает материалы многочисленных журналистских расследований и официальных заявлений, но тот факт, что французская разведка (а следовательно, и правительство) знали о сотрудничестве с боевиками, вынуждает нас смотреть на ситуацию под другим углом. Существует вероятность, что в будущем нас ожидают новые любопытные подробности о взаимодействии крупных западных бизнес-структур с террористами ИГИЛ.
08.05.2018

Алексей Ларкин
Источник: https://tsargrad.tv/articles/krupnejshij-evropejskij-proizvoditel-strojmaterialov-priznalsja-v-finansirovanii-igil_130445




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта