Сергей Харламов: Как испытывали "кузькину мать" (04.08.2018)

"Кузькина мать" Хрущева имела вполне конкретные очертания и даже название. СССР создал самое мощное и разрушительное оружие, которое официально скромно обозначалось как "изделие 602". В народе - царь-бомба или та самая "кузькина мать". Испытания царь-бомбы записывали - не только для истории, но и для демонстрации несговорчивым "партнерам". Сегодня достоверно известен каждый шаг ученых в ее разработке. Сергей Харламов восстановил историю запуска самого грозного оружия всех времен и народов.
Для начала - краткая предыстория создания этой сверхмощной бомбы. Считается, что она была разработана в рекордные сроки, всего за два месяца. Это, скажем так, отчасти неправда. На самом деле основная разработка велась на протяжении шести лет - с 1955 года, когда в Снежинске был создан новый ядерный центр НИИ-1011. Новым его можно назвать условно, ведь там работали по сути все те же люди, что трудились и пять, и восемь лет назад над атомными проектами.

Разработка велась на основе прототипа РДС-6с, созданного академиком Сахаровым, мощностью около 400 килотонн. Но 400 кт - это несерьезно, ведь три года назад американцы уже испытали своего "Майкла", чья разрушительность мощность равнялась 30 мегатоннам. Результатом работ ученых стал заряд под кодовым названием Р202Э с невообразимыми габаритами, под которые не подходил ни один боевой самолет-носитель.

По просьбе ученых завод им. Туполева модифицировал фюзеляж Ту-95, была сооружена специальная подвеска и вырезано все брюхо самолета. Из этой дыры на три четверти торчал прототип бомбы, который закреплялся тремя автоматическими крюками. Заставить эти крюки опрокидываться одновременно было отдельной головной болью конструкторов.

Ту-95Но самой серьезной проблемой оказалось создание такого парашютного механизма, который не только бы доставлял бомбу в нужное место, но и делал это так, чтобы экипаж самолета успевал отдалиться на безопасное расстояние от эпицентра. Интересно, что отработка сбросов снаряда осуществлялась в Крыму, близ Багерово.

Но до реального испытания дело не дошло. Высказывается несколько причин сворачивания разработки в 1955-59 годах: во-первых, политическая разрядка, необходимость демонстрировать военную мощь "кузькиных матерей" отсутствовала. Во-вторых, сказывалось критическое количество накопившихся ошибок при проектировании. Также принимавшим работу ученым не нравилось, что самолет с дырищей в подвеске значительно терял в скорости и маневренности, мог стать слишком легкой мишенью даже для тогдашних ПВО противника.

Испытательный аврал

Ждать долго не пришлось. Уже в середине 1961 года отношения между СССР и США резко обострились, необходимость в испытаниях снова замаячила на горизонте. Ученым дали два месяца на доведение сверхбомбы под кодовым названием АН602 до ума. 1 июля команда Сахарова снова приступила к разработке. Решено было заложить ядерный заряд на 50 мегатонн. Некоторые военачальники хотели взорвать 100 Мт - благо, из-за особенностей и физических свойств водородного распада увеличить мощность было нетрудно и незатратно, - но после совещаний Хрущев отказался "бить стекла в собственном доме".

Одна из шести оболочек прототипа бомбы, сконструированных для предварительных испытанийНо к старым проблемам прибавились новые. Разработчики столкнулись с нехваткой вычислительных мощностей ЭВМ для расчетов. Были задействованы все гигантские "калькуляторы" математического института АН СССР. Расчеты были закончены только за 6 суток до назначенного дня испытаний, а академик Сахаров без помощи ЭВМ сам досчитывал необходимое.

Как рассказывал начальник сборочного цеха Овсянников, за пару суток до отправки прототипа на аэродром Сахаров пришел к бомбе, что-то пощупал, сел рядом и задумался в "позе роденовского мыслителя". Просидев так несколько часов, он попросил карандаш и на ближайшей фанерке начертил новый эскиз бомбы, согласно которому требовалось установить 60-миллиметровые свинцовые трубы вокруг корпуса:

Я звоню в час ночи директору КБ-11 Музрукову: 
- Что делать, через 36 часов отправка?
- Делайте, как сказал Сахаров!
В 6.00 утра в цехе конструкторы рисуют "белки" - и через 4 часа свинцовые пояса готовы.


Лишь через 40 лет современные компьютеры смогли подтвердить: не сделай Сахаров этих труб - мощность взрыва упала бы на 80%. ЭВМ того времени проиграли человеческому гению.

Одновременно с доработкой бомбы выяснилось, что тот прототип Ту-95 был уже списан за ненадобностью. Менее чем за месяц самолет привели в божеский вид, заменив двигатели и разукрасив фюзеляж светоотражающим покрытием. Там же соорудили огромный кран из танка Т-34, который позволял тянуть вверх грузы до 50 тонн - а именно столько по расчетам весила бомба. Вся стройка производилась в Заполярье, к дополнительным ангарам не успели подвести теплосети, люди работали холодными ночами. Первое испытание подъема самодельным краном из танка:

На пол были уложены концы троса толщиной в руку. По бокам Т-34 закрепили по 4 железнодорожные шпалы, чтобы трос не перетирался. В зале осталась только комиссия из руководства испытаниями, Гос­котлонадзора, техники безопасности. Крановщика Сашу Кочетова благословили на подъем. Он рисковал больше всех, находясь в своей кабинке в 6 м от пола. В напряженной тишине начался подъем, электродвигатели натужно ревели, подни­мая 37,5 т. Вдруг выстрел, за ним второй – комиссию из зала как ветром сдуло. Оказалось, что шпалы, пережатые стальными троса­ми, лопнули, как спички. Кран испытания выдержал, а Кочетов, улыбаясь, вытирал обильный пот с лица.

Последние приготовления происходили глубокой ночью перед 30 октября 1961 года уже на аэродроме "Оленья" в Мурманской области. Вводилось полетное задание в автоматику, синхронизировались дистанционные детонаторы: управлять ими должны были не с самолета, а с наземной базы.

Каждый хотел унести с собой частичку эксперимента - тащили шильдики, куски оставшегося свинца, парашютный брезент и прочее. Все чувствовали важность момента и причастность к истории.

И вот - взлет!

С военного аэродрома в 90 км от Мурманска взлетело два самолета: один нес заряд, во втором были ученые, следившие за ходом полета, и документалисты, снимавшие все вокруг. Капитаном первого воздушного судна был майор Дурновцев. Еще до полета его представили к новому воинскому званию полковника. А по прибытии Дурновцев и штурман Клещ должны были получить Героев СССР. Сохранялась вероятность посмертного присвоения.

Самолетной группе необходимо было преодолеть 900 км до точки сброса, расположенной на Новой Земле. Как объяснил закадровый голос документального кино, участок детонации был выбран так, чтобы эксперимент прошел максимально безопасно. Необходимо уточнить, что безопасным он должен был быть в первую очередь для скандинавских стран, дабы они не могли предъявить никаких фактических претензий после взрыва. Нужно было найти такое плато, чтобы имелась возможность точно считать все показатели мощности и радиационного фона.

В половине двенадцатого по московскому времени самолеты оказались над точкой сброса, со станции автоматике была дана команда сбрасывать груз. 26-тонная бомба отделилась от самолета и полетела вниз. Сама парашютная система, которая замедляла падение "царь-бомбы", находилась в специальном "стакане" в хвосте и весила 1846 кг. Система состояла из парашютика площадью 0,5 м2, еще одного парашюта в 5 м2, еще трех по 6 м2, еще трех по 40 м2 и самого большого площадью 1600 м2.

Сотрудники НИИ ПДС, разрабатывавшего парашютную систему, шутили, что из этих парашютов можно всем женщинам Арзамаса-16 (Сарова) сшить по кофте. Начальник испытательного отдела Веселовский в подарок от коллег получил кусок того самого брезента. Он накрывал им свою "Волгу" в гараже.

Бомбу сбросили на высоте 10 500 метров. Взрыв произошел на высоте 4 000 метров в 11:32 по мск. Огненный шар при взрыве превысил диаметр в 8 километров, но земли не достиг, его отбросила собственная взрывная волна.

Вспышка была отчетливо видна в Мурманске, Архангельске и Сыктывкаре. Она озарила новым солнцем тысячу километров вокруг. Огромное облако достигло высоты в 67 километров, сейсмическая волна от взрыва обошла земной шар трижды. Трудно представить, что было бы, взорви они бомбу такой силы на земле.

От ударной волны и ионизации, отключившей связь и электронику, самолеты потеряли управление на некоторое время. Их скинуло до высоты 8 000 метров, а электроника восстановилась только через 40 минут. Когда самолеты вернулись на базу, на фюзеляже обнаружили подпалины. Однако никто не пострадал, а повреждения решили записать в число прогнозируемых. Один из операторов, летевших в исследовательском самолете, вспоминал:

Жутковато лететь, можно сказать, верхом на водородной бомбе! Вдруг сработает? Хотя и на предохранителях она, а все же и молекулы не останется! Необузданная сила в ней, и какая! Бомба пошла и утонула в серо-белом месиве. Тут же захлопнулись створки. Пилоты на форсаже уходят от места сброса. Под самолетом снизу и где-то вдали облака озаряются мощнейшей вспышкой. Вот это иллюминация! За люком просто разлился свет - море, океан света, и даже слои облаков высветились, проявились. Зрелище было фантастическое, нереальное, во всяком случае неземное.

Точная мощность взрыва была зафиксирована на отметке 58,6 мегатонн. Вылетевшие на место взрыва группы исследователей и военных зафиксировали лишь небольшой радиационный фон: из-за особенностей советской конструкции бомбы, а также из-за того, что взрыв не достиг земли, он произошел "чисто". Несмотря на дальнейшие жалобы скандинавов, реально радиация в регионе уже на следующий день не превышала норму. 97% мощности взрыва пришлось на реакцию термоядерного синтеза, не дающего радиационных осадков.

Кто точно был не доволен взрывом - это сибирские оленеводы. Несколько десятков оленей на свободном выпасе погибли, попав под ударную волну.

Политическая точка

Аргумент в почти 30 тонн был достаточно весомым, чтобы произвести впечатление на мировое сообщество. Тем более, что до этого активно велась пропагандистская подготовка: Хрущев вполне открыто сообщал своим политическим оппонентам об этапах создания и испытания сверхбомбы, генералы выступали на открытых съездах с докладами.

Ученые недоумевали, почему "киношники" так открыто снимают все, что происходит в цехах. Их и рабочих заставляли носить белые халаты, будто это какая-то больница. Ведь материалы должны были пылиться в архиве КГБ. Подполковник Дорогов, ответственный за съемку, объяснял начальнику испытательного отдела Веселовскому:

- Зачем они так суетятся?
- Кроме исторической, есть и политическая ценность. Представьте, переговоры с какой-нибудь страной третьего мира, а страна проявляет явную несговорчивость. Ну есть у нас хитрый ход...
- Например?
- По регламенту между заседаниями планируется отдых, развлекательные фильмы, фуршет. И вдруг посреди фильма включается наша хроника... Так же было с шахиншахом Ирана Резой Пехлеви. Мы ему показали первую советскую "водородку", так его жена Сорейя, закрыв лицо руками, выбежала из кинозала, а шах - он досмотрел! И стал "лучшим другом" Кремля!


Иронично, что в самом антимонархическом государстве к самому мощному оружию в мире прицепилось название царь-бомба, а главный проектировщик Сахаров впоследствии стал диссидентом. Но история любит иронию - возможно, именно эти испытания сыграли решающую роль в разрешении Карибского кризиса.

Были и проекты с гораздо большей мощностью. Сразу после окончания испытаний АН602 ученые рассчитали данные для еще более мощной бомбы УР-500 (150 мегатонн). Но все осталось на бумаге. Царь-бомба осталась самой мощной из когда-либо испытанных бомб на планете.
04.08.2018

Сергей Харламов
Источник: https://ruposters.ru/news/26-07-2018/pokazali-kuzkiny-mat




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта