Евгений Богачков: Как избирали нового председателя союза писателей России (23.02.2018)

На прошлой неделе в Центральном Доме Литераторов на Большой Никитской улице прошёл XV-й Съезд Союза писателей России. Главным вопросом повестки нынешнего форума стали долгожданные выборы нового руководителя Союза. На голосование были выдвинуты два кандидата – исполнявший в последнее время (в связи с болезнью Валерия Ганичева) обязанности председателя Николай Иванов и внезапно, в последний момент возникший претендент на этот пост – депутат Государственной Думы Сергей Шаргунов. Мы уже сообщали, что подавляющее большинство голосов (по уточнённым данным 132 против 32) набрал Иванов, став новым главой СП. Отрадно, что поддерживаемый властью Шаргунов не пошёл на конфликт, а согласился (и был утверждён делегатами) на пост первого зама. Однако по ходу Съезда не всё проходило так гладко. В какие-то моменты обстановка накалялась. Желающие могут сами проследить, как всё было, по видеозаписи трансляцииСъезда, которая размещена на сайте СПР («Российский Писатель»). Мы же отметим лишь самые яркие, запоминающиеся и поучительные, на наш взгляд, моменты.
Станислав Куняев и ряд литераторов во главе с поэтом-хозяйственникомИваном Переверзиным, оказывается, так до конца и не смирились с поражением в борьбе за власть в Союзе писателей России (о подковёрных попытках такой борьбы накануне Съезда мы писали ранее). Понимая, что сам он уже не может претендовать на пост председателя, главный редактор «Нашего современника», как будто из мести Иванову, активно агитировал за Шаргунова. Начались брожения с того, что в качестве председателя Съезда (то есть, человека, который ведёт заседание и руководит процедурами), альтернативного Николаю Иванову, предложили «женщину» (это посчитали весомым аргументом), небезызвестную Ларису Баранову-Гонченко (о её попытках повлиять на ход событий перед Съездом мы тоже уже писали). Мол, Иванов является кандидатом на пост председателя Союза и вести Съезд, посвящённый выборам поэтому должен кто-то другой (замечание с места Куняева). Но писательский народ на это не повёлся, существенного раскола не получилось: за Баранову-Гонченко как ведущую Съезда проголосовало всего два-три человека. По всему было видно, что делегаты доверяют Н.Ф. Иванову и ни на какие провокации поддаваться не намерены.

Хотя первая часть Съезда до обеденного перерыва формально была посвящена утверждению Отчёта Правления за предыдущие годы (с 2013 по 2018) и определению приоритетных направлений работы на будущее (и ряд важных предложений действительно прозвучали), агитация за кандидатов на пост председателя СП началась, по сути, с самого начала. Например, руководитель чеченских писателей Канта Ибрагимов, выразив уважение и симпатии к Сергею Шаргунову, подтвердил своё прежнее намерение голосовать за Николая Иванова. Председатель Московской организации СП России Владимир Бояринов агитировал за Шаргунова. Ярчайшее, как всегда, выступление главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова тоже было призвано переломить настроение делегатов в пользу Сергея Шаргунова. Не говоря уже про речь советника президента по культуре Владимира Толстого (который к слову, несмотря на свою занятость, в течение всего Съезда просидел за столом президиума): влиятельный чиновник ясно дал понять, что власть (конкретно – Администрация Президента) хочет опять сблизиться с Союзом писателей России, готова всячески, в том числе материально, его поддерживать, но связывает перспективы не с кем-то из нынешнего Правления, а с молодым и ярким Сергеем Шаргуновым, который должен стать узнаваемым лицом Союза. Это была, что называется, тяжёлая артиллерия, учитывая долгие годы равнодушия власти к проблемам писателей, а также все беды с помещениями и чуть ли не нищету Союза. В какой-то момент показалось, что общее единодушие делегатов (всё-таки Куняев и другие «деятели» переверзинского Литфонда были в явном меньшинстве) может пошатнуться в своей решимости поддержать Николая Иванова... Всё прояснилось после перерыва.

За каждого из кандидатов должны были выступить по три доверенных лица. И тут очень некрасиво повёл себя Куняев. После того, как за Шаргунова уже выступили три человека и начались речи в поддержку Иванова, Куняев решительно захватил микрофон (почти так, как это, по некоторым данным, коварно планировалось накануне Съезда; правда, там речь шла о захвате микрофона председательского). На увещевания со стороны ведущих, что это не по регламенту, Куняев заявил, что, дескать, будет говорить не за какого-то одного кандидата, а про обоих. Он говорил действительно про обоих кандидатов, только вот одного из них – Николая Иванова – явно критиковал, а другого – Шаргунова – возвеличивал. Как говорится, это было бы смешно, если бы не было так грустно. В зале пробешал шумок: «Какой же он наглый!». Куняев, к сожалению, опустил уровень дискуссии даже до того, что назвал Николая Иванова, чьи рассказы он с 1994 года постоянно печатал в своём журнале, «средненьким» писателем и всего лишь хорошим «военным журналистом». Это при том, что ранее везде и всюду восхвалял этого писателя и гордился его публикациями в «Нашем современнике». Так какому Куняеву верить? Прежнему или нынешнему? Главному редактору крупнейшего литературного журнала или коварному борцу за власть? Куняев своими интригами и вызывающим поведением настолько настроил против себя народ, что во время голосования люди с мест даже заподозрили его в устроении своеобразной «карусели». Куняев вышел из зала накануне, а в момент подсчёта голосов за Шаргунова вернулся в зал с поднятым вверх мандатом и так шёл через весь зал до своего места на первом ряду, что вполне можно было его посчитать несколько раз...

А чуть ранее, непосредственно перед выходкой Куняева с захватом микрофона, настроение большинства делегатов довольно резко выразил Игорь Янин, призвавший голосовать «по совести» и прямо сказавший, обращаясь к Владимиру Толстому, что некрасиво устраивать на Съезде «кумовство» (подразумевая, что Сергей Шаргунов недавно стал зятем чиновника) и оказывать давление на писателей высочайшими посулами. Тут Владимир Ильич не выдержал и даже бросился к микрофону, чтобы объясниться. Однако разгорячённого советника президента призвали не нарушать регламент, и ему пришлось вернуться на своё место. Быть может, слова Янина про «кумовство» были излишне эмоциональными, быть может, Шаргунов виделся Толстому подходящим лидером для писателей независимо от родственных связей, но Янин был прав в том, что власть должна всегда выглядеть более корректной и осторожной, а поддержка молодого кандидата должна была осуществляться не за два дня до решающего голосования и не должна была выглядеть как явная попытка «купить» (пусть это опять же только эмоциональная оценка и видимость) писателей. Кто мешал Толстому предыдущие годы активно заниматься писательскими проблемами (правда, Н.Ф. Иванов поблагодарил его за помощь в отстаивании помещения для СП, но поддержка могла быть и более постоянной, системной), а Сергею Шаргунову активно включаться в работу Союза?

В общем, Съезд однозначно поддержал Николая Иванова, который с большим запасом набрал положенные две трети голосов.

Очень хорошо, повторимся, что в конечном итоге разум возобладал, и Шаргунов согласился стать сопредседателем и активно включиться в работу СП даже на вторых ролях. За такого Шаргунова-зама народ проголосовал единодушно. Так что можно рассчитывать на своего рода действенный тандем во главе писательского союза. Надеемся, что и власть займёт правильную, конструктивную позицию: будет всячески поддерживать Союз писателей и его нового главу Николая Иванова, несмотря на некоторое, так сказать, своеволие писателей, пожелавших сделать свой независимый, честный выбор.
23.02.2018

Евгений Богачков
Источник: https://litrossia.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта