Николай Антошкин, Андрей Полунин: Как перехватывают вражеские самолёты (01.02.2019)

Российский Су-27 отогнал от самолета правительственного авиаотряда «Россия» истребитель F-15 НАТО, который подлетел слишком близко к лайнеру. Видео эпизода появилось в Сети.
На кадрах видно, как самолет альянса приближается к правительственному борту, однако окончательно сблизиться ему не дает Су-27 ВКС России.
В итоге F-15 сразу же после маневра был вынужден удалиться на почтительное расстояние от российского борта. Мужество и профессионализм пилотов Су-27 вызвала восторг в Сети.


Заметим, охрана «борта № 1» и других самолетов правительственного авиаотряда «Россия» — одна из обязанностей ВКС. Помимо статусных функций, истребители выполняют реальную боевую задачу: защитить вверенный борт от нападения с воздуха и земли. Причем любой ценой — если по охраняемому объекту выпущена ракета, пилот истребителя обязан подставить под удар свой самолет, рискуя жизнью.

Надо сказать, за последние три-четыре года ситуация в небе стала более напряженной.

Достаточно напомнить, что в 2018 году ВКС России обнаружили у границ страны более тысячи самолетов-разведчиков.

Как неоднократно утверждали военные специалисты, главная цель провокаций авиации НАТО — проверка наших сил ПВО на прочность. Насколько быстро они реагируют, где располагаются, какими комплексами представлены. ВКС реагируют на каждый подобный «визит» максимально оперативно.

Прежде всего, другим странам вовсе необязательно владеть информацией о нашей ПВО. Кроме того, дать отпор военному самолету, демонстративно нарывающемуся на грубость — дело престижа и принципа. Наконец, неизвестно, какой приказ получил иностранного самолета. А значит, его перехват — еще и вопрос национальной безопасности.

Как правило, каждая воздушная операция проводится по четкому сценарию. Дежурный истребитель сближается с целью и идет с ней параллельным курсом. Затем перехватчик передает «земле» первичную информацию: тип воздушного судна, национальная принадлежность, бортовой номер. Сразу после этого пилот истребителя начинает активно привлекать к себе внимание подозрительного борта. Летчик, продолжая двигаться параллельным курсом, делает быстрый крен влево-вправо — «машет крыльями» и недвусмысленно демонстрирует ракеты «воздух-воздух», закрепленные на подвесках под крыльями.

Если нарушитель не реагирует, истребитель, выдерживая прежний курс, увеличивает скорость и выходит чуть вперед. Когда летчик убеждается, что его наблюдают, то поворотом ручки управления делает «кивок» в сторону от государственной границы. Если нарушитель не реагирует, летчик повторяет все эти элементы со стороны другого борта подозрительного воздушного судна.

Если «джентльменские» сигналы не действуют, истребитель может «подрезать» натовский борт, и потрепать его своими реактивными струями. В крайнем случае, если борт пересек нашу госграницу, два истребителя могут взять его в «клещи», и принудить к посадке на российский аэродром. Кстати, подобные ситуации в 1950-х на границах СССР возникали регулярно.

Что стоит за нынешним инцидентом, почему мы все чаще слышим о перехватах?

— Перехват — это способ реагирование на несоблюдение международных правил, — поясняет генерал-полковник запаса, командующий фронтовой авиацией ВВС России, Герой Советского Союза Николай Антошкин. — Все знают, что к воздушному лайнеру, на борту которого находятся должностные лица государства, приближаться нельзя. Тем более, нельзя приближаться к границе. Мы не обязаны сидеть и смотреть, как натовский истребитель будет куражиться возле правительственного борта.

Вот мы и идем на перехват. Тем более, летчики у нас отлично подготовлены, а тот же Су-27 — самолет великолепный. Я летал на нем в разные государства, и хорошо знаю, о чем говорю. В учебных боях никакой F-15 не сможет устоять против Су-27. Неслучайно в 1991-м на базе именно этого самолета была создана авиационная группа высшего пилотажа «Русские витязи».

— Когда при перехвате истребитель сближается с целью, насколько велик риск столкновения?

— Каждый пилот сам принимает решение, на какое расстояние сближаться. Когда наши самолеты в нейтральных водах выходили на фотографирование авианосных ударных групп США, американские пилоты лезли прямо под фюзеляжи бортов нашей Дальней авиации.

Мы поступаем так же — все в мире делается одинаково.

— Вы застали время, когда наши пилоты брали в «клещи» и сажали американцев?

— Я застал время, когда наши пилоты сбивали самолеты противника и таранили их — все было.

Так, в ноябре 1973 года капитан Геннадий Елисеев, пилотируя МиГ-21СМ, таранил почти над Тбилиси нарушителя советской границы — самолет иранских ВВС RF-4C Phantom II. Пилотировавшие «Фантом» майор иранских ВВС Шокухния и полковник ВВС США Джон Саундерс катапультировались, были задержаны пограничниками и впоследствии переданы иранской стороне. Капитан Елисеев погиб, ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

А в 1981 году транспортный самолет аргентинской авиакомпании «Канадэр CL-44» нарушил границу СССР над территорией Армении. На борту самолета находился швейцарский экипаж. Перед заместителем эскадрильи Валентином Куляпиным была поставлена задача посадить нарушителей. На требования летчика следовать за ним швейцарцы не реагировали. Тогда поступил приказ сбить самолет. Дистанция была мала для запуска ракет Р-98М, а сделать новый заход для атаки не хватало времени — нарушитель приближался к границе. И Куляпин решил идти на таран. Со второй попытки он ударил фюзеляжем по стабилизатору «Канадэра», после чего катапультировался из поврежденного самолета, а «аргентинец» свалился в штопор и упал в двух километрах от границы.

Вот так иногда заканчивается перехват. И замечу еще по поводу перехватов: не мы их начинаем, это к нам лезут. А в целом, частота инцидентов в воздухе напрямую зависит от уровня напряженности в наших отношениях с США.

— Сейчас накал противостояния РФ-США сопоставим с годами холодной войны?

— Накал сейчас, я считаю, даже больше. Все-таки тогда был Советский Союз, и были союзные нам страны Варшавского блока. Поэтому провокаций в воздухе было меньше.
А сейчас, после распада СССР, произошло усиление Запада. Потому и натиск его увеличивается.

— Если бы случилась гипотетическая ситуация: снова провоцирующий F-15, наш Су-27, который вышел на перехват — и наш самолет задевает американца, и вынуждает янки катапультироваться из поврежденной машины. Какими будут последствия такого ЧП?

— Такая ситуация всегда приводит к обострению с Западом, а обострение — явление нежелательное. Мы ведь не хотим ничего плохого — ни американцам, ни кому-то другому. Руководство нашей страны только и работает над тем, чтобы за столом переговоров решать проблемы, а не заниматься провокациями. Мы мирные люди, но, если нужно, встанем на защиту своего Отечества — в этом никто не должен сомневаться. И перехваты в воздухе — небольшое тому подтверждение.
 
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
01.02.2019

Николай Антошкин, Андрей Полунин
Источник: https://svpressa.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта