Сергей Цветков: Как равноапостольный великий князь Владимир крестил Русь (28.07.2018)

Князь Владимир (ок. 942–972) был сыном киевского князя Святослава Игоревича. Точный год его рождения неизвестен. Матерью Владимира была Малуша, дочь некоего Малка Любечанина, как сообщает летопись.

Будучи незаконнорожденным, Владимир, тем не менее, считался полноправным членом великокняжеского рода, поэтому получил «княжеское» имя. «Княжеские» имена у древних славян обыкновенно были двухсоставными. Древнейшая форма имени Владимир — Володимѣръ (Володимер). Приставка «мѣр» индоевропейского происхождения, встречается в именах многих народов Европы, однако, что именно она означает, до сих пор не выяснено.
Поэтому нельзя точно сказать, что же означало имя Володимер в глубокой древности. Однако довольно скоро появилась и другая, славянизированная его форма, более привычная для нас, — Владимир. Она распадается на два корня славянского происхождения: «влад» и «мир» («мiръ»). Таким образом, Владимир в древнерусском осмыслении означает «владеющий миром», в смысле «покоем» (эта этимология удостоверена сообщением немецкого современника князя Владимира, хрониста Титамара Мерзебургского).

Сразу после рождения Владимир был взят к Ольгиному двору и воспитывался вместе с двумя своими сводными братьями — Ярополком и Олегом, которые были рождены Святославом в «законных» браках.

У Святослава не было возможности заниматься воспитанием малолетних сыновей, так как почти вся его жизнь прошла в походах. Влияние равноапостольной княгини Ольги — первой христианки на киевском престоле — на духовное развитие внуков было очень сильным. Но после ее смерти в 969 году христианское воспитание Ярополка, Олега и Владимира резко оборвалось. Святослав, воинствующий язычник, заставил их вернуться к языческому культу.

После смерти Святослава власть в Русской земле наследовали его сыновья. Ярополку при разделе достался Киев, Олег сел княжить в Древлянской земле, а Владимиру выпало быть новгородским князем.

Борьба за власть

Братья не смогли ужиться мирно меж собою. Сначала мечи скрестили Ярополк и Олег. Решающая битва произошла в древлянской земле, под стенами Овруча — стольного города Олега. В результате Олегово войско было разбито, а сам он свалился при отступлении в городской ров и был задавлен телами убитых.

Желая отомстить за брата, Владимир повел на Киев своих новгородцев и набранную «за морем» (в славянском Поморье) варяжскую дружину. По пути он напал на соседний Полоцк, где княжил князь Рогволод, который не захотел выдать свою красавицу-дочь Рогнеду за новгородского князя, предпочтя ему сватов Ярополка. Город был взят, а Рогволод вместе со всей своей семьей попал в руки Владимира.

Его поход на Киев победоносно завершился 11 июня 978 года. В этот день Ярополк, вызванный на мирные переговоры, вошел в шатер Владимира и был предательски убит двумя варягами, стоявшими при входе.

Во всей древнерусской литературе мы не найдем ни одного упрека Владимиру за убийство брата. И это неудивительно. Тот или иной исход вооруженной борьбы в представлении людей того времени, как христиан, так и язычников, являлся непререкаемым свидетельством свершения небесного правосудия, Божьего суда. Поражение доказывало неугодность побежденного Богу (или богам), победа была видимым знаком торжества справедливости и позволяла победителю законным образом присвоить власть и имущество поверженного врага.

"И Бог помог ему [Владимиру] и сел он в Киеве на месте отца своего Святослава и деда своего Игоря»,

— пишет древнерусский книжник начала XI века Иаков Мних, предваряя этой фразой свое известие об убийстве Ярополка «мужами Володимеровыми». Далеки тогда еще были от сердец русских людей слова: «Не в силе Бог, а в правде».

Став «самовластным» правителем Русской земли, Владимир постарался единство политическое подкрепить единством веры. С этой целью он приказал вынести языческих идолов, которым поклонялась его варяго-русская дружина, со «двора теремного» и поставить их в городе, на холме, для всеобщего поклонения. Тем самым Владимир старался стереть все видимые различия между завоевателями и завоеванными, превратив их в соотечественников, спаянных общими интересами и нуждами.

В своей личной жизни Владимир соблюдал языческий обычай, предписывавший князю иметь много жен. Многоженство было важным институтом языческого общества. Языческая мистика видела прямую зависимость между количеством женщин вождя и благоденствием племени, народа, страны. Во внешнеполитической сфере многоженство (через династические браки) способствовало закреплению союзных отношений с соседними народами, а в многоплеменном государстве — еще и обеспечивало внутреннее единство, собирая в гареме верховного вождя дочерей племенных и родовых старейшин. Таким образом, само положение языческого владыки обязывало его иметь жен и наложниц, и притом как можно больше, ибо это умножало его могущество в глазах сородичей и соседей и давало обществу уверенность в благотворности его правления.

Победы на поле брани

Владимир был храбрым и удачливым полководцем. Предводительствуемые им русские дружины не раз отличались на поле брани. Он предпринял несколько успешных военных походов: отвоевал захваченную Польшей Галицию (Червонную Русь), смирил отколовшихся во время княжеской междоусобицы вятичей и радимичей, победил волжских булгар, нанес смертельный удар Хазарскому каганату, чье могущество было сломлено еще во времена княжения Святослава. Восстановленное единство Руси обеспечило успех военным предприятиям Владимира.

"И единодержец был земли своей, покорив под себя окружные страны, одних миром, а непокорных мечом",

— такими словами подводит итог дохристианского правления Владимира митрополит Иларион («Слово о законе и благодати», середина IX века). Государственное величие Русской земли, опиравшееся на материально-духовные возможности языческого общества, достигло своего предела. Дальнейшее развитие ее государственного суверенитета было невозможно без коренного преобразования религиозно-политических основ княжеской власти.

С годами Владимир все отчетливее сознавал историческую обреченность язычества. Уроки бабушки, княгини Ольги, не прошли даром. Наши древние писатели (Иаков Мних, митрополит Иларион) свидетельствуют, что князь Владимир принял решение креститься самостоятельно, под влиянием примера Киевской княгини. А преподобный Нестор («Чтение о житии Бориса и Глеба») добавляет, что князю Владимиру было некое «видение Божие», непосредственно побудившее его к обращению. Мы знаем также, что Владимир был особенно заворожен картиной Страшного суда — именно этим устрашающим зрелищем открывается его «Церковный устав».

Однако крещение главы государства в те времена было еще и важным политическим актом. Поэтому Владимир сделал все для того, чтобы его личный выбор возвысил Русскую землю и великокняжескую власть.

Русь и Византия

В 987 году в Византийской империи полыхала гражданская война. Удачливый полководец Варда Фока решил завладеть императорским престолом. Встав во главе большого войска, он осадил Константинополь, за стенами которого укрылся законный император Василий II. Не имея достаточных сил для того, чтобы подавить мятеж, Василий II обратился за помощью к князю Владимиру. Император просил поскорее прислать отряд русских воинов, которые славились как отменные бойцы.

Владимир не отказал в просьбе, но взамен потребовал отдать ему в жены сестру императора — принцессу Анну. В то время породниться с императорским домом Византии было большой честью для любого европейского государя. Делать было нечего, и Василий II дал свое согласие на брак, оговорив впрочем, что Владимир перед свадьбой примет христианство.

Отныне военно-политический союз Руси и Византии, предусмотренный и предыдущими русско-византийскими договорами, должен был получить иную основу. Больше не могло быть речи об опасливых отношениях соседей поневоле, различающихся между собой во всем и прежде всего - в вопросах веры. Международный ранг крещеной Руси подлежал коренному пересмотру.

Ей предстояло войти в византийское содружество народов на правах ближайшего союзника василевсов и защитника христианства в северных «скифских» землях. Императоры обещали закрепить почетное место Русской земли в системе внешнеполитических приоритетов империи как на уровне государственных, так и церковных отношений (основание в Киеве митрополичьей кафедры, подчиненной Константинопольскому патриархату).

Владимир, как и обещал, послал в Константинополь несколько тысяч своих воинов. С их помощью мятеж Варды Фоки был подавлен. Настало время и для Василия II выполнить свою часть договора — отдать за Владимира принцессу Анну.

Однако византийские императоры вообще неохотно выдавали замуж своих сестер и дочерей за иностранных государей. В их глазах это был неравный брак, нежелательный мезальянс с варварами. Поэтому, когда Василий II покончил с мятежниками, он и не подумал выполнять свое обещание. Принцесса Анна осталась в Константинополе.

Разгневанный Владимир объявил Византии войну. Во главе большого войска он осадил Херсонес — важнейший византийский порт в Крыму. После того, как Владимир перекрыл поступление воды в город, херсонесцы изнемогли от жажды и сдались на милость победителя.

Известие о падении Херсонеса заставило Василия II пойти на мировую. Принцесса Анна была отправлена в Херсонес, где и обвенчалась с Владимиром, который перед свадебной церемонией принял христианство. Теперь можно было приступать к крещению всей Русской земли.

Крещение Руси

В 988 году Владимир вернулся из Херсонеса в Киев. Чтобы побудить колеблющихся принять новую веру, Владимир велел низвергнуть идолы языческих богов. Статую Перуна, например, с позором протащили по земле до берега Днепра и бросили в воду. Таким способом язычникам внушали мысль, что их боги ничтожны и не могут постоять за себя.

Подобный образ действий был в то время распространен и в Западной Европе. Например, когда в 1168 г. датчане взяли славянский город Аркону (на острове Рюген), где находилось наиболее почитаемое в славянском Поморье святилище Святовита, датский король Вальдемар (тезка русского князя) велел

"вытащить этот древний идол Святовита, который почитается всем народом славянским, и приказал накинуть ему на шею веревку и тащить его посреди войска на глазах славян и, разломав на куски, бросить в огонь» (сообщение хрониста XII в. Гельмольда)".

Пораженное этим зрелищем, киевское вече одобрило призыв князя всем миром поменять веру. На следующий день поутру на берегу Днепра собралось множество людей обоего пола и всех возрастов. Их разделили на группы и велели по очереди заходить в реку, которая заменяла купель. Священники читали положенные молитвы, а потом давали каждой группе крестившихся христианские имена: одно мужское — общее для всех мужчин, другое женское — общее всем женщинам. Никакого бытового неудобства от этого не возникало, так как после крещения в повседневном обиходе все равно использовались прежние мирские имена.

Нашлись, однако, и такие, которые не захотели принять новую веру, и тогда вече постановило изгнать их из города в «пустыни и леса».

Вот так, стараниями Ольгиного внука, состоялся культурно-цивилизационный переворот в русской истории, благодаря которому наш национальный характер и наша культура со временем приобрели неповторимое своеобразие.
28.07.2018

Сергей Цветков
Источник: https://tsargrad.tv/articles/kreshhenie-rusi-ili-babushkiny-uroki_149428




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта