Илья Полонский: Как русские корабли защищали Нью-Йорк и Сан-Франциско (11.12.2018)

Соединенные Штаты более столетия воспринимаются в нашей стране как один из важнейших политических и военных противников и экономических конкурентов. Действительно, в ХХ веке нашей стране не раз приходилось сталкиваться с интересами Вашингтона, а порой и вполне открыто им противостоять. Сейчас США также находятся в очень сложных отношениях с Россией, на совести американского руководства – кровопролитные войны в Афганистане и Ираке, Сирии и Ливии, Югославии и на Украине. Но полтора столетия назад все было немного иначе – американцы просили у Бога благословить Россию и надеялись на мощь российского флота.
Гидеон Уэллс, военно-морской министр Соединенных Штатов Америки, даже прямо записал в своем дневнике: «Боже, благослови русских!». Случилось это в те дни, когда корабли русской эскадры прибыли к берегам Северной Америки. Их визит был согласован между двумя государствами и ставил своей целью демонстрацию военно-политической поддержки США со стороны Российской империи.

Хотя к тому времени никаких союзнических обязательств между Россией и США не существовало, отношения двух стран складывались вполне неплохо на всем протяжении XIX века. Начнем с того, что в 1775 году, когда в Северной Америке вспыхнуло восстание против британского колониального господства, английский король Георг III обратился к российской императрице Екатерине II с просьбой о помощи в борьбе с колонистами. Но Екатерина II ответила жестким отказом. Более того, когда в 1776 году колонии объявили о своей независимости, Российская империя заняла позицию вооруженного нейтралитета, что означало фактическую моральную поддержку американских колонистов. 

В те годы Великобритания уже была главным политическим противником Российской империи и в Санкт-Петербурге выбрали очень правильную линию поведения – «враг моего врага – мой друг». Хотя российские власти никогда не сочувствовали республиканским настроениям, но для Северной Америки было сделано исключение. В следующем веке отношения между Россией и Соединенными Штатами также были более-менее благополучными. Например, Николай I приглашал американских инженеров для технической модернизации Российской империи. 

В 1860 году на президентских выборах в США победил Авраам Линкольн – представитель Республиканской партии США, известный своей критикой рабства. Хотя после победы на выборах Линкольн значительно убавил свой радикализм и стал рассматривать освобождение рабов как весьма отдаленную цель, в южных «рабовладельческих» штатах его победа вызвала большое недовольство. Южане запустили процесс выхода из Соединенных Штатов Америки, с чем уже не могли смириться на севере. 
 
Как русские корабли защищали Нью-Йорк и Сан-Франциско


Интересно, что в то время Великобритания и Франция оказывали всестороннюю поддержку именно южанам, а президент Линкольн изображался европейской прессой исключительно в «черном цвете». Аналогичную политику европейские державы в то время осуществляли и в отношении Российской империи. Ведь только закончилась Крымская война, в которой Россия воевала против объединенных сил Англии, Франции, Османской империи и Сардинии (Италии). В Лондоне очень боялись укрепления позиций России на Балканах, на Кавказе, в Средней Азии, поэтому пытались всеми силами расшатывать российскую власть, поддерживая ради этой цели и русских революционеров, и польское национально-освободительное движение, и кавказских горцев. 

В 1863 г. в западных регионах Российской империи вспыхнуло Польское восстание, которое было поддержано Великобританией. К этому времени в США уже вовсю полыхала Гражданская война, в которой британцы также поддерживали южан. Именно это обстоятельство заставило и российские, и американские власти вспомнить старый принцип «враг моего врага – мой друг». 

В сложившейся ситуации в Санкт-Петербурге пришли к очень интересной и креативной идее, которую выдвинули великий князь Константин и морской министр Николай Краббе. Российские власти решили воспользоваться североамериканскими портами для размещения там российских судов. В случае обострения отношений с Великобританией и Францией даже пять – шесть российских военных кораблей могли парализовать всю атлантическую торговлю. 

Когда американские власти были извещены об этом российском плане, они не стали возражать. Вашингтон был обеспокоен наращиванием британского военно-морского присутствия в Канаде. Американское руководство не исключало, что британцы увеличили число своих кораблей с целью организации вторжения в Соединенные Штаты для поддержки южан. Поэтому в Вашингтоне и прикинули, что лишние боевые корабли, пусть и под российскими флагами, будут лишней поддержкой в возможном конфликте с Британией. 

25 июня 1863 года император Александр II принял решение об отправке в Атлантический и Тихий океаны двух эскадр для действий на торговых путях Британии. Экспедиция российских кораблей в США была организована в обстановке строжайшей секретности, поскольку в Санкт-Петербурге очень не хотели дальнейших проблем с Великобританией и возможных препятствий в реализации данного плана. 
























Командовать походом русских кораблей в Атлантическом океане предстояло контр-адмиралу Степану Степановичу Лесовскому (1817-1884) – начальнику Кронштадтского порта, а затем военно-морскому атташе в США, который в 1861-1862 гг. работал в Северной Америке, наблюдая за строительством кораблей для русского флота. В состав эскадры под командованием Лесовского включили фрегаты «Александр Невский» (командир – капитан 1-го ранга Михаил Яковлевич Федоровский), «Пересвет» (командир – капитан-лейтенант Николай Васильевич Копытов), «Ослябля» (командир – капитан 1-го ранга Иван Иванович Бутаков), корветы «Варяг» (командир – капитан-лейтенант Роберт Александрович Лунд) и «Витязь» (командир - капитан-лейтенант Оскар Карлович Кремер), клипер «Алмаз» (командир – капитан-лейтенант Павел Алексеевич Зеленой).

Первым в порт Нью-Йорка 24 сентября 1863 года прибыл фрегат «Ослябля» под командованием капитана 1-го ранга Бутакова. Другие корабли прибыли позже, поодиночке, поскольку незадолго до окончания перехода через Атлантику они попали в шторм. Присутствие русских военных кораблей серьезно взбодрило сторонников президента Линкольна, которые к тому времени находились все еще в довольно сложном положении. Что интересно, уже тогда британская пресса действовала по всем канонам информационной войны, рассказывая о том, как фрегат «Ослябля» прибыл в Нью-Йорк на зимовку исключительно из-за технической невозможности добраться до Кронштадта. Поэтому, мол, рассуждали британцы, совсем не стоит беспокоиться – Россия против Великобритании ничего не замышляет и замышлять не может. 

Тем временем, 1 октября 1863 года вторая русская эскадра, шедшая через Тихий океан, подошла к Сан-Франциско. В состав второй эскадры входили корветы «Богатырь» (командир – капитан-лейтенант Петр Афанасьевич Чебышев), «Калевала» (капитан-лейтенант Карнеллан), «Рында» (капитан-лейтенант Г. П. Сфурса-Жиркевич), «Новик» (капитан-лейтенант К.Г. Скрыплев), клиперы «Абрек» (капитан 1-го ранга Константин Павлович Пилкин) и «Гайдамак» (капитан-лейтенант А. А. Пещуров). Командовал второй эскадрой контр-адмирал Андрей Александрович Попов (1821-1898) – известный флотоводец, командир Тихоокеанской эскадры и кораблестроитель, под руководством которого строились знаменитые «поповки».

Прибытие русских кораблей в Сан-Франциско тоже оказалось как нельзя кстати. Город жил в страхе перед фрегатом «Алабама», построенным в Великобритании для южан. Командовал им Рафаэль Сэмс, получивший дурную славу своими пиратскими нападениями на корабли северян. Поэтому сильная русская эскадра рассматривалась как настоящий подарок судьбы для защиты Сан-Франциско от «Алабамы». Власти города обратились к контр-адмиралу Попову с вопросом, готов ли он применить силу в том случае, если «Алабама» появится у Сан-Франциско, на что русский флотоводец ответил утвердительно.

Однако именно этот ответ стоил контр-адмиралу Попову его должности. Российская дипломатия оказалась в очень щекотливом положении, поскольку Санкт-Петербург долгое время официально отрицал свое вмешательство во внутренние дела Соединенных Штатов. Теперь же, получается, русский адмирал фактически признал, что прибыл на помощь северянам против южан. Тем не менее, на Великобританию этот ответ Попова оказал несколько отрезвляющее воздействие. В Лондоне подумали, что между Санкт-Петербургом и Вашингтоном существует договор о союзных отношениях. 
 


Разумеется, воевать сразу на нескольких фронтах англичанам не хотелось – ведь во время описываемых событий они вели боевые действия в Мексике, поддержка южан высадкой войск неминуемо означала бы, как считали в Лондоне, начало войны не только с США, но и с Россией. Поэтому можно сказать, что появление русских кораблей отвело от США опасность вооруженного конфликта с Великобританией и Францией, который еще неизвестно как отразился бы на дальнейшей политической судьбе американского государства.

Но не только политические интересы Российской империи защищали русские моряки на далеком американском побережье. 23 октября 1863 года в Сан-Франциско вспыхнул большой пожар. Его с трудом тушили городские власти и, естественно, русские моряки не могли оставаться в стороне. С кораблей, стоявших на рейде, на помощь жителям города направили моряков. В результате тушения пожара погибли шесть русских моряков, еще больше матросов получили различные ожоги и травмы. 

Политические последствия экспедиции к американским берегам были колоссальны. Великобритания, опасаясь на безопасность тихоокеанского и атлантического торгового судоходства, отказалась от поддержки Франции в случае конфронтации с Россией из-за Польши. Австрия, прежде также настроенная против России, изменила свою позицию и даже помогла подавить Польское восстание. Наконец, Франция, оставшись без союзников, одна не решилась начинать боевые действия ни против России, ни против Североамериканских Штатов. 

Русские эскадры были отозваны из американских портов лишь 20 июля 1864 года, уже после подавления Польского восстания. Миссия в Новом свете была окончена. Но опыт по отправке русских кораблей в американские порты не прошел даром. В 1876-1877 гг. имела место вторая американская экспедиция российского флота. Причиной, как и в первый раз, было обострение отношений с Великобританией из-за поддержки Россией восстания болгарского народа против Османской империи. 

В декабре 1876 года в Сан-Франциско прибыли корабли Тихоокеанской эскадры и Сибирской флотилии под командованием контр-адмирала Ореста Поликарповича Пузино, а в марте 1877 г. в Нью-Йорк прибыла эскадра под командованием контр-адмирала Ивана Бутакова. Появление эскадр у берегов США вновь носило те же самые цели – продемонстрировать Великобритании, что в случае начала боевых действий русские корабли будут препятствовать британской трансокеанской торговле. Когда отношения с Лондоном несколько нормализовались, Россия вновь отозвала из американских портов свои корабли.

Интересно, что во время пребывания русских кораблей в американских портах в 1863-1864 гг., газеты «северян» выходили с восторженными статьями про русских моряков. Американцы были приятно поражены, увидев образованных и воспитанных русских морских офицеров, доброжелательных и отважных матросов. Очень благожелательно отнесся к русским и сам президент Линкольн. 

Уже потом, когда отношения между Российской империей и США стали портиться, в американской исторической науке возобладала точка зрения о том, что Россия, отправляя к американским берегам свои корабли, руководствовалась исключительно собственными политическими целями и не собиралась поддерживать северян. Это, безусловно, не так. Конечно, Санкт-Петербург думал о благополучии и интересах России в первую очередь, но и североамериканским штатам поддержка со стороны императорского флота была оказана очень существенная. Во многом, именно присутствие русского флота и избавило США от риска нападения со стороны англичан и французов.
11.12.2018

Илья Полонский
Источник: https://topwar.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта