Михаил Мельников: Как торговые сети давят на производителей (30.11.2018)

Глава Минпромторга Денис Мантуров потребовал поднять до 35% возможную долю одной торговой сети в регионах и населенных пунктах. Эта цифра называется «порогом доминирования», и его повышение может стать настоящей катастрофой для сельхозпроизводителей.
Видимость конкуренции

Сейчас топ-10 ритейлеров продуктового рынка контролируют не менее 30% всех продаж, и эта доля постоянно растет. X5Retail Group, «Магнит», «Ашан Ритейл Россия», «Дикси Групп», «Лента», «Metro Cash&Carry», «О’Кей», SPAR, Globus, ТД «Интерторг» продолжают уничтожать более мелких конкурентов. Сотни тысяч людей в Москве за последний год вообще не ходили ни в один магазин, не входящий в эти сети; в других крупных городах к ним добавляется, как правило, один местный ритейлер.

Полному захвату рынка сетевыми магазинами мешает лишь злобная Федеральная антимонопольная служба (ФАС), ограничившая долю одной сети на одном местном рынке показателем 25% и стремящаяся его снизить. И вот Минпромторг нанес ответный удар: устами своего главы Дениса Мантурова ведомство потребовало «поддержать те торговые сети, которые инвестировали существенные средства для открытия объекта и которые из-за действующих ограничений не вправе обеспечить его работу».

Встает вопрос, зачем сети инвестировали эти средства, зная, что тем самым преступают закон. Ведь ст. 14 закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» гласит: «Хозяйствующий субъект … доля которого превышает двадцать пять процентов объема всех реализованных продовольственных товаров в денежном выражении за предыдущий финансовый год в границах субъекта Российской Федерации, муниципального района, городского округа, не вправе приобретать или арендовать … дополнительную площадь торговых объектов для осуществления торговой деятельности».

Таким образом, никто не требует закрывать магазин, если доля рынка внезапно выросла выше 25% (закрылась пара магазинов-конкурентов): пусть работает и дальше, только не покупайте новые торговые точки. Откуда при этом взялось «инвестирование существенных средств», остается загадкой. Или средства инвестировали как раз в ожидании изменений в законодательстве?

В любом случае апелляция к принятому в августе закону о «дедушкиной оговорке» здесь неуместна.

В то же время в Федеральную антимонопольную службу (ФАС) регулярно поступают жалобы мелких торговцев на то, что крупные сети объединяют усилия, чтобы создать «мелочи» невыносимые условия торговли. «Торговые сети практически монополизируют рынок розничной торговли, при этом формально этот 25%-й порог соблюдается», – констатирует начальник отдела торговли и непроизводственных услуг управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Михаил Гуленков. Монополия – господство одного участника рынка, олигополия – нескольких. Таким образом, чиновник дает понять, что формально конкурирующие между собой сети фактически выступают как единый игрок.

«В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань», ошибочно констатировал поэт, не смевший даже мечтать о существовании в далеком будущем правительства независимой республиканской России. А может быть и не ошибочно, так как Министерство промышленности и торговли на практике проявляет себя исключительно как Министерство торговли. Ибо, к сожалению, интересы промышленников и торговцев на государственном уровне сейчас почти противоположны. И министерство, на наш взгляд, поставило не на нужного России коня производства, а на трепетную, капризную и жутко прожорливую лань торговли.

В чем опасность торговых сетей? Почему нас так смущает перспектива полного господства нарядных красно-белых, красно-зеленых и бело-оранжевых магазинов над их некрасивыми разрозненными конкурентами «у дома», киосками и автолавками?

Все дело в том, что, получив олигопольное господство на рынке и, по мнению господина Гуленкова, создав единый центр принятия решений, крупные сети магазинов имеют возможность давить на сельхозпроизводителей, обеспечивая минимальные закупочные цены при ряде кабальных для поставщика условий. Формально отменена прямая плата за заключение контракта, но до сих пор действуют бесконтрольный возврат товара, которого на деле не будет, бесчестные условия проведения акций, фактическая невозможность отказаться от выплат «за маркетинг» и тому подобные отягощения. В результате, грубо говоря, из 100 рублей разницы между себестоимостью пачки пельменей и ее розничной ценой продавцу достается 95 рублей, а производителю – остальное. И условия эти во всех крупных сетях примерно одинаковые: в одних больше играют с возвратом, в других умело собирают дополнительную дань и так далее. Суть не меняется.

Удивительно ли при этом, что производство у нас очень слабо растет и национальной сферой экономики до сих пор остается перепродажа друг другу китайских товаров? Потому что министерство – торговли, а не промышленности.

Не только продукты

Мы привели пример продовольственного ритейла как наиболее близкого практически каждому из наших читателей, но еще хуже ситуация на рынке бытовой техники и электроники – MediaMarkt покинул Россию, пока DNS, «М.Видео» и «Эльдорадо» побеждали других конкурентов. Если же учесть, что последние две сети фактически объединены, то ни о какой конкуренции говорить не приходится, а ФАС изо всех сил закрывает глаза на происходящее.

А вот в сегменте одежды и обуви конкуренция все-таки имеет место быть: Inditex Group, «Глория Джинс» и Adidas отнюдь не подмяли под себя остальных продавцов. Впрочем, тенденция к консолидации заметна и здесь – только видят ее в основном профессионалы, так как простых покупателей сбивает с толку изобилие брендов. Мало кто догадывается, что Zara, Pull & Bear, Massimo Dutti, Bershka, Stradivarius, Zara Home, Oysho – это все один и тот же «Индитекс».

Но поскольку и «электронщики», и «трикотажники» торгуют главным образом импортной продукцией, интересы ее производителей нас мало волнуют. Иное дело – продукты.

Циничный размен

Справедливости ради отметим, что одновременно господин Мантуров поддержал очень своевременный закон о нестационарной мобильной торговле. Этот проект, к сожалению, ориентирован в основном на малые населенные пункты – свою олигополию в богатых миллионниках сети блюдут свято, и чем крупнее город, тем больше ограничений на развозную торговлю получают власти; очевидно, что, скажем, в Москву ее никто возвращать не собирается. Судя по всему, одновременная поддержка 35%-го ограничения для сетей – часть разменной комбинации, плата государства сетевому ритейлу за согласие последнего на активизацию нестационарной торговли. «Вы пускаете на нашу территорию эти автолавки – компенсируйте нам выпадающую выручку». А своей территорией сети давно уже считают всю страну.

Аппаратный вес и Минпромторга, и ФАС одинаково низок. Неудивительно, что ритейлеры чувствуют себя более чем вольготно и решают вопросы на более высоком уровне – спокойно приходят к вице-премьеру Дмитрию Козаку, требуя сохранения своего привилегированного положения. Будем надеяться, что Минсельхоз и ФАС все же сумеют противостоять столь беспардонному давлению, и закон о нестационарной торговле будет принят без никому не нужного монополистического довеска о 35%.
30.11.2018

Михаил Мельников
Источник: https://tsargrad.tv/articles/dominiruj-vlastvuj-unizhaj-kak-torgovye-seti-davjat-na-proizvoditelej_171724




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта