Галия Ибрагимова: Капитализм или смерть. Грозит ли Кубе "перестройка" (28.02.2019)

Частная собственность, законный бизнес и свой президент — новую Конституцию Кубы, за которую на референдуме проголосовали большинство граждан, называют "перестроечной". Как Остров Свободы учится жить по законам рынка, сохраняя при этом верность компартии, разбиралось РИА Новости.
Капитализм по-кубински

"Готовы ли вы ратифицировать новую конституцию страны?" — так был сформулирован вопрос состоявшегося на Кубе референдума. Результат — более семидесяти процентов положительных ответов при явке восемьдесят четыре процента — неожиданно высокой, учитывая активность противников реформ.

Теперь кубинцам предстоит ответить на другой вопрос: как быстро новая конституция изменит Остров Свободы. А главное — станет ли это началом конца фиделевской Кубы. Формально страна сохраняет верность принципам коммунизма, которые завещал команданте Кастро. Но на деле во всех сферах жизни грядут серьезные преобразования.

Новая конституция узаконивает частную собственность, которая была запрещена сразу после революции 1959 года. Впрочем, это не стало неожиданностью для кубинцев.

Дискуссия на эту тему началась еще в 2011 году при Рауле Кастро. Через пару лет отменили запрет на покупку недвижимости и автомобилей. Закономерно возник следующий вопрос — о легализации бизнеса, который подпольно вели предприимчивые кубинцы.

Предпринимательство узаконят, а иностранные инвестиции признаны значимым фактором экономического роста. Но главная новость не в этом.

Реформаторским курсом Кастро

Согласно поправкам, теперь власть сосредоточится не в руках главы Госсовета Компартии Кубы, а у президента. Полномочия его строго ограничены двумя сроками по пять лет.

Примечательно, что данная инициатива принадлежит вовсе не нынешнему руководителю Госсовета — 59-летнему Мигелю Диас-Канелю. На этом настаивал его предшественник Рауль Кастро, автор большинства реформ.

Кстати, в отличие от брата, руководившего страной почти полвека, Рауль ушел с поста председателя Госсовета спустя десять лет, хотя Конституция 1976 года не предусматривала каких-либо ограничений срока полномочий. Добровольная отставка — серьезный реформаторский поступок Кастро.

Новый основной закон вводит и возрастной ценз: не старше шестидесяти лет — для президента, до семидесяти — у председателя партии. Учитывая, что Раулю Кастро под девяносто, можно предположить, что он вскоре отойдет от всех государственных дел.

Вводится должность премьер-министра, руководителя правительства. Назначает премьера не парламент, как в странах с демократической формой правления, а президент.

Однопартийная система сохраняется. То есть ведущая роль компартии сомнению не подвергается.

Остров Свободы для ЛГБТ-меньшинств

Изменения затронули и социальную сферу. Например, как ноу-хау воспринято разрешение двойного гражданства. Действовавшая до этого сорок лет конституция четко оговаривала, что кубинцы не имеют права оформлять паспорт другой страны, нарушителей тут же лишали гражданства. Теперь все санкции отменены.

Добавили положение о презумпции невиновности. Любой гражданин, подозреваемый в преступлении, может отныне не отвечать на вопросы следствия и требовать адвоката. Однако критики называют это абсурдным, поскольку пока вся адвокатура остается госструктурой, говорить о беспристрастности защитника обвиняемого не приходится.

Чуть было не дошло до разрешения однополых браков. На этом настаивала дочь Рауля Кастро Мариэла, известная правозащитница. Она предлагала такую формулировку: брак — это союз двух людей, без уточнения, что речь идет о мужчине и женщине.

Но возмутились прихожане евангелических церквей. В стране развернулась кампания за традиционные семейные ценности. Накануне референдума супружеские пары выходили на акции против однополых браков. Под давлением общественности пункт о правах ЛГБТ-сообществ из основного закона исчез. Однако запрет на дискриминацию секс-меньшинств остался.

Под чутким руководством компартии

Пока глава государства и главный лоббист конституционной реформы Мигель Диас-Канель поздравлял граждан с результатами референдума, оппозиция внутри страны и за рубежом обвиняла официальную Гавану в популизме. Реформы бессмысленны, потому что компартия — по-прежнему главная политическая сила, подчеркивают критики. К тому же все СМИ до сих пор жестко контролируются государством.

Оппозиция сомневается и в самостоятельности нового лидера Кубы, ведь вся его деятельность так или иначе курируется семьей Кастро. Соответственно, серьезная либерализация невозможна, полагают противники реформы.

Вашингтон тоже недоволен. Советник президента Джон Болтон заявил, что под видом косметических реформ кубинские власти прикрывают беззаконие и репрессии. Сенатор Марк Рубио уверен: главная цель кубинского правительства — удержание власти любой ценой. Американцы подчеркнули, что Гаване не стоит рассчитывать на отмену экономических санкций, действующих уже много десятилетий.

Советник директора Института Латинской Америки РАН Николай Калашников отмечает, что санкции серьезно ограничивают кубинские реформы. Но не согласен с тем, что либерализация Кубы — чисто формальная.

"В новой конституции на девяносто две статьи больше, чем в предыдущей. Причем тридцать пять посвящены гражданским правам. Такого не было в старом основном законе, который принимался еще во времена СССР и социалистического блока. Узаконивание частной собственности, защита иностранных инвестиций — эти реформы уже реализуются, поэтому неверно обвинять власти в популизме", — пояснил в беседе с РИА Новости эксперт.

По его мнению, главный тормоз реформ — не столько власти Кубы, сколько США. Он объясняет этот парадокс тем, что с приходом Дональда Трампа наметившееся потепление американо-кубинских отношений прекратилось. И это мешает реформам Гаваны.

"Возвращение Трампа к жесткой политике в отношении Острова Свободы ведет к тому, что у кубинцев вновь обостряется чувство осажденной крепости. Отношения с США меняют и социально-экономические условия на Кубе. Гражданам, находящимся на заработках за рубежом, из-за санкций трудно отправлять на родину денежные переводы. Чем меньше внешних запретов, тем больше вероятность того, что реформы не останутся только на словах", — полагает эксперт.

Вместе с тем Калашников считает ошибочными рассуждения о том, что кубинские реформы вот-вот обрушат социалистический строй.

"Одна из первых статей конституции гласит: Куба — социалистическое государство, а компартия — главная политическая сила", — напоминает эксперт. Значит, вектор развития Острова Свободы пока не меняется.

Источник: https://ria.ru/20190227/1551389279.html
28.02.2019

Галия Ибрагимова





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта