Евгений Сатановский: Карманная разведка Эрдогана (31.01.2019)

Ближний Восток: Турция

Спецслужбы – основа любого правящего режима на Ближнем и Среднем Востоке, да и во всем мире их роль чрезвычайно велика. Отношение властей страны к их сотрудникам – индикатор внутриполитической ситуации. Конфликт со спецслужбами, как правило, заканчивается для правителей плохо. Хотя бывает, что хуже приходится силовикам. Благо, правящие элиты никогда и нигде не опираются на одно ведомство и всегда формируют альтернативы, в альянсе с которыми действуют, когда приходит время очередной «ночи длинных ножей». Не исключение Турция, где десятилетиями власть была под контролем местных силовиков, пока Реджеп Тайип Эрдоган на взял их в ежовые рукавицы.
В соответствии с секретным документом руководства MIT, полученным оппозиционным турецким сайтом Nordic Monitor, с 2013 года были уволены или заключены в тюрьму семь процентов сотрудников Национальной разведывательной организации (MIT). Постов и чинов лишились 558 ее сотрудников: из них 181 – после крупных расследований, проведенных в декабре 2013-го, которые выявили бизнес-контакты семьи Эрдогана с турецко-иранским финансистом Резой Заррабом (за финансовые операции в обход антииранских санкций он проходил по уголовному расследованию в США) и саудовским бизнесменом Ясином аль-Кади, обвиненным в финансовых операциях для «Аль-Каиды» (проходит по соответствующим вердиктам ООН и США).

Турецкие оперативники прикрывали эти операции за солидные откаты. Российские специалисты прекрасно знают, что в обеих чеченских войнах сотрудники MIT занимались тем же: опекали экстремистов за мзду.

Эрдоган под подозрением


Ряд экспертов утверждают, что кадровая чистка была частью кампании, затеянной окружением президента Турции, чтобы избавиться от сотрудников MIT, возражавших или выражавших беспокойство незаконными, нарушающими национальное и международное законодательство операциями. Уволенные подчеркивают, что некоторые теракты, в которых обвиняют Рабочую партию Курдистана либо запрещенное в РФ «Исламское государство» (ИГ), на деле были организованы MIT в интересах правительства Эрдогана. Эксперты ИБВ не раз писали о том, что турецкие власти активно использовали прикрытие ИГ, с которым у MIT существуют рабочие контакты, для организации резонансных терактов против оппозиционных митингов в Турции во время ключевых внутриполитических баталий.

Не так давно разведорган Евросоюза EUINTCEN опубликовал заключение, из которого следует, что двойной теракт 10 октября 2015 года, когда погибли 105 человек на железнодорожном вокзале Анкары, был проведен смертником по заказу из руководства правящей в Турции Партии справедливости и развития (ПСР) через ИГ. Чистка сотен офицеров MIT под предлогом их связей с движением Фетхуллаха Гюлена, по мнению европейцев, была итогом реализации схемы преобразования турецкой спецслужбы в частное детективное бюро Эрдогана, которое обеспечивало ему и его ближнему кругу комфортные условия при незаконных финансовых операциях и иных деликатных миссиях в процессе внутриполитической борьбы.

По данным ООН и Минюста США, еще одним незаконным деянием MIT были тайные визиты аль-Кади в Турцию. Саудовский бизнесмен семь раз въезжал в ТР, прежде чем его имя вычеркнули из ооновского списка подозреваемых в поддержке террористической деятельности. Он въезжал в Турцию на частном самолете, без отметок в аэропортах о пересечении границы. В MIT каждый раз ему предоставляли служебный автомобиль, телохранителя и водителя.

В периоды пребывания в стране он по меньшей мере пять раз встречался с главой MIT Хаканом Фиданом. Как и Реза Зарраб, регулярно плативший «за содействие» по крайней мере трем министрам в правительстве за разрешение использовать госбанки для обхода санкций США, аль-Кади проводил такие же операции через госбанки Турции с благословения руководства MIT и тоже за откаты. Можно уверенно предположить, что аль-Кади играл связующую роль между MIT и УОР КСА в финансировании и снабжении сил вооруженного сопротивления режиму Асада в Сирии.

В руководстве MIT знали об этих незаконных действиях. 18 апреля 2013 года глава спецслужбы предупредил Эрдогана о якобы коррупционных связях между иранским бизнесменом Заррабом и двумя министрами турецкого правительства. По закону ведомство должно было направить информацию в судебные органы, но Фидан попытался скрыть ее и лишь сообщил Эрдогану о возможных негативных последствиях.

В секретной записке говорилось, что Зарраб имел тесные связи с бывшими министрами Муаммером Гюлером и Зафером Чаглаяном, чьи сыновья были задержаны при расследовании коррупции в декабре 2017 года, в чем были замешаны люди из ближайшего окружения Эрдогана и руководство Партии справедливости и развития. На пресс-конференции в Стамбуле перед визитом в Германию в феврале 2014-го Эрдоган вынужден был признать подлинность этого документа, задался вопросом, как он стал достоянием общественности, и подчеркнул, что работа MIT является конфиденциальной.

Переворот с разрешения властей?


Из MIT после неудавшегося госпереворота 15 июля 2016 года уволили 377 офицеров, использовав как предлог чрезвычайное положение. Попытку путча оппозиция полагает инсценировкой, организованной MIT в сотрудничестве с главой Генштаба Хулуси Акаром с одобрения Эрдогана. После подавления Акар назначен министром обороны, а Фидан получил новые финансирование и мандат. За день до попытки переворота у Акара и Фидана встречи: они собирались и 15 июля, прежде чем начались беспорядки. Некоторые эксперты считают, что переворот изначально был подготовлен в соответствии с планом властей организовать массовую провокацию, позволявшую на законных основаниях провести массированную кадровую чистку в силовом блоке Турции.

Можно спорить, было ли это провокацией либо Акар и Фидан знали о готовящемся мятеже и решали, за кого вписаться, наподобие того, как ряд генералов вермахта до последнего момента сомневались, стоит ли им брать сторону заговорщиков-военных в «Операции Валькирия» для устранения Гитлера 20 июля 1944 года. Эта версия событий выглядит более чем правдоподобно. Возвращаясь к 377 вычищенным из MIT сотрудникам, отметим, что после путча выкинули около 150 оперативников. Остальных уволили в течение 2015 года в ходе нескольких волн кадровых чисток.

Анкара поможет джихадистам


Президент Эрдоган использовал возможности MIT для вооружения и финансирования джихадистов в Сирии, включая сторонников ИГ, «Аль-Каиды» и других группировок. Судебные расследования позволили задокументировать связи между сотрудниками MIT и террористами, показали, как некоторые оперативники и агенты MIT действовали за пределами турецкого права в секретных предприятиях, незаконно санкционированных кабинетом Эрдогана. В документах нет данных о том, сколько людей были наняты MIT для проведения этих операций, информация держится в секрете.

В феврале 2014 года Бешир Аталай, тогда вице-премьер, в 2010-м пролоббировавший назначение Хакана Фидана главой MIT, заявил в парламенте, что в разведке числятся около восьми тысяч сотрудников. Большинство работают в штаб-квартире в столичном районе Енимахалле, а также в региональных директоратах в Стамбуле, Измире, Хатае и Диярбакыре. При этом нет точных данных о количестве подрядчиков службы и штате информаторов, но официальные цифры бюджета на 2019 год показывают, что правительство выделило 1,2 миллиарда турецких лир (около 220 миллионов долларов) только на зарплату сотрудникам ведомства Фидана. Это означает, что даже число восемь тысяч сотрудников сильно преуменьшено.

Аудиторский отчет о расходах турецкого правительства, опубликованный в декабре 2018-го, свидетельствует, что главная спецслужба Турции резко увеличила свой бюджет с 834 миллионов лир в 2016-м до 2,9 миллиарда в 2017-м. При этом фактически общий бюджет MIT на 2018 год снизился до 2,335 миллиарда лир, то есть на 7,6 процента. С 2019-го он снова уменьшился до 2,157 миллиарда, что будет только усиливаться дальнейшей девальвацией турецкой валюты.

Рост бюджета MIT в 2017 году связан с финансированием строительства новой штаб-квартиры этой организации в пригороде Анкары. Кроме того, ведомство получило новое оборудование и финансирование при наборе сотрудников для укрепления потенциала спецслужбы после кадровых чисток, последовавших за попыткой государственного переворота. Тогда некоторые близкие советники президента Эрдогана обвинили MIT в неэффективности борьбы со сторонниками Фетхуллаха Гюлена. Речь в данном случае в первую очередь о спикере президента Ибрагиме Калыне, который метит занять пост главы MIT...

Что до сирийского досье, после начала гражданского конфликта в этой стране в MIT по секретному приказу тогдашнего премьер-министра, ныне президента ТР Эрдогана создали спецотдел для свержения президента Башара Асада и замены его режима исламистским правительством. Разведчики в этой связи начали оживлять контакты с бывшими оперативниками силовых ведомств Турции из агентуры и доверенных лиц. Это бывшие полицейские, военные из сил специальных операций, другие люди с соответствующим прошлым. Многие из них имели проблемы с законом. MIT помогла осужденным преступникам и подозреваемым, которым были предъявлены уголовные обвинения, выйти на свободу. «Десятки бывших военных были освобождены из тюрем в ходе систематической и преднамеренной кампании», – утверждают источники из бывших сотрудников MIT. Эти люди были задействованы в подготовке, вооружении и организации боевиков джихадистских группировок, в основном ассоциировавших себя с «Аль-Каидой», а в ряде случаев – и с ИГ. Одним из агентов был бывший майор ССО Нури Гекхан Бозкыр, уволенный и осужденный за участие в мафиозных структурах, внедренных в турецкие службы безопасности. В 2007 году он получил шесть лет тюрьмы при расследовании шантажа мафией правительственных чиновников и политиков по делу «Банды саун», но в ноябре 2016-го после вмешательства MIT оправдан. Впоследствии Бозкыр занимался в САР обучением и вооружением джихадистов в интересах Группы боевого поиска и спасения (MAK), которая подчиняется Командованию специальных сил (OKK) в ВС Турции.

Информация подтвердилась расследованием 2015 года о поставке боевикам ИГ детонирующих шнуров, которую контролировали оперативники MIT. После того как полиция в районе Акчакале Шанлыурфы перехватила грузовик и изъяла более шести тонн шнуров, применяемых джихадистами для изготовления СВУ, данные стали достоянием общественности. К отправке были привлечены Бозкыр – партнер оружейной торговой компании DNS Defense, базирующейся в Бишкеке, и майор пехоты Мехмет Октар.

Тогда обвинение предъявили девяти подозреваемым, включая водителя грузовика Ялчына Кая. На суде тот сообщил: организаторы его заверили в том, что перевозка санкционирована властями и ему не о чем беспокоиться. Отгрузка регулируемых законом взрывных устройств, когда требуются предварительное уведомление властей о ней лицензированными дилерами и регистрация в правоохранительных органах в пунктах отправления и прибытия, очевидно, была одной из многих, предназначенных не только для ИГ, но и для других джихадистских групп, воюющих в Сирии.

Водитель рассказал во время допроса и слушания в суде, что один из сотрудников компании во время погрузки взрывчатых материалов в грузовик в Афьонкарахисаре представился сотрудником разведки и сказал ему, что груз предназначался для ИГ с одобрения правительства. Он был отправлен со склада, расположенного в деревне Тахлибурун в западной провинции Афьонкарахисар, а детонирующие шнуры, приобретенные у двух поставщиков в Турции, были погружены на грузовик в придорожном пункте встречи. Все 6,4 тонны детонирующих шнуров (около 260 тысяч метров) были загружены на прицеп-тягач с номерным знаком 32DG475.

Водитель добавил: они легко прошли через полицейские КПП до Шанлыурфы с автомобилями сопровождения, это укрепило его в том, что груз одобрен властями. Расследование показало, что детонирующие шнуры принадлежали компании Trend Limited, владелец которой – отставной полицейский Месут Доган работал в отделе оружия и взрывчатых веществ в полицейском управлении Денизли. Доган купил фирму в 2014 году и некоторое время указывал в качестве владельца свою жену.

Отметим, что груз первоначально планировалось доставить туркоманским группам в САР, а те должны были передать часть сторонникам ИГ. Из показаний Догана следует, что операцию прикрывал человек, идентифицированный как лейтенант турецких вооруженных сил Ахмет Ясин Гюнеш. В ходатайстве, поданном во 2-й высокий уголовный суд Шанлыурфы, доказано, что он работал в MIT, хотя его должность указывалась как военная. Он же совместно с сотрудниками штаба сил специальных операций полиции в районе Гельбаси в Анкаре майорами Нури Гекханом Бозкыром и Джемой Шахином участвовал в переправке в Сирию минимум четырех ПЗРК «Стингер».

Операции такого рода проводились сотрудниками турецкой разведки и их агентурой с начала сирийского кризиса: прежде в кооперации с УОР КСА, а затем и самостоятельно. Причем после путча в ТР выстроенная MIT логистика снабжения джихадистов была серьезно нарушена, в том числе из-за инфильтрации в логистические цепочки сторонников Гюлена, что позволяет уверенно предполагать – о них были хорошо осведомлены и в ЦРУ США. Другой причиной обрушения снабжения исламистов было то, что в деле помимо MIT участвовали сотрудники военной разведки Турции, руководство которой почти в полном составе было арестовано после путча.

За все аспекты этой операции и проведение акции «Щит Евфрата» отвечал замдиректора MIT Садик Устун. Сотрудники западных разведок, контактировавшие с ним, считают бывшего спецназовца одним из самых непримиримых турецких «ястребов». После ухода из армии в 2007 году он основал вместе с близким к президенту Эрдогану главой холдинга Cevahir Holding Ибрагимом Джевахиром частную военную компанию.

Устун присоединился к MIT в 2012 году. Ему поручили курировать все операции этой службы по сирийскому досье, борьбу с курдами из СНС и сторонниками Гюлена за границей.

Ключевым агентом MIT в организации снабжения и тренировки джихадистских групп в Сирии выступала и выступает ЧВК SADAT, которой руководит советник Эрдогана с августа 2016 года Аднан Танриверди. Бывшему генералу спецназа, уволенному из армии из-за исламистских убеждений, удалось на первом этапе привлечь в эту ЧВК офицеров, которые лишились погон по аналогичным причинам.

Генерал Танриверди был одним из турецких офицеров, направленных в Боснию в 1996 году для изучения военного сотрудничества с правительством мусульманского лидера страны Алии Изетбеговича. Эта инициатива была остановлена Дейтонскими соглашениями, которые предусматривали, что Босния должна полностью уничтожить свои вооружения. Изетбегович хотел, чтобы турецкие офицеры руководили новой армией Боснии, но в конце концов этот контракт выиграла компания Military Professional Resources Inc., основанная отставными генералами из США. Чтобы смягчить имиджевые риски, компания тогда наняла нескольких турецких офицеров для работы по боснийскому контракту.

С начала сирийского кризиса в 2011 году именно ЧВК SADAT стала ключевым организатором тренинга сирийских джихадистов, что позволяло MIT маскировать операции на этом направлении и при необходимости дистанцироваться от них. Можно уверенно предположить, что аналогичные схемы будут и дальше применяться Турцией в тех районах БСВ (включая Африканский Рог), которые Анкара полагает зоной своих интересов. Это же характерно и для регионов, находящихся под пристальным вниманием ее главного союзника – эмирата Катар.

Для России ослабление турецких силовиков и их связка с исламистскими радикалами (и не только в Сирии) – фактор положительный. Он позволяет ограничивать амбиции Анкары там, где интересы ее и Москвы пересекаются, и находить общий язык с государствами, полагающими турецкие операции на БСВ и в Африке опасными для себя, в том числе такими ближневосточными игроками, как ОАЭ и Египет, альянс которых противостоит оси Доха – Анкара. Особняком стоит Саудовская Аравия, соперничающая с Турцией в САР и альянсом ОАЭ и АРЕ в Ливии и на Африканском Роге, но сотрудничающая с Абу-Даби, Каиром и Манамой в противостоянии с Катаром. Обычная для региона схема борьбы всех против всех...
31.01.2019

Сатановский Евгений

Источник: https://vpk-news.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта