Владимир Тучков: Катастрофа «Союза»: В русскую ракету теперь никто не сядет (13.10.2018)

11 сентября во время старта космического корабля «Союз МС-10» с международным экипажем на борту произошла авария ракеты-носителя «Союз-ФГ». Да, для ракеты это была авария. Для отечественной космической отрасли — катастрофа, последствия которой придется долго расхлебывать. Если, конечно, когда-нибудь удастся расхлебать — вычистить основательно Авгиевы конюшни Роскосмоса очень и очень сложно.
Что поразительно. Когда по всем информлентам уже шли сообщения о ЧП на борту корабля, Роскосмос прервал трансляцию с Байконура и запустил мультипликационный ролик. На экране с хорошем разрешением и в ярких красках было видно, как штатно отработала вторая ступень, отделившись от ракеты-носителя, запустились двигатели третьей ступени. Ракета устремилась к МКС.

А в эти минуты экипаж на двух языках наверняка молился о том, чтобы посадка была мягкой…

Командиру корабля Алексею Овчинину и американскому астронавту Нику Хейгуповезло. Система аварийного спасения (САС) сработала нормально. И примерно в 12:20 оба покинули спасательный аппарат и передали в ЦУП свои координаты. Приземлились они неподалеку от Джезказгана. После чего их доставили на Байконур, а затем в подмосковный Звездный городок.

Глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин все это время держал руку на пульсе. В половине первого Дмитрий Олегович написал в Твиттере: «Экипаж приземлился. Все живы». А затем радовался с телеэкрана тому, что система аварийного спасения на ракете просто замечательная.

Ракета-носитель «Союз» является самой безаварийной ракетой в мире. Правда, это относится не ко всем «Союзам», а только к тем, которые использовались и используются для пилотируемых полетов, потому что существует несколько модификаций этой ракеты — и для транспортных кораблей, и для пилотируемых. К последним относятся «Союз» и «Союз-У» (ныне «на пенсии»), а также эксплуатирующиеся сейчас «Союз-ФГ».

В отношении этих ракет справедлива поговорка о старом коне, который борозду не портит. Они были созданы в Куйбышеве (ныне Самара) на филиале ОКБ-1 С.П.Королева (ныне ЦСКБ «Прогресс») на базе межконтинентальной баллистической ракеты Р-7, из которой выросла вся наша космонавтика и все наземные ядерные ракеты.

Первый пуск «Союза» состоялся в 1966 году. Все три выше перечисленные модификации ракеты стартовали как с грузовыми, так и с пилотируемыми кораблями, а также с коммерческой нагрузкой в общей сложности 940 раз. Неуспешных стартов было 24, теперь — 25. Но лишь две аварии произошли с пилотируемыми космическими кораблями.

В первый раз это случилось 5 апреля 1975 года, когда ракетой «Союз» на орбиту выводился корабль «Союз-18А» с космонавтами Василием Лазоревым и Олегом Макаровым. В работе бортовых систем третьей ступени произошел сбой, и автоматика включила САС. После отделения спускаемого аппарата от ракеты космонавты, испытав перегрузки в 20 g, приземлились неподалеку от Горно-Алтайска. Перегрузка оказалась критической, и космонавты длительное время проходили медицинскую реабилитацию.

Вполне понятно, что пока не завершит работу комиссия, назвать причину аварии не представляется возможным. Однако эксперты уже высказывают свои версии. Например, говорится о некондиционном креплении блоков первой ступени. Один из них, отделившись, мог ударить ракету, отчего она изменила направление полета. В связи с чем автоматика отключила начавшие работать двигатели второй ступени.

Но что бы там ни произошло — механический удар или сбой в работе автоматики — ничего этого не должно было быть. Потому что ракета, созданная Королёвым, за долгие даже не годы, а десятилетия, казалось бы, доведена до абсолютного совершенства. Все системы и узлы в ней вылизаны конструкторами как при разработке, так и в процессе эксплуатации.

Да, она модифицирована. Но последней модификации «Союз-ФГ» уже 18 лет, первый полет состоялся в 2001 году. И модификация была не радикальной — в двигателях первой и второй ступеней были заменены форсуночные головки (ФГ), что позволило увеличить тягу на 300 кг. При этом систему управления, хоть она и «допотопная», т.е. аналоговая, не тронули. Так что в ракете нечему притираться друг к другу. Что, собственно, мы и видим — с начала эксплуатации ракета прекрасно отработала 64 раза. 65-й пуск стал аварийным.

Конечно, существует такая принеприятнейшая вещь, как роковая случайность. Когда невозможно предугадать причину, по которой должна произойти авария. Но это всегда что-то внешнее, к конструкции отношения, как правило, не имеющее. Толчок земной коры перед стартом, ослабивший затяжку болта, космический мусор, стая птиц… Но когда неукоснительно соблюдается технологический процесс всех работ по изготовлению ракеты и когда военная приемка придирчиво буквально обнюхивает каждый болт, внутренних роковых случайностей не бывает.

А у нас они, увы, есть. И это прекрасно иллюстрирует новейшая история российских космических запусков, где вовсю действуют рукотворные закономерности.

Аварийность, которая была продемонстрирована российской космической отраслью, уже не удручает, а просто шокирует. 15 раз сгорали и взрывались ракеты, а вместе с ними уничтожалась дорогостоящая полезная нагрузка. Спутники, как гражданского, так и военного назначения, вместо того, чтобы оказаться на орбите падали в океан. Еще немного и российские космические пуски не отважится страховать ни одна компания мира.

И причинами всему этому ужасу были даже не ошибки, а разгильдяйство, бесконтрольность, отсутствие элементарной координации действий, неуправляемость.

Достаточно назвать только два эпизода.

1. В результате того, что при монтаже датчик ускорения поставили «кверху ногами» ракета просто сошла с ума и устремилась к земле.

2. В полетное задание ракеты, стартовавшей с космодрома Восточный, были внесены данные на старт с Байконура.

За тот же период у США и Китая было только по два аварийных пуска.

Это что касается аварии. А теперь о катастрофе.

Уже длительное время Роскосмос выполняет работу космического извозчика, доставляя на МКС грузы и экипажи. После вчерашнего инцидента доверие к «извозчику» серьезно подорвано. И когда уже совсем скоро пилотируемые полеты к МКС будет выполнять либо NASA, либо Илон Маск, кто же отважится сесть в русскую ракету? И кем же тогда быть Роскосмосу? Космическим дворником? Массовиком-затейником? Ассенизатором?

Что конкретно может предъявить Роскосмос? Кукую реальную программу, которая развивается не на словах, а на деле? Но нам предъявляют пустопорожние разговоры, которые длятся уже давно, с тех пор как Рогозин начал курировать в правительстве космическое направление. Разговоры о скором полете на Луну. О полете на Марс. О создании сверхтяжелой ракеты. О ракете на ядерной тяге. О колонии на Луне с целью добычи гелия. Об исследовании самых дальних планет.

А совсем недавно заговорили, конкретно Дмитрий Олегович Рагозин заговорил, о строительстве собственной космической станции, которая будет ого-го какой! И чтобы там — никаких американцев.

Создается ощущение, что громадные деньги, выделяемые на космос, расходуются в основном на эти разговоры. Да на мультипликационные ролики, в которых красивые ракеты с логотипом Роскосмоса бороздят бескрайние космические просторы.

И с этим необходимо что-то делать. А то ведь уже лет через десять уже никто из подросшего поколения не поверит, что в космос первым слетал русский космонавт Гагарин.

То есть нужна серьезная санация космических управленцев. И начать, видимо, необходимо с главы Роскосмоса с дипломом факультета журналистики, который чудесным образом стал доктором технических наук, а заодно и философских.
13.10.2018

Владимир Тучков
Источник: https://svpressa.ru/accidents/article/212939/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта