Виктория Фоменко: Коллекторы станут властью: В России может появиться институт частных приставов (15.10.2018)

Вместо того, чтобы позволить банкам нести потери из-за безответственной раздачи кредитов кому попало, власти подумывают о расширении прав коллекторских контор.
Глава Федеральной службы судебных приставов (ФССП) Дмитрий Аристов не исключил, что в скором будущем в нашей стране появится институт частных судебных приставов. Проще говоря, вымогателям из коллекторских агентств разрешат приходить в квартиры, описывать и изымать имущество, забирать у должников машины.

Новшество активно лоббируют руководители легализовавшихся коллекторских агентств, которым работать по закону оказалось не так выгодно, как «по понятиям».

Кризис коллекторского жанра

Два года назад в России был принят закон о коллекторской деятельности и защите прав заемщиков с просроченной задолженностью. С этого момента начался большой передел рынка охотников за долгами: часть контор сумела легализоваться, но большинство все-таки осталось вне правового поля. По официальным данным, число коллекторских фирм сократилось примерно в четыре раза, и к настоящему времени регистрацию имеют 210 организаций. При этом реальную деятельность ведут не более сотни, а 60% долгов находятся в разработке всего трех агентств.

В общем, налицо кризис жанра. Экономисты называют такую ситуацию монополизацией рынка: крупные конторы поглощают мелкие, прибыли на всех не хватает, конкуренция обостряется.

Но это еще не все. Проблемы появились и со стороны должников – тех самых неплательщиков, которых бравые коллекторы еще недавно могли безнаказанно донимать звонками в три часа ночи, подкарауливать у подъездов, угрожать, избивать, а при случае еще и устраивать в домах поджоги. Теперь же граждане нашей страны поняли, что не обязательно ждать статуса потерпевшего в уголовном деле, а можно идти в суд после первого же грубого заявления со стороны взыскателей. В результате за прошлый год заемщики подали 4625 исков против коллекторских контор. По итогам разбирательств агентства заплатили почти 23 миллиона рублей штрафов. Мелочь, как говорится, а неприятно.

Юристы и адвокаты поймали волну и теперь охотно берутся как за защиту пострадавших должников, так и за законное списание долгов. Оба эти направления на рынке юридических услуг стали популярным трендом. Более того: из-за возросшей готовности граждан судиться коллекторам тоже приходится писать заявления и в судебном порядке отстаивать свои права на чужое (!) имущество. В результате скорость взыскания долгов упала примерно на треть. Бизнес существенно потерял и обороты, и привлекательность.

Коллекторы хотят влезть в госорганы

Решение этой проблемы воротилы рынка видят в расширении своих прав. При этом подают его как желание помочь судебным приставам, ускорить их работу и вообще улучшить ситуацию с долгами в стране. Правда, взысканием так называемых социальных долгов коллекторы заниматься не хотят – носиться за беглыми алиментщиками, у которых в кармане найдется-то разве что пара тысчонок, им неинтересно. Не привлекает их и возврат собственности государству. А вот долгами граждан и предприятий они бы занялись с большим удовольствием.

То, что коллекторы хотят влезть в госорганы, получить дополнительные возможности по выбиванию долгов и укрепить свое положение – дело очень понятное. В 2016 году они осаждали МВД с требованием выдать им сведения о владельцах огнестрельного оружия; летом нынешнего года стало известно, что банки намерены передать им биометрические данные доверчивых клиентов. Хуже другое: служба судебных приставов, в принципе, согласна поделиться с ними реальной властью и реальными полномочиями.

Судя по всему, пока процесс передачи останавливает лишь то, что руководство ФССП не совсем понимает, как это организовать.

"Готовы ли профессиональные взыскатели работать с убыточными исполнительными листами, за которые никогда не возьмут свой процент, потому что должник неплатежеспособен?", – задается вопросом глава службы Дмитрий Аристов.

Получается, что если коллекторы согласятся забирать вместе с жирными долгами и безнадежные «висяки» – глава федерального ведомства согласится уровнять их в полномочиях со своими подчиненными.

Но тогда возникает вопрос, а нужна ли стране такая федеральная служба? Может, сразу перевести ее в ранг небольшой конторы, человек на десять, которая в круглосуточном режиме будет раскидывать плохие и хорошие долги по частным агентствам? Если уж сокращать долю государственного участия, зачем ограничиваться полумерами?

Деньги любят тишину

В дискуссиях о коллекторском вопросе практически всегда обсуждается поведение трех сторон: самих коллекторов, заемщиков и регулирующих госорганов. Однако настоящий виновник проблем остается за кадром.

Банки. Кредитные организации годами раздавали деньги налево и направо, халатно относились к проверке платежеспособности заемщиков и при этом вкладывали, да и сейчас вкладывают, огромные средства в рекламу. А ведь не секрет, что не только спрос рождает предложение, но и навязчивое предложение рождает спрос. По сути, все проблемы между коллекторами, гражданами и государством – результат нежелания банков нести убытки и отвечать за собственные ошибки.

Интересно, что в этом плане банкиры и коллекторы стараются не упоминать опыт Запада. А между тем в Европе принято завершать все переговоры о реструктуризации долга частного лица в 30 дней. Просрочка больше трех месяцев считается достаточным основанием для признания долга безнадежным и последующего объявления заемщика банкротом. Банкротятся и американцы, с последствиями для репутации и иногда для трудоустройства, но, в общем и целом, это не считается жизненной трагедией. Да и в Европе люди тщательно следят за своей кредитной историей, но, попав в трудную жизненную ситуацию, признают поражение. У нас же система налажена так, чтобы годами тянуть жилы из граждан.

Главный аргумент противников либерализации банкротств физлиц состоит в том, что при таком подходе банки будут давать больше отказов, и доступность кредитов сократится. Однако на деле потребительское кредитование физлиц – это лишь приятная опция, но никак не святая обязанность банков. Вопрос получения прибыли, не более того. По той же логике можно требовать государственного субсидирования производства спирта, аргументируя это тем, что в противном случае доступность водки для населения снизится.

Что касается угрозы разорения банков, то к коллекторам попадают только те долги, которые кредитные организации уже отчаялись получить своими силами. Иными словами, несмотря на гигантские суммы просроченных задолженностей, без этих денег кредитные организации вполне способны работать.

Если же банки лишатся возможности получать легкую прибыль на потребкредитах, они вынуждены будут заняться более правильными и полезными вещами: кредитованием ипотеки, фермеров, предпринимателей. Деньги пойдут не на потребление, а на производство.

Тем не менее, пока страна идет в противоположном направлении. Банки надувают кредитные портфели, коллекторы гоняются за гражданами, а государство пытается быть хорошим для всех.

Однако до бесконечности такая игра продолжаться не может, рано или поздно придется делать выбор.
15.10.2018

Виктория Фоменко
Источник: https://tsargrad.tv/articles/kollektory-stanut-vlastju-v-rossii-mozhet-pojavitsja-institut-chastnyh-pristavov_163561




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта