Анастасия Гнединская: Кому продают побережье Байкала (Россия: Регионы) (24.04.2019)

В начале марта небольшой байкальский поселок Култук прогремел на всю страну: местные жители взбунтовались против строительства китайским инвестором завода по розливу воды. Фотографии перепаханного берега разлетелись по соцсетям, петицию с требованием закрыть предприятие подписали более миллиона человек.
После вмешательства прокуратуры стройку заморозили. Однако генеральный директор компании «Аквасиб» уже заявил журналистам, что будет добиваться возобновления работ. Впрочем, Култук — далеко не единственная «горячая точка» на побережье Байкала. Озеро уже давно обросло нелегальными гостиницами, возводимыми иностранцами под видом жилых домов. Местным жителям при этом бывает сложно выбить разрешение даже на строительство бани.

Корреспондент РИА Новости отправилась на Байкал, чтобы понять, как «священное море» становится товаром. Причем зачастую — экспортным.



Вид на поселок Култук. Белое здание — строящийся завод «Аквасиб»

Завод на мели

Жительница поселка Култук Татьяна Кардакова едва протискивается к плите на своей крошечной кухне. На трех «квадратах» она умудрилась уместить обеденный стол, раковину, посудный шкаф, вешалку для верхней одежды. Татьяна давно мечтает расширить помещение за счет утепленной веранды, но разрешение на строительство ей не дают.



Татьяна Кардакова никак не может получить разрешение на пристройку утепленной веранды к своему дому

Дело в том, что Култук, как и большинство прибрежных поселков, входит в центральную экологическую зону Байкала, где жилое строительство запрещено.

«За этот год я несколько раз обращалась в сельсовет, мне все время отказывают. Говорят, подождите, вдруг закон изменят. Но ведь это абсурд: люди, которые поколениями здесь живут, не могут выбить разрешение на строительство дома взамен сгоревшего. Один у нас не так давно баню поставил, так его обязали снести сруб. Через суд он с трудом добился отмены постановления. А параллельно в пятидесяти метрах от Байкала дают зеленый свет строительству целого завода!» — от возмущения Татьяна активно жестикулирует и задевает стоящую на плите кастрюлю с супом.

Строящихся домов в Култуке действительно почти нет — мы, пока ездили, насчитали два. Местные замечают: в экологическом экзорцизме контролирующие органы порой доходят до абсурда.

«На берегу стояли лодочные гаражи — снесли. Затем предписали разровнять насыпь, по которой пожарные машины могли подъехать ближе к воде и наполнить цистерны», — Николай Лупынин, чей дом у самого берега, загибает пальцы.



Житель поселка Култук Николай Лупынин

Он уверяет: даже детскую горку, что каждую зиму сооружали на берегу, и ту признали экологической угрозой Байкалу и демонтировали. «А китайский завод все побережье разрыл. Пока народ не возмутился, глаза на это контролирующие ведомства закрывали».

Если пройти чуть дальше, действительно упираешься в траншею метра полтора глубиной. Ее вырыли для прокладки труб. Парадокс, но завод, который, согласно проектной документации, должен был качать воду с глубины 400 метров, начали строить на одном из самых мелких участков озера.

Чтобы достичь заявленной глубины, водовод требовалось проложить на три километра к центру Байкала.

«У нас здесь всегда детский пляж был, малышам по пояс, как в Анапе», — Зинаида Морозко взбирается на гору вывороченного экскаватором песка. Лед еще не сошел, на поверхности озера хорошо видны колеи от труб — будто шрамы. Сами водоводы вывезли за одну ночь.



Жительница поселка Култук Зинаида Морозко

Зинаида Георгиевна рассказывает, что раньше сюда, на мелководье, приходил нереститься омуль. «Но главное — здесь ведь раскинулись уникальные Таловские болота, на них во время перелета останавливались отдыхать журавли. Вот даже сегодня местный фотограф-натуралист заснял небольшую стаю. Однако кому есть дело до краснокнижных птиц, когда здесь миллионы можно бутылками черпать?»

«Подписывали пустые бланки»

Западно-Байкальский межрайонный природоохранный прокурор Василий Касьяненко сразу предлагает расставить акценты: в самом факте строительства завода по забору байкальской воды ничего противозаконного нет. Даже наоборот, это один из немногих видов хозяйственной деятельности, которую разрешает вести в центральной экологической зоне озера постановлениеправительства № 643. В документе четко прописано, что можно строить на побережье, а что нет. К слову, запрет на возведение жилых домов содержится как раз в этом акте.



Завод по производству питьевой бутилированной воды

Сейчас вокруг Байкала функционируют несколько аналогичных заводов. И вопреки апокалиптическим прогнозам «экспертов из соцсетей», уровень воды в озере из-за этого не сократился ни на сантиметр. «Согласно разработанной в 2014 году схеме комплексного использования и охраны водных объектов (СКИОВО), объем разрешенной добычи воды из Байкала — 270 миллионов кубометров в год. Достаточно сравнить это с заявленными мощностями «Аквасиба» — 190 тысяч кубов в год, чтобы понять: речь идет о капле в «байкальском море»,— замечает прокурор. — Сами по себе заводы по розливу воды экологически безопасны. Претензии были связаны с местом, где пытались его разместить».

Касьяненко не скрывает: проверка начиналась со скрипом. Предприятие два года готовилось к строительству, имело всю разрешительную документацию. Чтобы рассчитать предполагаемый вред экосистеме озера, даже организовали полевую экспедицию. Два месяца специалисты с биноклями бродили по Таловским болотам, пытаясь обнаружить там краснокнижных птиц. Но так ни одной и не увидели. Только когда к прокурорской проверке подключились ведущие орнитологи, стало ясно: искали не в то время и не в том месте.

«Поскольку на Таловских болотах птицы не гнездятся, а останавливаются во время миграции, наблюдения следовало проводить как минимум два раза в год. Но по данному проекту их организовали только осенью. В весенний период посчитать птичек забыли, — иронизирует прокурор.— Хотя орнитолог, доктор биологических наук Игорь Фефелов, которого мы привлекли к проверке, в своем заключении отметил, что на спорных территориях наблюдал ряд редких пернатых, в том числе фламинго».

Вообще, как показала проверка, при подготовке экологической документации забыли о многом. Например, оценить воздействие на окружающую среду (ОВОС) на двух из четырех участков, где предполагалось строительство завода.



Трубы для закачки воды завода ООО «Аквасиб» на льду Байкала в поселке Култук

Не без нарушений проходили и публичные слушания. Так, часть местных жителей утверждает, что обсуждение проекта замаскировали под родительское собрание, после которого всем пришедшим дали подписать пустые бланки. «По данному факту Следственный комитет проводит проверку», — уточнил прокурор.

И это далеко не все нарушения. Так, есть основания предполагать, что переданные в аренду «Аквасибу» участки были сформированы в зоне рекреационного назначения, которая не предусматривает строительство каких-либо, даже самых безопасных, заводов.

Сейчас в этом разбирается Арбитражный суд. Однако даже если судебные инстанции сочтут доводы прокуратуры убедительными, призвать к ответу допустивших это чиновников вряд ли получится. «Промышленными» земли в окрестностях Култука стали при бывшем главе Слюдянского района Василии Сайкове и его заместителе Хасане Рамазанове. В 2014 году оба были осуждены за убийство местного депутата Александра Бабученко. Первый сейчас находится в международном розыске, второй отбывает срок в колонии.

Мало? Тогда вот еще один небезынтересный факт: до шумихи вокруг завода генеральным директором «Аквасиба» числилась некая Олеся Мульчак. В августе 2013 года ее вместе с мужем, гражданином КНР Сунь Чжэньцзюнем, арестовали по подозрению в контрабанде леса в Китай. Обвинения с самой Олеси в итоге сняли, а ее мужа приговорили к пяти годам лишения свободы.

Как подарить Байкал?

Двадцать седьмого марта Кировский районный суд Иркутска признал незаконным разрешение на строительство завода. Сейчас на воротах висит замок, вдоль забора бегают бродячие собаки. Стройка заморожена. Но люди опасаются, что это далеко не последний завод, с которым им придется бороться. Если открыть приложение Кадастр.ру, легко убедиться, что вся прибрежная территория в Култуке уже «нарезана» под строительство предприятий по розливу воды. Блогеры насчитали еще как минимум восемь переданных в аренду участков.



Информационные плакаты на заборе завода по производству питьевой бутилированной воды ООО «Аквасиб» в поселке Култук


Среди местных упорно распространяется слух о запуске рядом аналогичного предприятия, уже корейского. Природоохранный прокурор успокаивает: пока ни на одном из участков хозяйственная деятельность не ведется.

Однако возникает резонный вопрос: неужели вот так запросто можно передать в аренду или продать (один из четырех участков оформлен в собственность «Аквасиба») землю на берегу уникального озера? Лазейки, как выясняется, есть.

«В 1996 году ЮНЕСКО объявило Байкал и прилегающие территории объектом Всемирного наследия. В соответствии с Земельным кодексом такие участки ограничены в обороте, в собственность их передать нельзя, — объясняет прокурор. — Но из этого списка ЮНЕСКО исключило пять высокоразвитых промышленных территорий на побережье Байкала, в том числе и поселок Култук. Соответственно, формально землю здесь передавать, в том числе и в собственность, можно. Есть и другая точка зрения, связанная с позицией Верховного суда.

Там считают, что территория озера Байкал как объекта Всемирного наследия совпадает с территорией центральной экологической зоны. И никаких урбанизированных участков не предусмотрено».

«На улицу выйти страшно: гиды кричат, автобусы газуют»

Листвянка — еще одна «горячая точка» Байкала. Это ближайший к Иркутску населенный пункт на побережье. Ежегодно сюда приезжают до 200 тысяч (а по некоторым данным — до 500 тысяч) туристов. Больше половины — гости из Поднебесной. Их здесь встречают гостиницы, рестораны. Вот только работают эти заведения не всегда в правовом поле.



Китайский туристический автобус в поселке Листвянка


На ограде участка Оксаны Такмаковой — объявление: «На забор не лазить, цветы не топтать». Фраза продублирована на китайском. В первый раз предупреждение Оксана повесила два года назад, когда у нее прямо под окнами открылась нелегальная китайская гостиница.

В Листвянку коллекционер советских кукол переехала из Иркутска: хотелось простора и спокойствия. Напротив ее участка, правда, стоял гостевой дом «Мандарин», но принимал он в основном одиночных туристов и особого беспокойства не доставлял. Проблемы возникли позднее, когда «Мандарин» стал бешено расстраиваться. Сейчас этот комплекс состоит как минимум из трех двухэтажных зданий, в сезон тут останавливаются до 300 туристов.

«Это наш персональный ад, — не стесняется в выражениях Оксана. — В глубине частного сектора, на узкой улочке, паркуются автобусы с туристами — по три-четыре за день. Гостей высаживают прямо на дороге, они залезают ко мне на забор, ставят чемоданы на клумбы. В сезон — с весны по осень — на улицу выйти страшно: гиды кричат, автобусы газуют, туристы хлопают дверьми».

Естественно, Оксана Такмакова и другие жители улицы Чапаева решили поинтересоваться у главы Листвянки Александра Шамсудинова, на каком основании у них на улице вырос гостиничный комплекс.

Ответ их озадачил: выяснилось, что это не отель, а частный жилой дом.

«Естественно, меня такое объяснение не удовлетворило, я написала заявление в прокуратуру с просьбой проверить как «Мандарин», так и самого Шамсудинова», — говорит Такмакова.

С того момента к проблемам с соседями добавились проблемы юридического характера. Нюанс в том, что уже больше десяти лет Оксана собирает советских кукол. Переехав в Листвянку, она решила на первом этаже своего дома организовать музей. До заявления в прокуратуру претензий не было. «И вдруг я получаю извещение из Госкадастра с требованием перевести весь мой участок под коммерческое использование. Якобы мы на нем не живем, не ведем приусадебное хозяйство, а занимаемся извлечением коммерческой выгоды. И это притом что я официально зарегистрирована и в реестре музеев, и в качестве ИП, плачу налоги, страховые взносы. А рядом стоит «Мандарин», который не платит ничего. И всех это устраивает…»



В экспозиции музея кукол более двух тысяч экспонатов


На год, пока шел процесс, Оксане пришлось закрыть музей. Гостиница по соседству все это время исправно принимала туристов. В итоге суд Такмакова выиграла, доказав, что музей — не коммерческий объект, а объект культуры. Но, как говорится, осадочек остался.

«Фактически — ресторан, по документам — жилой дом»

То, что нелегальные китайские гостиницы — бич Листвянки, признают даже в администрации муниципального образования. «Иностранные соседи в свое время скупили у наших бабушек-дедушек участки и начали строиться. Но так как возведение объектов рекреационного назначения требует колоссальных вложений — нужно, к примеру, провести государственную экологическую экспертизу, — предприниматели пошли в обход закона и просто оборудовали гостиницы под видом жилых домов, — объясняет начальник юридического отдела администрации Листвянского муниципального образования Александр Васев. — Недавно, например, увидел технический план индивидуального жилого дома, в котором 36 туалетов!»



Тот самый жилой дом с 36 туалетами


Юрист приглашает нас на тематическую экскурсию. Первый объект — три одинаковых, как однояйцевые близнецы, коттеджа на улице Чапаева. На первом этаже сквозь окна можно разглядеть несколько столов и с десяток стульев. Это явно кафе. «Однако по документам все это жилые дома для одной семьи. Похоже? — иронизирует Васев. — Собственник — гражданин Китая Чжао Лиган. Провести муниципальный земельный контроль мы не можем: стоит нам приехать, сотрудники разбегаются. На «букинге» этих гостиниц нет, стойки регистрации в них зачастую также не наблюдается».



Александр Васев

В конце улицы — три аналогичных коттеджа. По документам это тоже жилые дома. Причем всё того же Лигана.

Поворачиваем на главную «магистраль» Листвянки — улицу Горького. В глубине сверкает зеркальное здание — ресторан. «А по документам опять же жилой дом гражданина Китая. Сейчас заведение закрыто, по нему уже есть судебное решение», — уточняет юрист.

Естественно, нарушают закон не только иностранцы. Например, в центре поселка стоит трехэтажное здание. На фасаде — вывеска «Байкальский кедр», при входе — ресепшен. Но по документам это строение для проживания одной семьи. Владелица — гражданка России. Впрочем, по словам Васева, если у отечественных предпринимателей почти все отели стоят на землях коммерческого использования, то полностью легальная китайская гостиница в поселке всего одна.

Понятно, что появились все эти «серые» объекты в Листвянке не без помощи чиновников. Разрешения на строительство, как предполагает следствие, выдавал глава поселка Александр Шамсудинов. Сейчас он обвиняется в превышении должностных полномочий.



Вид на поселок Листвянка

«А страдают из-за всего этого обычные жители Листвянки. Сейчас в администрации лежат 19 заявлений от граждан с просьбой о разрешении построить на своем участке дом или реконструировать ветхое существующее жилье. Но пока не будет принято решение на федеральном уровне, всем им мы вынуждены отказать, — констатирует Васев. — К тому же септики у многих из этих гостиниц не рассчитаны на такое количество туристов. В итоге все нечистоты сливаются в Байкал».   

Может показаться, что завод в Култуке и гостиницы в Листвянке, что называется, из разных опер. Однако кое-что их точно связывает: когда-то кто-то из чиновников нарушил закон и дал разрешение на строительство этих объектов.

То есть фактически продал, сдал в аренду или подарил кусочек Байкала.

Источник: https://ria.ru/20190423/1552695156.html
 
24.04.2019

Анастасия Гнединская





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта