Андрей Полунин: Кремль отбросил Россию в 1998-й (06.09.2018)

В России растет социальное напряжение — ситуация в чем-то похожа на преддефолтное состояние 1998 года. К такому выводу пришли социологи «Левада-центра» *, проанализировав результаты ежегодного опроса о проблемах, которые волнуют россиян.
Как оказалось, по сравнению с аналогичным периодом 2017 года респонденты стали отмечать практически все проблемы, перечисленные в опросном листе. А вот как выглядит топ-лист проблем:

— рост цен — 72% опрошенных;

— «обнищание населения» — 52%;

— рост безработицы — 48%.

— кризис экономики — 30%;

— несправедливое распределении доходов — 30%;

— «кризис морали, культуры и нравственности» — 21%.

Как отмечают аналитики, после «подъема социального оптимизма» в 2014—2017 годах, вызванного присоединением Крыма, показатели этого года приближаются к значениям 2012−2013 годов. Наименьшее беспокойство у населения вызывают «теракты в Чечне и на Северном Кавказе» (3%), конфликты во власти (3%), рост заболеваемости СПИДом (4%) и ограничение гражданских прав (6%).

В среднем, уровень напряженности и недовольства вырос на треть. Это близко к показателям, которые фиксировались накануне дефолта 1998 года, считает «Левада-центр». Критичным, по мнению социологов, стало объявленное правительством повышение пенсионного возраста, хотя у граждан раздражение все еще «неоформленное».

Заметим, «Левада-центр» не первым отмечает, что ситуация в России все больше становится социально-опасной. По мнению ряда экспертов, у граждан начинает меняться картина мира.

В картине мира, которая сформировалась в 2000-м году, Владимир Путин стоял над кланами и был последним народным заступником. По сути, был хорошим царем. И то, что сейчас Путин выступил против народа вместе с ненавистным олигархатом и правительством, очень сильно эту картинку поколебало.

Люди действительно начинают задавать вопрос: почему мы должны жертвовать последними деньгами — копейками, которые мы получаем по старости, и на которые невозможно жить, — когда правящий класс и олигархи не готовы жертвовать ничем?

Это ощущение — «вам все — нам ничего, у нас забирают последнее», — как считают социологи, сильно революционизирует людей, которым по большому счету становится нечего терять.

И все же недовольство вряд ли перерастет в массовые открытые протесты. Все сегменты российской элиты понимают, что велика вероятность создать прецедент Майдана — а это никому не нужно.

Что творится в российском обществе, куда ведут настроения образца 1998-го?

— Сегодня в России нет политической партии или движения, которое могло бы артикулировать недовольство в обществе, и представить его в политической программе действий, — отмечает директор «Левада-центра» Лев Гудков. — Кроме того, эти настроения не находят отражения в публичном информационном пространстве. На федеральных телеканалах действует цензура. Если на ТВ и обсуждаются эти настроения, то только в одном ключе — как правительство решает отдельные проблемы. Такое обсуждение порождает ощущение демагогии и замалчивания.

На деле, недовольство в российском обществе действительно сильно выросло, но оно носит диффузный характер, и не может ни во что вылиться.

С другой стороны, это недовольство не достигло пиковых значений. В том же 1998-м, когда кризис убил ощущения, что жизнь налаживается, показатели социальных настроений были наихудшими за все время наших наблюдений — более чем за 30 лет. Сейчас ситуация менее острая. Хотя реальные доходы населения снижаются четыре года, люди все еще могут терпеть.

— Граждане интуитивно ощущают, что положение в России ухудшается с каждым днем, — считает депутат Госдумы третьего и четвертого созывов Виктор Алкснис. — Они уже не доверяют победным реляциям с экранов ТВ, поскольку на своем кошельке ощущают снижение жизненного уровня. Люди видят, кроме того, что и во внешней политике все не все блестяще, как нам рассказывают: на Украине — тупик, в Сирии — что-то непонятное.

Все это, конечно, повышает градус тревожности в обществе.

«СП»: — Это похоже на настроения перед дефолтом 1998-го?

— «Левада центр» прав в том, что российское общество критически относится к происходящему в стране. Но в 1998-м была большая готовность населения отстаивать свои интересы — и на выборах, и на улице, в ходе массовых демонстраций и пикетов.

Сейчас этого нет. Как и в советское время, позиция большинства населения — «лишь бы не было войны». Люди снова ругают власть на кухнях, или выражают недовольство в разговорах с соседями — и только. Решительно выйти на улицы, чтобы участвовать в протестных акциях, они пока не готовы.

«СП»: — Как выглядят перспективы протеста в России?

— Скорее всего, положение в стране будет и дальше ухудшаться. Просто потому, что власть ничего не делает для реального улучшения ситуации. Поэтому недовольство рано или поздно выплеснется наружу, и это приведет к политическому кризису.

Да, не думаю, что в ближайшие месяцы это возможно. Но здесь уместно вспомнить нашу историю. В 1913 году Российская империя, казалось бы, находилась на подъеме. А всего через четыре года оказалось достаточно одного кризиса 1916−1917 годов — и случилось то, что случилось: Октябрьская революция.

Поэтому те, кто считают, что никаких потрясений в России не произойдет, глубоко заблуждаются.

— Нынешний кризис в России — один из проектов хозяев мировых денег по организации глобального управляемого хаоса, — уверен председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — По большому счету, хозяева денег — те самые, которых Джон Колеман описал в своей знаменитой книге «Комитет 300», — проводят эту политику на протяжении десятилетий. В частности, речь идет об уничтожении конкурирующих экономик.

Если почитать доклады Римского клуба — одной из наиболее влиятельных международных неправительственных организаций — волосы встают дыбом. Там утверждается, что промышленность в мире избыточная, и от нее надо избавляться — под соусом философии постиндустриального общества. Плюс надо избавляться от «лишнего» населения.

Пока, по счастью, сокращения численности населения планеты не происходит. Но промышленность в ряде стран — в том числе, России, — разрушена заметно.

Реализации политики хозяев денег способствуют разного рода социальные катаклизмы, революции, гражданские войны. Те, кто организует майданы и бунты, я считаю, нашли в России самую болевую точку — реформу пенсионного законодательства. И сейчас умело давят на нее через прозападные круги в российской элите.

И я бы не стал сравнивать происходящее сейчас с 1998 годом. На мой взгляд, куда точнее сравнение с 1993-м, когда зловещая атмосфера чувствовалась летом, а в октябре все закончилось расстрелом Белого дома и сотнями погибших в одной только Москве.
06.09.2018

Андрей Полунин
Источник: https://svpressa.ru/politic/article/210025/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта