Любовь Шведова: Кремль отправил в Дамаск Шойгу, испугавшись сирийско-иранского сговора (Россия - Сирия) (22.03.2019)

Российский министр обороны Сергей Шойгу посетил Сирию и провел там встречу с местным президентом Башаром Асадом. Делалось это по прямому указанию российского лидера Владимира Путина, специальное послание которого Шойгу и должен был донести до Асада.
Что ж, можно было бы назвать эту встречу ничем непримечательной, разве что может удивление вызвать факт, что Шойгу выступил в роли курьера, а так - рядовая встреча российского военного чиновника с главой союзного нам государства, в котором наши люди ведут боевые действия с намерением восстановить законную власть.
Однако если обратить внимание на темы, которые обсуждались даже в открытом режиме, то создается впечатление, что привезенное Шойгу путинское послание на самом деле является чем-то вроде предупреждения. Так, например, наш министр обороны напомнил, что именно РФ сумела разгромить угрожавшие местному режиму основные террористические группировки. И это вкупе с совместными усилиями помогло сохранить Сирию как государство. А Асаду в ответ на это приходилось только кивать и со всем соглашаться. Но в целом он говорил то, что говорит постоянно при встрече с каким-нибудь очередным российским чиновником — дела идут хорошо, и у Сирии с Россией крепкий союз.

Довольно странно, что для такого рода напоминаний в Сирию прибыл сам министр обороны, а не кто-нибудь рангом поменьше. Вероятно, Асаду, действительно, хотели строго напомнить о роли России в его жизни и в жизни всей Сирии, но при этом проявили уважение. Просто будь чиновник пониже уровнем, сирийский президент мог бы легко оскорбиться. Но с другой стороны, сделал это все же не лично Путин, а его подчиненный, что как бы подчеркивает более высокий статус главы РФ — мол, не забывай, кто здесь главный.

К тому же, в пользу этому говорит и то обстоятельство, что незадолго до переговоров в Дамаске состоялась встреча начальников генштабов Ирана и Ирака с министром обороны Сирии. Россия тут представлена не была, и это, вероятно, говорит о том, что Тегеран старается демонстрировать свою независимость от Москвы в вопросе расширения влияния на Ближнем Востоке. То есть Иран отчасти воспринимает РФ как конкурента, и не желает быть в роли «младшего брата».

Российский политолог и востоковед Олег Гущин полагает, что такое поведение как раз является проявлением борьбы двух стран за влияние над Сирией. При этом эксперт акцентирует внимание на факторе Израиля — на днях Биньямин Нетаньяху напрямую обратился к Ирану с угрозами нанести удар в случае, если персы продолжат наращивать влияние в Сирии. И это, считает Гущин, в числе всего прочего стало причиной отправки Шойгу в Сирию.
 
— То, что происходит, скорее всего, является разрастанием противостояния Москвы и Тегерана. То, что Россия не присутствовала на встрече глава генштабов Ирана, Ирака и министра обороны Сирии, не является чем-то удивительным. Значит, Москве это было не нужно. Дело, вероятно, обстоит следующим образом. Шойгу прибыл в Дамаск, встретился с Асадом и донес до него нашу позицию. А вот уже Асаду придется донести эту позицию до персов.

— В чем заключается эта позиция?

— Она довольна проста. Нам необходимо сдержать Иран, сократить его военное присутствие в Сирии. Дело в том, что России необходимо сохранить хорошие отношения с Ираном и с Израилем. Чтобы добиться чего-то от Тель-Авива, нам необходимо сейчас повлиять на иранцев. Но если бы Путин или Шойгу делали это напрямую, то были бы определенные проблемы с персами. Они бы расценили это так, будто для Москвы Израиль является приоритетом. Поэтому в этом вопросе намного лучше будет привлечь сирийцев. Пускай они с Ираном и разбираются. Для них это легче, тем более иранцы много раз говорили, что готовы вывести свои силы сразу после того, как местные власти их об этом попросят.

— Учитывая сколько сил и времени потратил Иран на Сирию, это вообще реально?

— На самом деле, вывод войск — не самая главная проблема. Это, в принципе, сделать не так уж и сложно. Но если персы уйдут, то они, вероятно, перестанут вкладывать огромные деньги в Сирию, которые они все это время вкладывали. Ни Россия, ни Турция вкладывать столько не будет. Так что нам это не нужно. Но есть еще вариант удовлетворения определенных запросов Тегерана. Экономически можно сделать выгодным для них этот вывод.

— Например, известно, что осенью этого года Дамаск передаст иранцам контейнерный порт в Латакии.

— Именно. Порт — это уже не так уж и плохо. Но заветной мечтой Тегерана является строительство трубопровода до Средиземного моря. Это серьезно расширило бы их возможности в процессе транспортировки энергоресурсов в Европу. Тут, правда, еще нужно протащить трубу через Ирак, что тоже очень нелегкая задача.

— Может, именно поэтому на встрече в Дамаске присутствовал и глава Генштаба Ирака Усман аль-Ганими?

— Может, только было бы лучше, если бы вместо него там был какой-нибудь заместитель министра финансов, например. Впрочем, для воюющего Ирака приемлемо отправлять решать экономические задачи военного чиновника. Но это вопрос будущего. В ближайшей же перспективе нам нужно добиться вывода персов. Это приведет к тому, что Сирию перестанут тревожить израильские самолеты, и мы сможем наконец-таки всерьез говорить о переходе САР к мирному состоянию. Кстати, с уходом иранцев высока вероятность резкого сокращения заинтересованности американцев в Сирии. Для них, как ни крути, персы действительно угроза, потому что персы — угроза для Израиля. А это, как мы знаем, почти одно и то же.

Источник
22.03.2019

Любовь Шведова





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта