Андрей Полунин, Андрей Бунич: Кто будет вкладывать в российскую экономику, если парадом командуют силовики? (27.02.2019)

В Кремле не считают, что силовики системно вмешиваются в дела бизнеса. Об этом 26 февраля заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.
Так он прокомментировал слова первого вице-премьера Антона Силуанова в связи с уголовным делом против основателя инвестфонда Baring Vostok Майкла Калви. В интервью телеканалу «Россия 24» Силуанов отметил, что действия силовиков настораживают бизнесменов, и это не способствует улучшению инвестклимата.

Песков призвал не делать обобщающих выводов. «Здесь вряд ли можно говорить системно, это вопросы, связанные с соблюдением законности, это те вопросы, которыми должны заниматься силовики, а с другой стороны, здесь нужно и можно говорить только на основании конкретных дел, конкретных кейсов», — отметил он.

Пресс-секретарь также рассказал, что президенту Владимиру Путину докладывают о всех обращениях по этому делу, в том числе о просьбе Baring Vostok взять разбирательство под личный контроль. Однако, по его словам, «президент никоим образом не может вмешиваться в следственные действия».

Ранее Bloomberg со ссылкой на источники сообщал, что глава государства на закрытой встрече после послания заявил, что не давал предварительного согласия на арест сотрудников Baring Vostok, однако подозрение в похищении 2,5 млрд. рублей нельзя игнорировать. «Президент констатировал факты. Никаких своих предпочтений не высказывал», — подчеркнул Песков.

Напомним, Калви и еще пятерых фигурантов дела арестованы и находятся в СИЗО «Матросская тишина». Между тем, в защиту бизнесмена высказались основатель компании «Яндекс» Аркадий Волож, бизнес-омбудсмен Борис Титов, а также глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Последний особо подчеркнул, что явно не выполняется установка президента не арестовывать фигурантов дел, заведенных по экономическим статьям.

Кроме того, 25 февраля глава «Альфа-банка» Петр Авен, бывший вице-премьер Олег Сысуев, гендиректор Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев, посол Армении в РФ Вардан Тоганян — всего 42 человека — направили в Мосгорсуд ходатайства в защиту партнера Baring Vostok Вагана Абгаряна.

Можно сказать, гражданин США Майкл Калви стал флагам, под которым российский крупный бизнес выступил в «священный поход» против силовиков.

Заметим, силовики в России действительно смотрят на бизнес как на дойную корову. Хотя президент в каждом послании Федеральному Собранию, начиная с 2015 года, поднимает тему защиты бизнеса.

В 2015-м Путин сообщил о 200 000 уголовных дел, возбужденных по так называемым экономическим составам, из которых до суда дошли 46 000, а еще 15 000 дел развалилось в суде. «При этом абсолютное большинство, 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили», — констатировал президент.

С тех пор немало воды утекло, но ситуация мало изменилась. В своем послании-2019 глава государства рассказал, что 45% дел в отношении предпринимателей прекращаются, не доходя до суда. А значит, «дела возбуждали кое-как и по непонятным соображениям».

Словом, в президентские установки атака на Baring Vostok никак не вписывается. И возникает вопрос: для чего она понадобилась?

Версий, на первый взгляд, две. Первая — показать бизнесу, где его место, после того, как на место указали политической элите, арестовав сенатора Рауфа Арашукова прямо на пленарном заседании Совета Федерации. Вторая — показать Америке, что раз она арестовывает наших граждан, нам ничего не стоит арестовать гражданина США, и плевать на инвестиции Запада.

О чем говорит усиление позиций силового крыла, способны ли мы разогнать экономику РФ без инвестиций — с опорой только на внутренние ресурсы?

— Арест Майкла Калви наверняка мотивирован каким-то конфликтом с его российскими партнерами, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Что именно это за конфликт, я не знаю. Но сейчас практически все бизнес-конфликты в России решаются подобным образом: оппонент одной из сторон, у которой лучше связи с силовиками, отправляется за решетку.

Мне кажется, американец давно работает в России, и должен был это понимать. Но, возможно, Калви считал, что у него — подданного США и представителя западной компании — имеется иммунитет, и по отношению к нему силовики будут соблюдать приличия.

Но Калви ошибся. Видимо, власти РФ убедились, что никаких западных инвестиций не предвидится. Напротив, со стороны западного бизнеса идет изъятие активов из России, плюс правительство РФ спешно наращивает резервы, переводя для этого деньги на западные счета. Словом, вся страна работает, так сказать, в другую сторону, и сигнализирует, что инвесторам здесь делать нечего.

В такой обстановке конфликт Калви, скорее всего, стал еще и удобным поводом продемонстрировать: Кремль в иностранных инвестициях не особо и нуждается. Хотя, конечно, ради одной такой демонстрации — без реального предлога — власти вряд ли бы кого-то стали арестовывать.

«СП»: — Мы действительно можем обойтись без инвестиций?

— Кремль уже показывает, как намерен действовать на такой случай: подкопить денег, прикупить золота, а народ посадить на голодный паек. Наши власти как бы говорят Западу: да, так и будем сидеть и терпеть — а напасть на нас вы в любом случае побоитесь.

«СП»: — Кремль мог бы резко улучшить инвестиционный климат?

— Да, если бы развернул реальную борьбу с коррупцией. Просто сажать нужно не предпринимателей, а силовиков. И для этого, замечу, есть все условия.

Еще осенью 2016 года Владимир Путин внес в Госдуму законопроект об усилении ответственности правоохранительных органов за незаконное преследование бизнеса. Речь идет об изменениях в ст. 299 УК РФ «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела».

По этой статье возбуждение уголовного дела из корыстной или личной заинтересованности, повлекшее прекращение предпринимательской деятельности либо причинение крупного ущерба (свыше 1,5 млн. рублей), наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

По идее, эту статью надо было бы применять, но за все время никто по ней не привлечен. Именно в этом, я считаю, и кроется проблема.

«СП»: — Что бы изменилось, если бы силовиков начали сажать?

— Если бы государство решило действительно улучшить ситуацию с бизнесом, надо было бы начать посадки тех, кто не дает бизнесу развиваться. Точно так же, как силовикам в свое время развязали руки в отношении предпринимателей, теперь руки им нужно связать. Но для этого карающие функции должны быть направлены против правоохранителей системно.

Тех, кто «кошмарит» бизнес, нужно сажать по всей стране — и обязательно припоминая им предшествующие деяния по захвату бизнеса.

Замечу, мы сейчас практически ничего не слышим о рейдерстве, но это не значит, что его нет. Напротив, рейдерство стало системным явлением — процесс отъема собственности идет практически непрерывно. На мой взгляд, в нынешней в России именно рейдерство — самый выгодный бизнес для силовиков. Это абсолютно ненормальная ситуация.

Если бы кампания по посадкам силовиков началась, если бы возникли резонансные дела по рейдерским схемам — инвестиционный климат в России сразу улучшился бы.

А сейчас российский предприниматель просто дает силовикам взяток столько, сколько от него потребуют. И еще рискует, поскольку его могут в любой момент сделать крайним.

Именно поэтому у нас нет внутренней системы мобилизации и трансформации накоплений граждан и человеческого потенциала в инвестиции. Нет так называемой сети доверия в отношениях власти, бизнеса, и граждан. И такая ситуация заводит экономику России в тупик вернее, чем любые другие обстоятельства.

Источник: https://svpressa.ru/economy/article/225868/
27.02.2019

Андрей Полунин, Андрей Бунич





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта