Евгений Сатановский: Кто командует Хафтаром (01.11.2018)

Призыв к российскому руководству поддержать усилия Италии по проведению в Палермо 12–13 ноября конференции, посвященной объединению Ливии на фоне противостояния там Рима и Парижа, – свидетельство значения проблемы для ЕС. Но обострение обстановки в этой стране не дает оснований для оптимизма.
Вооруженные столкновения между противоборствующими группировками вспыхнули в столице Ливии. Об этом 18 октября сообщил телеканал «Аль-Арабия». Столкновения в Триполи возобновились после убийства одного из самых авторитетных полевых командиров группировки «Революционные бригады Триполи» (РБТ) Хейри Ханкура. Он был застрелен близ отеля Radisson в центре столицы. Следом сторонники Ханкура убили двух членов соперничающей группировки, захваченных в плен РБТ. Стычки могут сорвать договоренности о перемирии и осложнить обстановку перед выборами, проведение которых намечено на декабрь.

В конце сентября вооруженные группировки при посредничестве миссии ООН в Ливии пришли к соглашению о перемирии. Предусматривались «возвращение военизированных отрядов к местам прежней постоянной дислокации» и передача спорных объектов и позиций под контроль «совместных военных подразделений», сформированных Президентским советом при правительстве национального согласия (ПНС). Столкновения не стихали в Триполи с 26 августа, прекратились после 4 сентября, но после двухнедельного затишья группировки начали обстреливать друг друга из минометов. Столицу покинули не менее 19 тысяч горожан.

Все это подчеркивает уязвимость положения правительства национального единства Фаиза Сараджа. 16 сентября он и специальный посланник ООН Гасан Саламе перестроили «архитектуру» безопасности Триполи, создав «совместные силы». Глава РБТ Хайтам Таджури должен был стать одной из опор этой системы. Но основные полевые командиры свои позиции упрочили. Новая система (как и предыдущие) была построена на распределении сфер влияния, собственности и контроля над финансовыми потоками. Эта модель имеет все шансы развалиться при первом серьезном столкновении главных полевых командиров.

Ни один из них – ни в Триполи, ни в Мисурате не желает подчиняться Сараджу. Но для Саламе и Рима главное – создать иллюзию жизнеспособной системы накануне созыва под своей эгидой «международной конференции по Ливии». Говорить о создании устойчивой самодостаточной системы государственного управления в Триполи невозможно. Она всегда будет подвержена рискам межличностных отношений между полевыми командирами, которые требуют от Сараджа финансово-экономических дотаций в обмен на относительную лояльность.

Основной идеей фикс для международных спонсоров ливийского процесса (Франция, Италия, ООН) остается проведение всеобщих выборов. На решение этой задачи направлены усилия итальянцев и Саламе по воссозданию системы стабильности в Ливии. На западе страны Рим имеет рычаги влияния на ситуацию, на востоке уповает на посредничество Москвы по убеждению Каира и Абу-Даби согласиться хотя бы на участие представителей Халифы Хафтара в ноябрьском «саммите». Ливийская национальная армия (ЛНА) готова обеспечить безопасное проведение выборов в подконтрольных ей регионах. Об этом 14 октября заявило ее Главное командование.

29 мая ливийские фракции на переговорах в Париже во время Международной конференции по Ливии под эгидой ООН и председательством президента Франции Эммануэля Макрона договорились о проведении президентских и парламентских выборов в стране 10 декабря. В конференции приняли участие генеральный секретарь Лиги арабских государств Ахмед Абу аль-Гейт, глава правительства национального согласия Фаиз Сарадж, командующий ЛНА фельдмаршал Халифа Хафтар, депутаты парламента на востоке и лидеры ряда африканских государств. В начале октября Хафтар в интервью Рейтер заявлял о готовности ЛНА обеспечить безопасность при голосовании в декабре. Он обвинил «других игроков» в том, что «они не участвуют в организации выборов».

Фельдмаршал ищет кланы

Проблема в том, что и в рядах сторонников Хафтара не все хорошо со сплоченностью. На сегодня после шести месяцев боев он условно контролирует Дерну, которая являлась оплотом исламистов в его тылу и оказывала постоянное дестабилизирующее воздействие на ситуацию с безопасностью в приграничных областях АРЕ. При этом обострилась борьба в ближнем круге Хафтара и в палате представителей в Тобруке. Генерал Абдессалам аль-Хасси был повышен до должности заместителя Хафтара. Этот бывший офицер спецназа Муамара Каддафи присоединился к повстанцам в Бенгази в 2011 году, взяв на себя координацию с НАТО. В 2014-м он присоединился к ЛНА, приняв командование антитеррористической операцией «Аль-Карама», начатой Хафтаром.

На его место командующего войсковой группировкой в районе Бенгази назначен еще один товарищ Хафтара по оружию – Ахмед Салем. Офицер армии в начале эры Каддафи, он затем дезертировал и присоединился к Хафтару в эмиграции последнего в США. Продвижение Салема – награда за роль, которую он сыграл в наступлении на месторождения «нефтяного полумесяца», захваченного Ибрагимом аль-Джадраном в середине года. Аль-Хасси и Салем присоединяются к внутреннему кругу Хафтара, который становится все более закрытым для посторонних. Хафтар полагается на сыновей: Халида – командира 106-й бригады, Саддама – капитана ЛНА и Белкасема, который действует на дипломатической арене, лоббируя интересы отца в США. Кроме них, в ближний круг фельдмаршала входит начальник штаба ЛНА Ауна аль-Ферджани, который вернулся к выполнению оперативных обязанностей после того, как его прооперировали летом в Тунисе.

Хафтар пытается консолидировать сторонников на фоне брожения в рядах командования ЛНА. На это указывают репрессивные меры против помощников, пытавшихся сменить его, когда он в апреле находился во Франции в больнице. Начальник штаба ЛНА Абдерразак Надхури, которого называли основным кандидатом на роль преемника Хафтара, попал под расследование по обвинению в растрате. Выдвижение аль-Хасси на должность заместителя – шаг к отставке Надхури. Директор Бюро внешних связей ЛНА Фатхи Хассуна аль-Дерси был арестован и освобожден 11 октября. Директор по вопросам идеологии и морали ЛНА Хашем Бургаз аль-Кезза арестован. Бывший глава МВД Юнес аль-Гахваджи содержался под стражей с 4 по 8 октября. Его обвинили в заговоре с целью свержения Хафтара. 2 октября был арестован человек «номер два» в структуре военной разведки ЛНА и бывший губернатор Бенгази Ахмед аль-Араиби.

Проведенными назначениями Хафтар пытается укрепить связи с местными племенами и создать новый клановый альянс в Киренаике и Феццане. Продвижение по службе Абдессалама аль-Хасси и Ахмеда Салема укрепляет союз с племенем Аль-Хасса, к которому принадлежат эти военные. Выходец из того же племени Салем аль-Хасси, бывший член Национального фронта спасения Ливии (NFSF) и экс-глава ливийских разведслужб в Киренаике, после убийства Каддафи присоединился к Хафтару и был ответственным за операции в Дерне в 2015 году. Его двоюродный брат Хамед аль-Хасси, бывший глава Военного совета Киренаики, принял участие в нескольких миссиях по секретным консультациям с другими сторонами ливийского конфликта и сыграл ведущую роль в вербовке бывших офицеров ливийской армии и спецслужб в ЛНА.

Хафтар полагается и на свое племя Ферджани, к которому принадлежит его начальник штаба Аун аль-Ферджани. С другой стороны, его отношения с Авакир, которые улучшились после освобождения заместителя министра внутренних дел Фараджа Каима, подверглись риску после ареста Хашема Бургаза аль-Кеззы, члена клановой верхушки этого племени. Одновременно Хафтар пытается укрепить отношения с членами салафитского движения махдалистов, которое в Триполи представляет полевой командир А. Кара, усиливший свое влияние в столице после установления контроля над портом, национальным банком и инвестиционным фондом LNI.

Идут и консультации фельдмаршала с племенами Феццана об инкорпорации их отрядов в ЛНА. Хафтар попросил лидера туарегов Али Канну представлять силы Феццана в будущем Военном совете. О планах его создания фельдмаршал сообщил 14 октября. Орган, сформированный по образцу Верховного совета вооруженных сил Египта (ВСВС), призван «воссоединить» ливийскую армию. Канна, у которого доверительные связи с военной разведкой Алжира, является убежденным сторонником Каддафи и среди его бойцов много бывших каддафистов. Условия их инкорпорации в ЛНА и само сотрудничество со сторонниками бывшего ливийского лидера вызвают недовольство в командовании ЛНА и влияют на конечный успех этих переговоров.

Египтяне пытаются перегрузить создание «единой армии» Ливии за счет реанимации единого племенного союза в Киренаике под условным командованием Хафтара. После провала аналогичных шагов Каира весной речь идет о создании новой системы «единой армии», которая будет опираться не на консультативный совет, а на централизованное командование. Говорить о создании классической ливийской армии излишне. Коллегиальность и армия несовместимы. Главное, что Каир идет к созданию новой системы безопасности, которую пытаются реализовать итальянцы и ооновцы в Триполи. Это означает признание того, что ни Хафтар, ни Сарадж сами решить вопрос военного доминирования не могут.

Сверх того, командующий ЛНА хочет завоевать лояльность тубу на юге, обещая военную поддержку в наступлении на позиции чадской оппозиции в Умм Аль Аранибе в 120 километрах от административного центра Феццана Себхи. Хафтар предложил привлечь к наступлению четыре бригады ЛНА. Племенная верхушка тубу поклялась изгнать чадцев из «китайского квартала» к северу от этого города (построенного компанией «Сингидро»). Тем самым Хафтар пытается еще и укрепить свой союз с президентом Чада Идрисом Деби.

На сегодня части вооруженной милиции тубу «Катиба Халид ибн Валид» под командованием Юсуфа Хиссена Салаха ведуют наступление на чадских повстанцев, базирующихся в Умм-Аль-Аранибе. Созданная в начале октября и поддержанная другими тубу «Катиба», которая включает в себя милицию «Рубиян», без особого успеха пытается атаковать позиции вооруженной коалиции из чадских и суданских повстанцев («Торо Боро» и «Движение за справедливость и равенство») из племен гаране, тубу и загава. Контратака тубу последовала за похищением двух тубу 14 октября членами этой коалиции. Похоже, что эта стычка носит характер межплеменных разборок, которые идут в Феццане постоянно по любому поводу.

Надежды Хафтара (и Каира) на создание единой ЛНА путем инкорпорации в нее племен из Феццана (тубу, ауляд сулейман и туарегов), обречены на неудачу. Дело даже не в том, что тубу отказались от поддержки Хафтара. В Феццане сильны антихафтаровские настроения, и все предыдущие попытки фельдмаршала заманить в свои ряды представителей этих племен терпели неудачу. В Феццане действует Римский пакт, который весной сумели оформить итальянцы. Он подразумевает создание «Пограничной гвардии» из тубу, ауляд сулейман и туарегов для борьбы с незаконной миграцией из зоны Сахеля. За лояльность Рим платит племенным верхушкам зарплату и компенсации жертвам межплеменной розни в прошлом. Альянс непрочен, но финансовой альтернативы Хафтар не представил. Выдвижение в Каире крайнего срока для племенных милиций по обозначению их готовности войти на новых условиях в ЛНА говорит о том, что инициатива заглохла, так и не оформившись на практике. Это откладывает перспективу реанимации единой армии и единой страны в Ливии на далекое будущее.

Риски в динарах

Говоря об «итальянской» конференции, попытке перехватить инициативу французов как посредников в ливийском урегулировании, отметим, что Москва не очень верит в будущее правительства Сараджа и не доверяет из-за исламистского прошлого и настоящего его полевым командирам. Отношения с Хафтаром и поддерживающим его Каиром много лучше, в том числе в связи с поставками российского оружия. Кроме того, глава расположенного в Эль-Бейде «восточного» ЦБ Ливии (CBL) Али аль-Хебри готовится разместить в Москве заказ на печатание 12 миллиардов динаров. Его CBL уже получал 660 миллионов динаров из России в мае 2017-го и четыре миллиарда годом раньше.

Пополнение авуаров «восточного» ЦБ идет вразрез с призывами западных правительств и возглавляемой Гасаном Саламе миссии ООН по поддержке в Ливии (МООНПЛ) воссоединить два центральных банка, что рассматривается им как одна из главных основ воссоздания единой страны. Саламе поддержал предложение провести общую ревизию центральных банков Триполи и Эль-Бейды, которое было предварительно согласовано на встрече в Тунисе 28 августа главой «западного» ЦБ в Триполи Аль Седдиком Омаром аль-Кабиром и Эль-Хебри. CBL в Триполи завершает тендер, чтобы найти международную аудиторскую группу для проверки всех счетов двух CBL с 2011 года.

То, что Эль-Хебри решил вновь печатать деньги в России, свидетельствует – в Тобруке (и в Каире, Абу-Даби) принято решение по блокированию конференции в Палермо. Неясно, какие внешнеполитические выгоды от посредничества получает Россия. Москве выгоднее держать нейтралитет в итало-французском противостоянии, сохраняя рабочие отношения с египтянами. Особенно на фоне недавнего визита египетского президента ас-Сиси в Россию, обозначившего серьезный прогресс в формировании стратегического партнерства в двусторонних отношениях.

Каир пытается решить актуальные для него вопросы, сформировав единую ливийскую армию под командованием Хафтара. В призыве к военизированным группам войти в ЛНА 10 ноября определено как последний срок для присоединения к регулярной армии. Об этом говорится в распространенном 23 октября заявлении армейского командования. Все решившиеся на это могут влиться в «ближайшее подразделение». Призыв появился на фоне проходящих в Каире переговоров о формировании единой армии. Как сообщил официальный представитель Главного командования ЛНА генерал Ахмед аль-Мисмари, «в консультациях принимают участие большое число командиров ливийских военных отрядов». По его словам, стороны уже договорились о создании в управлении объединенной армии трех командных советов: Совета национальной безопасности, Высшего совета по обороне и Совета общего командования. Это не первая попытка Египта создать серьезную военную силу под эгидой Тобрука, что рассматривается Каиром как единственная возможность для появления максимально единой Ливии под своим кураторством. Последние вооруженные столкновения в Триполи и активность Саламе и Рима по формированию новой системы безопасности Сараджа являются дополнительными стимулами для Каира.

Напомним, что 18 апреля Египет предпринял последние по времени усилия по объединению ливийской армии под командованием Хафтара. Процесс контролировал начальник Генерального штаба ВС АРЕ Махмуд Хиджази. Он должен был привести в перспективе к тому, что армия Хафтара перейдет в ведение ПНС во главе с Сараджем. Это тогда активно поддерживала Франция, которая готовила майскую конференцию по воссозданию единой Ливии и имела хорошие контакты с Сараджем. Однако сегодня премьер ПНС сильно потерял в политическом весе. Впрочем, начиная переговоры 18 апреля, египтяне знали, что они обречены на неудачу.

Предыдущие переговоры по «воссоединению» армии Ливии, завершившиеся в Каире 21 марта, провалились, несмотря на присутствие начальников штабов Сараджа и Хафтара, Абдул-Рахмана аль-Тавила и Абдерразака Надхури. Под председательством Хиджази предстояло выработать алгоритм призыва офицеров Западной ливийской армии в ЛНА. Но один вопрос привел к провалу. Кто должен подписать соглашение как верховный лидер вооруженных сил? Премьер-министр ПНС Сарадж или глава палаты представителей в Тобруке Агила Салах Исса? Салах Исса имел для этого юридические основания по действующей конституции Ливии, а политическое соглашение 2015 года давало Сараджу превосходство в этом вопросе.

Похоже, что занимать определенную позицию Москве в ливийском кризисе не стоит. С одной стороны, тут есть темы для развития отношений с Парижем и Римом, но куда важнее сохранить динамику развития двусторонних отношений с Каиром и Абу-Даби. Предыдущие события в Ливии и опыт миротворческих усилий Запада не оставляют никаких иллюзий в отношении реальности любой посреднической деятельности. Много выгоднее оставаться над схваткой, корректируя позицию исключительно в непубличной сфере.

При этом Лондон и Вашингтон чрезвычайно не заинтересованы в усилении военного присутствия Москвы в Ливии. Об этом свидетельствует информационная атака британской прессы в октябре в отношении присутствия российских военных в этой стране с указанием на «нефтяные интересы». На самом деле присутствие единой Ливии на рынке углеводородов Москве не нужно. Такой сценарий может кардинальным образом поменять ситуацию на нем с точки зрения наращивания объемов добычи.

Это, разумеется, полезно для снижения цен на бензин в США и президента Трампа, но не для России. Гораздо эффективнее наблюдать, как западные страны пытаются преодолеть сотворенный ими самими кризис, который бьет по их карману и создает внутриполитические риски в продолжение миграционного кризиса. Чтобы ситуация сохранялась в интересах Москвы, не нужны никакие военные операции. Достаточно не мешать США и их союзникам «закапывать» самих себя в Ливии, что у них очень успешно получается.
01.11.2018

Сатановский Евгений

Источник: https://vpk-news.ru/articles/45983




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта