Михаил Мельников: Кто занижает курс рубля и кому это выгодно? (29.09.2018)

Очередное подтверждение тому, что никаких оснований для снижения стоимости рубля нет, пришло из Германии. Его реальная стоимость, вычисленная по методике BEER, составляет менее 56 рублей за доллар.
Пивная цена

Deutsche Bank выпустил очередной обзор поведенческого равновесного обменного курса 31 валюты. Сложную британскую методику, по которой определяется «истинная ценность» национальных валют, еще называют «пивной», ибо слова Behavioral Equilibrium Exchange Rate складываются в пенную аббревиатуру BEER («пиво» по-английски). Самой недооцененной названа недавно сильно подешевевшая турецкая лира – по мнению германских специалистов, она должна стоить на 46,2% больше. То же относится к колумбийскому песо – ему следовало бы подорожать на 22,2%. Третье место занимает российский рубль, за который дают на 15% меньше, чем он реально стоит. Занятно, что на РБК эта новость размещена в разделе «Падение рубля», хотя рубль в последние дни довольно быстро растет.

Откуда взялась недооцененность рубля и что из нее следует?

На момент написания этого текста за один доллар (переоценен на 7%) дают 65,57 руб. Не трогая ценность доллара, можно подсчитать, что «справедливой» ценой была бы 55,73 руб. – разница, согласитесь, существенная. Намного дешевле был бы отдых за границей, доступнее импортные товары. Так, новенький iPhone XS в минимальной комплектации можно было бы купить не за 88 тыс., а за «жалкие» 75 тыс. руб.

При этом власти страны совершенно не рвутся устанавливать эту справедливую цену. Одной рукой мы, конечно, подняли ключевую ставку, которая влияет на кредитную цену рубля (чем выше ставка, тем дороже брать рубли в кредит, а значит дороже и сами рубли), но другой направляем «сверхдоходы» от продажи природных ресурсов на скупку так называемой твердой валюты, тем самым повышая ее стоимость относительно рубля.

Простая теория

Одна из аксиом рыночной поливалютной экономики состоит в том, что слабая национальная валюта выгодна странам с положительным внешнеторговым сальдо. Говоря по-человечески, если ты много продаешь и мало покупаешь, тебе имеет смысл опускать свою валюту относительно валюты продавца. Потому что расходы ты несешь в своих денежных единицах, которые стоят дешево, а прибыль получаешь в чужих, которые дорожают.

Именно поэтому США – крупнейший покупатель на планете – еще с начала нулевых грозили Китаю санкциями за попытки искусственно снизить курс юаня. Американцам и так непросто бороться с засильем китайских товаров, а если они станут еще дешевле (ведь зарплату на китайских заводах платят в юанях), многие отрасли американской промышленности станут неконкурентоспособными.

Сильная, переоцененная национальная валюта выгодна стране-покупателю, но только в том случае, если она не собирается развивать собственное производство. Среди лидеров по переоцененности сейчас находятся чешская крона, южнокорейская вона, тайский бат, доллар и швейцарский франк. С дорогой валютой ты легко приобретаешь чужие товары, но в то же время у тебя высокие издержки на зарплаты и налоги.

Политика Трампа

Дональд Трамп, первый настоящий и бескомпромиссный патриот США в Белом доме после Рональда Рейгана, пытается пройти между Сциллой и Харибдой валютных курсов довольно хитрым образом.

С одной стороны, он укрепляет доллар через повышение ключевой ставки Федеральной резервной системы (она формально независима, фактически контролируется несколькими банковскими кланами, но все же не может игнорировать стратегию государственных властей). Выиграл выборы он при ставке 0,25%–0,5%, а менее двух лет спустя ставка составляет 2–2,25%. В предыдущий раз столь высокие показатели (зашкаливало за 5%) ФРС устанавливала в 2006 году, пытаясь мягко «сдуть пузырь» на рынке недвижимости, но пузырь все же лопнул, забрызгав содержимым всю планету.

С другой стороны, пытаясь избежать негативных последствий укрепления доллара для американской экономики, Трамп выходит из соглашений о свободной, то есть беспошлинной торговле и вводит пошлины – кстати, вполне умеренные – на большой ассортимент товаров.

В результате США могут покупать критически нужные им товары по невысокой фактической цене за счет сильного доллара, но при этом осложняют импорт того, что и так производится в США, через систему пошлин. Жителям США тоже грех жаловаться – с американскими доходами они могут разъезжать по всему миру и чувствовать себя королями (хотя выездной туризм не пользуется особой популярностью в Штатах). Просто и эффективно, особенно если не обращать внимания на политические издержки и осложнение отношений со старыми партнерами.

Логика России

Как же ведет себя Россия? Она находится в ином положении – импорт существенной части товаров, конкурирующих с отечественными, у нас фактически запрещен не системой пошлин (здесь мы выполняем выгодные нам правила ВТО), а через продовольственное эмбарго. А низкий рубль при этом помогает конкурировать и в других сферах – скажем, текстильной или машиностроительной. Благодаря ему же Россия стремительно завоевывает мировой рынок пшеницы, продавая ее по ценам существенно ниже тех, которые могут позволить себе американцы или канадцы.

Другой вопрос, что есть целый ряд отраслей, где доля российских товаров ничтожна и не вырастет в обозримом будущем. Это например, существенная часть плодоовощной продукции (роль климата), практически вся электроника, качественные автомобили, заметная часть лекарств, средне- и дальнемагистральные самолеты. Низкий рубль делает их существенно дороже. То же относится и к любым зарубежным тратам россиян. А вот иностранные туристы в восторге – вспомните, как легко тратили рубли на чемпионате мира по футболу отнюдь не блиставшие респектабельностью представители полунищих латиноамериканских стран!

Но главные бенефициары слабости рубля – это, безусловно, экспортеры сырья. Не только нефти и газа, но и угля, леса, воды, драгоценных камней и металлов. Зарплату они платят в рублях, заметную часть других издержек несут в них же, и чем дешевле рубль, тем больше доходы этих компаний. Трудно сомневаться, что именно лоббисты сырьевого сектора настояли на решении проблемы сохранения сверхдоходов через закупку иностранной валюты, то есть снижение курса рубля.

Есть и еще один нюанс. Чем дальше стоимость валюты от ее реальной покупательной способности, тем проще манипулировать ее ценой и тем самым получать прибыль. Ни одно решение Центробанка – будь то изменение ключевой ставки или рост объемов закупки валюты – не принимается без предварительного обсуждения. И граждане, знающие ход этого обсуждения, могут получать невероятные доходы буквально через три-четыре операции купли-продажи на валютных рынках.

Чем дольше будет тянуться недооцененность рубля, тем больше подобных возможностей будет у инсайдеров Центробанка и Минфина. И это, безусловно, минус нынешнего состояния национальной валюты.

* * *

Стране с самодостаточной экономикой, производящей все необходимое для себя и успевающей еще и экспортировать (это называется «автаркия»), низкий курс национальной валюты, безусловно, на руку. Но таковым не является даже Китай, вынужденный покупать энергоносители, металлы, продукты питания, – что уж говорить о России. Конечно, если бы манипулирование курсом приводило не к сверхприбылям отдельных компаний и лиц, а к насыщению экономики деньгами, к росту зарплат и пенсий, можно было бы только приветствовать наличие рубля в тройке недооцененных валют. Но сейчас это не соответствует интересам рядовых россиян, которых лишают и дешевого отдыха за границей (наш климат способствует пляжному отдыху не более 4 месяцев в году, да и Крым с Сочи не резиновые), и доступных лекарств, и отчасти доступа к передовым технологиям.

Гнать курс к 55 рублям за доллар, пожалуй, не стоит, но 60 – это существенно лучше для народа, чем то, что происходит сейчас.
29.09.2018

Михаил Мельников
Источник: https://tsargrad.tv/articles/kto-zanizhaet-kurs-rublja-i-komu-jeto-vygodno_160732




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта