Павел Pодькин: Культ роскоши в обществе будет только нарастать (07.09.2016)

Потребление роскоши, демонстрируемое футболистами, чиновниками, олигархами, и даже силовиками и периодически вызывающее общественный резонанс, является неотъемлемым атрибутом элит и предметом вожделения масс.
Возмущение поведением тех же российских футболистов было вызвано не вечеринками в дорогих клубах. Думаю, в случае более успешного выступления российской сборной на Чемпионате Европы реакция на это была бы одобрительной и покровительственной.
Роскошь является важнейшим элементом витрины современного капиталистического общества и наглядным манифестом социального превосходства в пирамиде общественных отношений, освобождением от любых обязательств перед обществом.

Проблема заключается в том, что роскошь нельзя не выставлять при этом на показ, и чем сильнее социальное расслоение, тем выше уровень роскоши и блеска самых разных элит и элиток.

"Карго-культ" роскоши становится сословной привилегией

Неуемная тяга к роскоши охватила периферийные и колониальные элиты (разные группы которой соревнуются сегодня в заездах на дорогих авто) мир-системы глобального капитализма. Значение роскоши и гламура на постсоветском пространстве вполне может быть описано в терминах "карго-культа" (группа религиозных движений в Меланезии, адепты которой поклоняются самолетам и авиационной атрибутике — Ред.), с той лишь разницей, что теперь каждый состоявшийся "абориген" может купить реальный самолет и летать на нем.

Роскошь превратилась в синоним принадлежности к метрополии, а в каком-то смысле стала даже своеобразным символическим ВВП постсоветского общества, следовательно, ее положено демонстрировать и наращивать. Политически, роскошь является интерфейсом возвращения российского общества в "докрымское" состояние всех бенефициаров эпохи тучных лет.
С социально-экономической точки зрения роскошь трансформируется в новую сословную привилегию, возвращая в общество дореволюционное классовое различие в одежде и еде. Фактически борьба с роскошью, если бы она вдруг действительно началась вести, например, под флагом духовных ценностей, означала бы создание новых, стилистически наглядных классовых и кастовых барьеров.

Роскошь стала языком самовыражения и элементом самоидентификации элиты, ее воспроизводство в обществе построено по пирамидальному принципу соответствия: низшие подражают высшим в надежде приблизиться к ним. Ошибочно считать показное потребление, усиливаемое медиа, каким-то нарушением приличий или азиатским способом потребления; пир во время чумы — нормальное и устойчивое состояние уверенных в себе и своем положении элит.

Этот образ жизни, который пропастью отделяет элиты от масс, является репрезентацией реального и символического превосходства социального меньшинства над большинством. Шоу-бизнес, который сегодня считается главным распространителем гламура, выполняет здесь всего лишь рекламные и пропагандистские функции самих элит.

Общество потребления рассматривает критику роскоши как зависть

Атрибуты социального превосходства исторически были всегда недоступны и одновременно демонстративны. Однако в ХХ веке социальная пирамида стала более сложной и многоуровневой, доступ к роскоши получили все остальные классы, в чем, безусловно, проявился известный демократизм общества потребления, необходимый для его поддержания и роста.
В глобальном обществе потребления роскошь формирует специфический образ мысли и привлекательную модель поведения, которая распространяется далеко за формальными границами элит. Общество стремится приобщиться к ценностным формам, которые приводят его к обнищанию и деградации, но критика которых рассматривается исключительно как зависть к более успешным. Ведь все, кто не может позволить себе роскошь, просто завидуют более удачливым согражданам; это уже объяснили еще в девяностые.

Образ красивой жизни стал социальной и этической ценностью, даже если потребление роскоши и принадлежность к более высоким ступеням социальной оценки и самооценки остается виртуальным. Общество пытается воспроизводить этот язык, стремится приобщиться в прямом смысле этого слова к другому измерению социальной реальности.

Гламуризации уже подверглись спорт, политика, бизнес и власть, поэтому грань между ними все тоньше, а язык коммуникации и модели поведения унифицированы под этот идеологический стандарт. Но за формой меняется содержание власти, политического класса, общественных институтов и, в конечном счете, всех общественных отношений.

Только не следует забывать, что роскошь исторически всегда соседствует с нищетой и бедностью, эксплуатацией, проституцией, социальным неравенством и отчуждением. Роскошь не является синонимом "красоты" в ее гуманистическом понимании и не гармонизирует общество.

Духовные скрепы не могут противостоять культу роскоши

Публичное потребление роскоши — естественное состояние современного общества. Именно поэтому этот процесс это не может быть отрегулирован и не может быть подвергнут общественному осуждению без изменения всей общественной системы. Культ роскоши проникает во все слои общества, выстраивая пирамиды социального отчуждения, придавая им эстетический блеск и подчиняя себе массовое сознание.

Роскошь является непреодолимым следствием состояния всего социального базиса. Все аргументы и увещевания против неумеренного показного потребления не работают. Все обличения были высказаны в XVIII и XIX веках писателями, философами и общественными деятелями, но, как показывает история, серьезного влияния они не оказали.

Фактически сегодня нет институтов противостояния идеологии роскоши и социального расслоения. Западный опыт антиглобалистских движений и левых сил показал ошибочность тактик сопротивления массовой культуре. Повторение этих приемов борьбы приведет к тем же результатам.
Роскошь не может быть объяснена этически или даже с позиции "духовных скреп", как плохое поведение очередных мажоров. Такое поведение будет постоянным и еще более сословным.

Единственно реалистический ответ может дать только новый социальный проект, кардинально меняющий политэкономический и социально-политический базис, без которого невозможны позитивные социальные и культурные изменения, и без которого любое осуждение соответствующего образа жизни бесполезно и обессмыслено. Ведь, как известно, "красиво жить не запретишь".
07.09.2016

Павел Pодькин
Источник: ria.ru




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта