Роман Холодов: Латвия уничтожает русские школы (22.03.2018)

На днях Сейм Латвии утвердил во втором чтении ликвидацию преподавания на русском в средних школах нацменьшинств. В ответ русская община провела серию крупных митингов протеста против дискриминационной «школьной реформы». Но дало ли это какие-то результаты? И в целом – есть ли перспективы у протестного движения?
Заставить себя услышать!

Нежелание правящих идти хоть на какой-то компромисс было в который продемонстрировано в ходе заседания комиссии Сейма по образованию, науке и культуре перед окончательным чтением драконовского законопроекта. Депутаты оппозиционной партии «Согласие» подали несколько предложений. Например, парламентарий Елена Лазарева предложила сохранить имеющуюся пропорцию языков обучения в основной школе с увеличением доли латышского языка в 7-9-х классах с 60% до 80%. Также поступило предложение позволить частным школам обеспечивать среднее и профессиональное образование не только на латышском языке, но и на русском. Эти предложения, как и следовало ожидать, были отвергнуты.

В свою очередь, депутат-«согласист» Андрис Морозов сказал, что директора школ нацменьшинств побоялись возразить против навязываемой им «школьной реформы» из опасения репрессий. Это правда: сейчас в школах установилась удушливая атмосфера доносительства. Так, общественная активистка Евгения Крюкова поведала о двух недавних случаях. «Даугавпилс, 16-я школа, школьник посмел вслух похвалить россиян за победу в хоккее, дословно: "Молодцы, Россия! Вырвали победу!" В школу были вызваны родители... "Объясните ребёнку, что он живёт в Латвии, а не в России". Второй случай, школу не знаю, в Даугавпилсе. Дети заполняли бланк, на каком языке хотят сдавать экзамены – на русском или на латышском. Две девочки из всего класса выбрали сдавать на русском. Были вызваны родители с убедительной просьбой переписать. Отец девочки поднял скандал. Несколько человек из класса после этого случая поменяли своё мнение, решив, что будут сдавать на русском. Но изменить свою запись в бланках им не позволили!» – написала Е. Крюкова.

Активист Дэги Караев по этому поводу заявил: «К сожалению, учителя и директора школ находятся в подневольном состоянии, над ними довлеет закон о лояльности. Они боятся, что какое-то их действие, выходящее за рамки шаблона, может повлечь за собой неприятности. Тем более что школы и так находятся под постоянным колпаком организации под говорящим, почти русским названием ИКВД (IKVD, Izglītības kvalitātes valsts dienests, Государственная служба качества образования. – Р.Х.). Это реально такой НКВД нашего дня, который контролирует, чтобы учителя не отступали от некоей красной линии», – говорит Д. Караев. Он добавляет, что в школах проводят бесконечные проверки – поэтому учителя хотят, чтобы все ученики сдавали экзамены на латышском. «Пытаясь удовлетворить чиновников, учителя из кожи вон лезут, просто чтобы улучшить статистику. Лучше статистика – меньше придираются», – подчёркивает активист.

Не менее красноречивая сцена разразилась в феврале на заседании парламентской комиссии по мандатам, этике и заявлениям, когда она отклонила подписанную более чем 14 тыс. жителями страны петицию за сохранение в школах нацменьшинств ныне действующей системы билингвального обучения. «Первый раз, когда комиссия принимает решение отклонить инициативу без дальнейшего рассмотрения. Наши аргументы, опасения и опыт никого не интересуют. Такая вот демократия. Стеклянная стена», – отметила депутат самоуправления Юрмалы Елизавета Кривцова («Согласие»). Педагог Маргарита Драгиле добавляет: «Давайте честно скажем – нас просто и откровенно послали. Ощущение, что у них были заткнуты уши и… просто пустота. Мы говорим сами с собой в пустоту, и нас принципиально не слышат».

Об увиденном на заседании комиссии поведал и активист Дмитрий Прокопенко: «Елизавета Кривцова, Елена Бачинская, Константин Чекушин взывали к разуму и приводили логические аргументы, почему "реформа" кривая. Только это не находило особенного отклика. Попросил слова. Стоило мне сказать, что представляю Штаб защиты русских школ, начался лёгкий переполох и перешептывание. Прямо передо мной выступал Райвис Дзинтарс (глава праворадикального Национального блока. – Р.Х.) и говорил, что русские школы – это "советское наследство" и от него давно пора избавиться. Я начал с того, что указал г-ну Дзинтарсу на плохое знание истории собственной страны, что особенно стыдно для националиста, как он себя называет. Сообщил ему, что русские школы существуют на территории современной Латвии с 1789 года и являются не "советским наследством", а латвийским историческим наследием и богатством. И что русские люди тоже живут в Латвии. Далее я указал, что когда одни латыши решают судьбу русского образования – это нацизм. И за это перед историей нужно будет рано или поздно ответить. Засим покинул заседание комиссии. Смотрю на вещи трезво и не ожидаю каких-то позитивных шагов навстречу. Но кто-то должен был им это сказать. В лицо».

Сделать протесты молодёжными!

Активисты русской общины уже провели ряд акций в защиту школ – последняя из них на данный момент состоялась 10 марта. Около пяти тысяч человек собрались у посольства Франции и прошагали шествием мимо здания Латвийской национальной оперы к «Дому ЕС» на бульваре Аспазияс, около которого прошёл митинг. Люди били в барабаны, поднимали плакаты и транспаранты, скандировали лозунги, произносили речи.

Одним из наиболее знаменательных получилось выступление активиста Ильи Козырева. «Зачем мы здесь собрались, что мы защищаем? Кто-то скажет – русские школы. Кто-то скажет – будущее русской общины в Латвии. Это так, но не только. В действительности мы защищаем мирное будущее нашей страны – Латвии. Латышская элита через латышских политиков и при активной поддержке латышского избирателя пытается построить Латвию для латышей – и избавиться от нас. Они не имеют возможности поступить с нами так, как с евреями в 1941 году. Поэтому они стараются либо выдавить нас из страны, либо ассимилировать. Для этого родной язык сорока процентов населения объявили иностранным, уничтожают русское образование, а теперь намерены запретить требовать знание русского от работников, общаться на русском с клиентами и даже политическую рекламу на русском. А мы на это никогда не согласимся»!»

И. Козырев подчеркнул, что русским Латвии не дают возможности защищать свои интересы мирным и законным путём. «Нам не дают голосовать, потому что половина из нас лишены гражданства. Наши предложения отвергаются без обсуждения. 14 тысяч подписей выбросили в мусорник. Референдум о школах нацменьшинств запретили. Наши интересы демонстративно игнорируются. Уверен, это рано или поздно приведёт к силовому противостоянию и гражданской войне. Правящие латыши этого хотят и готовятся. МВД уже сейчас объявило о формировании новых полицейских спецподразделений. Мы не хотим такого будущего для нашей страны – но только мы. В латышской прессе уже появляются прямые призывы к гражданской войне. Партия "Русский союз Латвии" обратилась в Полицию безопасности, но ответа нет, и не будет – потому что "своим" можно. Поэтому я обращаюсь к Евросоюзу. Помогите нам избежать насилия. Вам пора вмешаться. Пора вводить санкции против коррумпированных правящих элит, которые нарушают права человека и не соответствуют европейским ценностям. Вмешайтесь сейчас, потому что, когда в Латвии русские и латыши начнут убивать друг друга, будет уже поздно», – призвал активист.

В чем основная проблема защитников русских школ Латвии? В том, что на их митинги сейчас ходят в основном люди в возрасте – те, кому успело перевалить как минимум за сорок. Латышские СМИ не преминули с издёвкой отметить этот факт, публикуя карикатуры, на которых протестующие изображены в виде гниющих зомби. Тут, конечно, разительный контраст с 2003-2004 гг., когда на митинги в защиту русских школ выходила в больших количествах именно молодежь – десятками тысяч. Сейчас те участники «школьных протестов» уже выросли и обзавелись собственными детьми. А современная молодежь, судя по всему, более «прагматичная» – юнцы считают, что плетью обуха не перешибёшь, и не торопятся дать повод зачислить себя в «нелояльные».

Есть мнение, что борьба за русские школы была проиграна именно тогда, в 2004-м. «Больше всего сейчас нам вредят даже не латышские националисты. Чем они могут тут помешать, это ведь наша среда. Мешает засилье людей со старомодными взглядами, чрезмерной оторванностью от вкусов современных молодых людей. Люди застряли в 70-х годах XX века. Надо меняться. А пока это бесконечное перемывание прошлого. От этого надо избавляться. Надо действовать так, как будто этого прошлого не было вообще», – заявил в эфире рижского радио Baltkom опытный оппозиционный активист Владимир Линдерман. Он уверен, что важно учитывать роль интернет-пространства. «Ещё пятнадцать лет назад этого не было. Поэтому по той схеме организовать массовые протесты, как это было в 2004-м, нельзя. Я просто стараюсь вбросить контент, на который откликнется молодежь. Пусть это будут политические лозунги – но на том языке, на котором модно говорить среди молодого поколения», – подчеркнул В. Линдерман.

Он рассказал, что организовал конкурс латвийских русскоязычных рэп-исполнителей, призвав их записывать ролики в защиту родных школ. Один из таких роликов – клип известного в Латвии рэпера Рея Рижского «Я не хочу» набрал сейчас на Youtube свыше 21 тыс. просмотров. В. Линдерман также считает, что организаторам протестных митингов надлежит серьёзнее подходить к выбору лозунгов. «Ещё раз говорю – я уважаю всех пенсионеров и пожилых людей. Но это всё накладывает определенный отпечаток, старушечьи лозунги "Я – это Латвия" (с такими плакатами выходили на митинги защитники русских школ. – Р.Х.) – что вообще такое? Как может молодого человека, которого это вообще не устраивает, который хочет дать отпор, вдохновлять лозунг "Я – это Латвия"? Может быть, на других мероприятиях это очень хорошо, но здесь такое не может вдохновить. А "каждому русофобу – по крепкому гробу" – может! Не потому что он склонен к насилию, а потому что это в рамках современной молодежной субкультуры. Это примерно то же, что скандируют на стадионах любители футбола и так далее», – сказал Линдерман.

Сделать протесты массовыми!

Есть ли какие-то перспективы у движения в защиту школ? Тут многое зависит от международной поддержки. Вот удалось привлечь некоторое внимание – например, студенты Луганского национального университета им. Даля первыми провели флешмоб, выставив в соцсети свои фото с табличкой «Сохранить русские школы в Латвии!».

Министр иностранных дел России Сергей Лавров призвал русскоязычных латвийцев идти в Европейский суд по правам человека. «При всей неоднозначности некоторых его решений, они не могут уйти в сторону от рассмотрения обращений граждан и общественных организаций. Настоятельно рекомендую этим заниматься. Потом меня, конечно, обвинят в подстрекательстве к каким-то антиправительственным выступлениям в Латвии, но это защита прав человека, которая никогда не рассматривалась как нечто подлежащее охране под предлогом суверенитета того или иного государства. Поэтому надо добиваться правды, надо идти в суды, это долгий процесс, но иного пути нет», – резюмировал С. Лавров.

Он напомнил, что Россия регулярно поднимает данный вопрос в ОБСЕ, Совете Европы, Комитете ООН по ликвидации расовой дискриминации. «Там, по понятным причинам, не все готовы выступать принципиально и отстаивать те нормы, которые давным-давно закреплены в международном праве. Просто потому что Латвия – член Евросоюза, а в ЕС действует, они называют это солидарностью, а я круговой порукой», – считает С. Лавров.

В свою очередь, евродепутат Мирослав Митрофанов («Русский союз Латвии») уверяет, что нельзя говорить, что в ЕС полностью закрывают глаза на ситуацию. Он подчёркивает: «Например, недавно ПАСЕ приняла рекомендацию о защите языков нацменьшинств, направленную главным образом против закона об образовании на Украине. Но её можно отнести также и к Латвии. Следом фракция Европарламента "Зеленые/Европейский свободный альянс" направила письмо правительству Латвии, где было указано на необходимость сохранения образования на языках нацменьшинств. В Евросоюзе знают о положении дел в Латвии, но пока конкретных действий не предпринимают. Однако если в стране будут массовые протесты и на улицы выйдут не несколько тысяч, а десятки тысяч человек, то политики в Западной Европе игнорировать это не смогут. Совсем недавно, несмотря на сильные морозы, массовые протесты в Бухаресте привели к тому, что ситуация в Румынии оказалась в центре внимания европейских СМИ – и борьба против коррумпированных властей стала делом не только Румынии, но и Евросоюза. Поэтому на данный момент единственный метод, который может обратить внимание ЕС на происходящее в Латвии, – массовые протесты. И наш план – в течение года выйти на уровень, достаточный для привлечения мировых СМИ и вмешательства центральных властей Евросоюза, от которых Латвия тотально зависит в финансовом плане».
22.03.2018

Роман Холодов
Источник: https://www.ritmeurasia.org/news--2018-03-20--mozhno-li-spasti-russkie-shkoly-latvii-35493




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта