Павел Кухмиров (Раста): Лекарство от ЛГБТ (02.03.2019)

Принято считать, что т.н. «толерантность» в современной Европе носит тотальный характер и уже не имеет альтернативной точки зрения внутри общества старого континента. А позиция, которую можно было бы назвать «консервативной», либо вовсе отсутствует, либо, как минимум, никак не проявляется. И уж тем более это справедливо в вопросе, который для самого современного европейского общества, похоже, считается «особо важным». Того вопроса, по которому нынешняя Европа даже отступает от толерантности по отношению к мигрантам с Ближнего Востока. Речь о т.н. «борьбе за права ЛГБТ». Уж здесь, казалось бы, в европейском обществе полное единодушие. 
Но так ли это на самом деле? Насколько действительно в Европе данное явление считается нормой и все ли согласны с тем, что происходит в данной сфере вот уже, без малого, три десятка лет. Многих удивит тот факт, что в реальности всё отнюдь не так просто и от единомыслия здесь, не смотря на всю тщательно конструируемую медийную картинку, Европа крайне далека. В том числе и на уровне одной из самых консервативных страт — сообщества врачей. Часть которого, мало того, что продолжает считать подобное явление болезнью, которую можно лечить, так ещё и высказывает это мнение вслух. 

Как с этим обстоят дела в самом сердце Евросоюза — в Германии? С чем сталкиваются те, кто придерживается таких взглядов, и каково в действительности их влияние в немецком обществе? 

Почти молчаливый протест 

Высказывания о том, что явления, которые в нынешнем обществе принято обозначать аббревиатурой «ЛГБТ», во-первых, не являются нормой, во-вторых, являются отклонением, и, в-третьих, являются расстройством психики, поддающимся лечению, на современном Западе звучат действительно не часто. Или, как минимум, очень тихо и далеко не везде — сам факт их высказывания является весьма серьёзной крамолой. Ожидать их услышать, скорее, можно где-нибудь в т.н. «библейском поясе» Америки. И уж никак не в центре Европы, которая уже давно чётко ассоциируется с совсем другой точкой зрения. Тем не менее именно это было сказано в заявлении, опубликованном группой немецких врачей всего пять лет назад на сайте Ассоциации католических врачей Германии — Bund Katholischer Ärzte (BKÄ). 

Как раз утверждение о том, что гомосексуализм является психическим нарушением, которое можно вылечить, и сделало эту мюнхенскую группу докторов мишенью для очень серьёзных нападок, отзвуки которых были даже в русскоязычной прессе Германии. BKÄ — это организация, основанная баварским врачом общей практики десять лет назад и она открыто заявляет, что готова осуществлять полный комплекс  репаративной терапии,  от классического психоанализа до "детоксикации".  

Среди коллег по цеху понимание они находят так же далеко не всегда. Немецкие врачи перестали диагностировать гомосексуализм как психическое заболевание уже более четверти века назад, после того, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) исключила его из  списка болезней в 1992 году.  

Более того, Всемирная медицинская ассоциация (ВМА) осудила методы  репаративной  терапии, как «нарушающие права человека»,  которые «следует осудить и подвергнуть санкциям и наказаниям». Это заявление было опубликовано ВМА в 2013 году — почти одновременно с заявлением немецких католических врачей, упомянутом выше. Разумеется, у двух этих организаций принципиально разная весовая категория (ВМА — одна из крупнейших неправительственных организаций в мире, членами которой числятся около 10 миллионов врачей в более чем 100 странах). Тем не менее, голос BKÄ прозвучал довольно громко. Быть может, потому, что прозвучал он в почти полной тишине. 

Однако BKÄ - не единственная подобная организация в Германии. Ряд небольших, не особо желающих публичности немецких медицинских и общественных групп также так же отстаивают схожую позицию. Как и BKÄ, эти организации часто связаны с христианским консервативным сообществом, которое сейчас, во многом, демонстрирует тенденции, схожие с теми, что проявились в США, где сейчас так же активно поднимается подобный вопрос. 

О чём ломаются копья 

Репаративная терапия, (англ. “reparative therapy”, от латинского “reparo” — «исправлять»), на Западе более известная, как «конверсионная» — это комплекс методов, направленных на выправление сексуальных перверсий и возвращения пациента к гендерной норме. В основе её лежат методики из области психологии и психиатрии. У истоков репаративной терапии стоят, по сути, основатели этих дисциплин: такие, к примеру, как Зигмунд Фрейд. 

К началу ХХI века в этой сфере был накоплен весьма значительный опыт, но нормальному развитию здесь мешает значительная негативная политизация вопроса. Хотя, сама суть того, о чём идёт речь, делает обвинения в «нарушении прав человека» практикующими её врачами довольно абсурдными, так как эффект здесь, как и в большинстве случаев применения психотерапии, напрямую зависит от добровольности лечения. Иными словами — от свободного выбора и искреннего желания тех, кого лечат. Как сказал один из крупнейших советских и российских психиатров А.И.Белкин: «Того, кто хочет излечиться, нужно лечить, ведь если человечество отказывается от дискриминации сексуальных меньшинств по поводу бытия в границах избранной, желаемой сексуальности, то не следовало бы отказывать части из них и в стремлении измениться». 

Надо ли говорить, что в современном мире такую «широту взглядов» разделяют далеко не все и, во многих случаях, признают лишь право болеть, а не право лечиться. Почти два десятка штатов США и канадских провинций, а так же некоторые страны Латинской Америки объявили вне закона либо существенно ограничили применение любых видов репаративной терапии. В частности, это произошло в Калифорнии, Нью-Йорке и, частично, в Нью-Джерси - применительно к несовершеннолетним. Существенные ограничения существуют так же в Иллинойсе и ещё 12 штатах. В Канаде репаративная терапия запрещена в провинциях Онтарио, Манитоба, Новая Шотландия, а так же в городеВанкувер. А в Бразилии и Аргентине и вовсе действует общенациональный запрет. 

В Европе подобный общенациональный запрет действует в двух странах: в Швейцарии и на Мальте. Кроме того, местные запреты действуют в нескольких регионах Испании. 

Помимо такого политического вмешательства, вокруг вопроса, зачастую, создаётся обстановка «общественной» нетерпимости, а тот, кто высказывает альтернативную точку зрения, подвергается преследованиям. Ярким примером здесь является американский учёный-психиатр Роберт Спитцер (Robert L. Spitzer), в 2001 году опубликовавший результаты исследования, показывавшие эффективность репаративной терапии. Однако 11 лет спустя он был подвергнут самой настоящей травле, в результате чего публично отказался от своих работ и «принёс извинения». Похожие вещи происходят и на другой стороне Атлантики, в Великобритании, где BBC было вынуждено извиняться за то, что позволило себе разместить онлайн-опрос, темой которого, что самое потрясающее, было следующее: стоит или не стоит запрещать репаративную терапию. Что ж, как говорится, добавить здесь нечего. 

Тем не менее, в Германии ничего подобного нет: конверсионная терапия там полностью легальна. Как, в общем-то, и в большей части Европы, несмотря на не имеющую обязательной силы резолюцию против репаративной терапии, принятую Европарламентом в прошлом году. По факту в Берлине данная резолюция молчаливо игнорируется. 
 
Однако сторонниками введения подобных запретов в Германии ведётся активная информационная кампания на эту тему, упор в которой делается на неэффективность и вредоносность данного вида терапии. К примеру, Курт Сейковский, психолог из Лейпцигского университета утверждает: “Конверсионная терапия заставляет представителей ЛГБТ-сообщества чувствовать себя виноватыми и отвергать то, что они есть". По его мнению, которым Сейковский поделился с немецким изданием «Der Tagespiegel», они «становятся подвержены риску депрессии и питают суицидальные мысли». Насколько вообще велик уровень самоубийств в ЛГБТ-среде, он, при этом, не уточнил. 

Другой пример: муссирующаяся в германских либеральных СМИ история некоего Бастиана Мелчера, 29-летнего  ЛГБТ-активиста, утверждавшего, что в его случае терапия результатов не принесла. О чём даже был снят целый фильм, показанный на немецком телеканале Deutsche Welle в прошлом году. 

Однако, не смотря на все подобные утверждения, реальную картину здесь понять крайне тяжело. И справедливо это, опять же, потому, что, благодаря всё той же запредельной политизации вопроса, отчётливо слышно мнение лишь одной из сторон. Другая же сторона к публичности не стремится. 
 
Тайная практика 

Практически невозможно узнать, какое количество организаций и практикующих терапевтов работают в данной сфере в Германии. Такие группы, как медицинская BKÄ или гражданская «Wuestenstrom» (организация христиан-евангелистов, базирующаяся в Баден-Вюртемберге), по сути, являются лишь верхушкой айсберга. Зачастую, подобное лечение происходит тайно, как правило, в религиозных общинах – христианских, мусульманских или еврейских. Но есть также обычные психотерапевты, которые берутся тайно лечить гомосексуалистов. Очевидно, что получаемые ими результаты не озвучиваются. Причины так же вполне понятны. 

Впрочем, скрываются не все. Порой в этой сфере происходят даже публичные события с широким общественным резонансом. К примеру, в 2012 году в Саксонии было организовано довольно широко анонсированное мероприятие, в котором была заявлена даже промо-акция для желающих пройти репаративную терапию. То мероприятие, в числе прочих, посетило около 100 посетителей из сферы медицины, большинство из которых, на деле, оказались вполне благосклонны к происходящему. 

С кем вы, фрау канцлер? 

У консервативной правящей партии канцлера Ангелы Меркель, Христианско-демократического союза (ХДС), отношения с правыми христианскими движениями весьма неоднозначные и к ним самим отношение двойственное. И не в малой степени происходит это по вопросу репаративной терапии. Но здесь у ХДС вообще всё очень непросто. С одной стороны, с ЛГБТ-активистами идёт весьма активное политическое заигрывание, особенно в период выборов. С другой стороны, гораздо менее публичная, но никак не менее глубокая работа идёт с консервативными силами. С ними налаживается весьма тесное взаимодействие, признаки которого периодически проявляются и в публичной сфере. 

К примеру, шесть лет назад дочь протестантского пастора Ангела Меркель фактически открыто продемонстрировала контакт со сверхконсервативными евангелистами, написав письмо, поздравляющее со 125-летием общину Гнадау. При том, что это так же и весьма принципиальная евангелическая организация, в рядах которой состоят около 200 000 членов по всей Германии. Надо ли говорить, что это совсем не стремящееся к широкому пиару общественное объединение является одним из очень влиятельных сторонников идеи “исцеления”. 

Другой политический тяжеловес из рядов ХДС, министр обороны Урсула фон дер Ляйен, так же открыто поддержала христианский фестиваль в Бремене, в рамках которого проводились семинары по обращению желающих исцелиться членов ЛГБТ-сообщества. 

А весной прошлого года немецкие СМИ сообщили, что региональные политики ХДС в федеральной земле Саксония-Анхальт, включая бывшего главу этой области в Восточной Германии, поддерживали протестантскую группу, которая работала в этом направлении десятилетиями. «Прогрессивная общественность» среагировала на это довольно активно. Но последовавшая за этим полемика не помешала данной группе прошлым летом получить государственную субсидию в размере 15 000 евро на ремонт 200-летнего особняка, в котором находится её штаб-квартира. 

Nein 

Однако внутри самой ХДС всё также очень сложно. Нынешний министр здравоохранения ФРГ от этой партии, Йенс Шпан, является одним из самых известных ЛГБТ-политиков страны и одним из претендентов на место самой Ангелы Меркель. А так же одним из наиболее известных сторонников полного запрета конверсионной терапии, которую он называет «ерундой» и «формой пыток». 

Впрочем, и он признаёт, что об этом запрете гораздо легче сказать, чем сделать. В том числе и с технической точки зрения, так как подобный шаг потребует от государственных органов тотального отслеживания того, что происходит во время каждого сеанса психотерапии в стране. То есть пойти на сознательное и очень серьёзное нарушение и врачебной тайны, и конфиденциальности пациента. 

Всё это позволяет официальному Берлин продолжать успешно игнорировать вопрос. Редкие попытки «прогрессивных активистов» вынудить его к действиям, наталкиваются на бюрократическую стену. К примеру, в 2013 году нижняя палата германского парламента (Бундестаг) успешно заблокировала законопроект, выдвинутый «зелеными», предусматривавший, по примеру американских штатов,  запрет на репаративную терапию в отношении несовершеннолетних и штраф для нарушителей в размере 500 евро. А в начале июля прошлого года депутат от одной из левых фракций подал письменный запрос с новым требованием к правительству принять меры по запрету конверсионной терапии. Письменный ответ на его запрос состоял из одного слова: “Nein”. 

Перед выбором 

Но попытки атаковать этот вопрос не прекращаются. Наиболее серёзное политическое действие на данном направлении было предпринято летом 2018 года в самой маленькой федеральной земле Германии. В августе парламент Бремена призвал своё региональное правительство заняться лоббированием общенационального запрета на федеральном уровне. Выполняя данное поручение, правительство Бремена в настоящее время работает над законодательной инициативой, которая будет представлена в Бундесрате (верхней палате парламента Германии). Однако дата здесь пока не определена. 

Не особо популярной оказалась и петиция, выдвинутая ЛГБТ-активистами на данную тему: она собрала всего чуть более 77 000 подписей, что по немецким меркам вряд ли может кого-то впечатлить. При этом даже некоторые ЛГБТ-активисты не поддерживают прямой запрет на конверсионную терапию, особенно для взрослых. И удивляться здесь нечему, так как законность и справедливость данного запрета не бесспорна даже для них: он совершенно очевидно будет ограничивать свободу выбора граждан Германии. И уж тем более никак не повлияет на высокий уровень самоубийств среди ЛГБТ-сообщества. В отличии от репаративной терапии, при помощи которой, как минимум, делается попытка помочь. 

Ведь, если разобраться, то в ситуации, когда медицинский вопрос намеренно делается политическим, главными пострадавшими являются пациенты — как действующие, так и потенциальные. Что самое парадоксальное, но именно о них борцы с конверсионной терапией думают в последнюю очередь, как бы громко они ни утверждали обратное. Но одно дело «активисты» и совершенно другое дело — врачи. Перед которыми в современной Германии (и в современной Европе в целом) стоит очень жёсткий выбор. И в итоге каждый из них сам для себя будет решать, что в этом споре возьмёт верх: толерантность или клятва Гиппократа. 

Источник: http://zavtra.ru/blogs/lekarstvo_ot_lgbt
02.03.2019

Кухмиров (Раста) Павел






Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта