Андрей Иванов: Либеральная оппозиция с согласия либеральной власти осваивает новые технологии (Пятая колонна) (18.06.2019)

История вокруг журналиста Ивана Голунова, которого вначале обвинили в сбыте наркотиков, а потом отпустили, выглядит очень странно. Пока все спорят о том, мог ли быть виноват Голунов, почти никто не обсуждает то, каких уступок удалось добиться от власти несистемной оппозиции и при этом вывести тысячи людей на улицы. В итоге, довольны и провластные СМИ, которые пишут с восторгом как здорово и вовремя смогла отреагировать власть и те же самые либеральные о том, как они умело смогли надавить на эту власть. Видя весь этот восторг понимаешь, что когда речь зайдет о простых россиянах, не будет ни сговорчивой власти, ни «добрых» журналистов. Зато будет вот этот странный акт, похожий на договорной матч, когда все договорились и все довольны.
На первый взгляд, журналист-расследователь подвергся откровенной травле со стороны власти. Потом власть неожиданно отреагировала, причем в отставку были отправлены высокие чины в МВД. Обычно реакция намного скромнее. Но в итоге, всей этой истории из Голунова сделали народного лидера всего за неделю.

А что если это и есть те самые технологии «цветных» революций?

Тогда важно знать, каковы они. И главное — чего можно ожидать в будущем.

Известный политтехнолог и журналист-расследователь с многолетним стажем Андрей Николаев подробно рассказал читателям «СП», какие методы использует сегодня несистемная оппозиция, что такое тактика «бессрочного протеста» и «петля хайпа». Его позиция небесспорна, но с некоторыми моментами согласиться можно.

Андрей Николаев:

— С осени 2018 года в России запущена сетецентричная система под названием «Бессрочный протест». Координация осуществляется через каналы в Telegram, в частности через канал «Союз протестных групп». Успех протеста может быть связан именно с тем, что заработала эта схема.

Идеология «Союза протестных групп» держится на трех основных принципах: отмене поста президента, так называемом «новом федеративном договоре» и люстрации всех чиновников.

Особенность деятельности этой группы в том, что правоохранители не смогут найти координатора, потому что его просто нет. То есть координаторами выступают анонимные чаты, а не люди. И эта система пронизывает всю страну. За исключением Крыма и еще пары регионов.

Все эти каналы и чаты имеют закрытый характер и жестко модерируются. А вот модераторы находятся, как можно предпложить, за границей.

Процесс руководства протестом идет онлайн, он беспрерывный.

«СП»: — Но граждане выходят протестовать не просто так.

— Повод для протестов совершенно неважен. Я встречался с одним из лидеров Антимайдана в Одессе Антоном Давидченко. И именно его группа узнала об этой системе «Бессрочного протеста». И он мне сказал: «Я не знаю, что случится, но через два-три дня события будут в Москве, а повод будет неважен».

«СП»: — Откуда уверенность, что сценаристы находятся за границей? Может, так при помощи чатов объединяется гражданское общество, которое недовольно реально существующими проблемами?

— Во-первых, видна очень хорошая технология. Те, кто знаком с российской политикой, знают, что политические активисты даже с большим опытом действуют намного проще, открыто, они на виду.

При этом совсем недавно США увеличили финансирование пропаганды в России. Деньги получили радио «Свобода», «Голос Америки», телеканал «Настоящее время». По моим сведениям, они получили на несколько миллионов долларов больше, чем просили их сотрудники в России. Но это так, информация к размышлению.

Вообще, вот эта система «Бессрочный протест» очень мало изучена, почти никому не известна. До недавних пор о системе не знали ни губернаторы, ни правоохранители, ни политологи.

«СП»: — Можно подробнее, как устроена эта система?

— Все эти группы, каналы и чаты имеют вертикальные и горизонтальные связи. По вертикальным идет формулирование повестки дня, основные темы. В горизонтальных связях обмениваются информацией о событиях непосредственно на местах.

И вот на пересечении горизонтальных и вертикальных потоков информации действительно идет народное творчество. Главное его качество в том, что оно никак не организовано. Там уже нет чиновников, координаторов, а все могут участвовать в принятии конкретных решений, наиболее актуальных в конкретном случае. В этом, кстати, заключается нестандартный подход.

Сама система закрыта, о ней почти никто не знает даже из тех, кто выходит на акции протеста.

Есть еще один аргумент. Есть социальный протест в России, но разве в его цели входит изменение конституционного строя, люстрация? Не думаю, что бабушки и дедушки, подростки, которые вышли в Москве, задумывались над новым федеративным договором, то есть над изменением полномочий субъектов Российской Федерации.

«СП»: — Опыт «цветных» революций насчитывает годы, он должен был чему-то научить власть.

— Как видим, этот опыт учит только тому, что ничему не учит. Мне Антон Давидченко рассказывал, что после трагедии в Одессе 2 мая 2014 года, когда люди уже сгорели в Доме профсоюзов, чиновники из администрации президента РФ говорили, что сторонники Антимайдана не смогли организоваться, у них не было пассионарности.

Но сейчас вроде все должны быть готовы.

Противостоять этим «цветным» технологиям можно, если выводить на улицы вторую сторону. Чтобы все видели, что есть и вторая сторона конфликта, а не противостояние власти и общества. Но власть боится, и это очередная ошибка. А вот президент Турции Эрдоган смог недавно остановить «цветную» революцию, выведя на улицы своих сторонников.

Понимаете, со стороны протестантов есть творчество масс, обсуждения, стихийность. А с другой стороны только куча начальников, которые боятся брать на себя ответственность. И в итоге власть прогибается. Но дальше протестная активность будет только нарастать. Повторю, история с Голуновым должна была случиться. Украинские товарищи это просчитали просто по тем алгоритмам, по которым действует система «Бессрочного протеста».

«СП»: — Но может быть замешана еще и внутриэлитная борьба в России?

— Обращает на себя внимание, что протесты вначале были в Архангельске, куда свозят московский мусор. Просто Собянин, на мой взгляд, один из реальных кандидатов на участие в предстоящем трансфере власти.

Но в то же самое время, и за рубежом могут понимать, что Собянин — это один из возможных кандидатов в президенты. И его просто решили нейтрализовать иностранные силы. Вот 12 июня на День России он, по идее, должен был гулять по городу, встречаться с москвичами. Но в этом году он просидел в каком-то месте и к людям нормально не вышел.

Голунова отпустили, ситуация была исчерпана, но люди вышли на улицу. Зачем? Значит, Голунов был лишь поводом выйти на акции, но никак не причиной.

«СП»: — Кому-то нужны именно уличные акции.

— Совершенно верно. И в этом коренное отличие между «цветными» технологиями и теми, что использует власть для работы с гражданским обществом. В России от некоммерческих организаций, которым выделяют средства, требуют длинные отчеты об использовании денег. Надо долго утверждать сметы. Но для организаторов протеста никакие отчеты не нужны. Там действует простой принцип — если ты контролируешь улицу, то правильно расходуешь средства.

Что касается Голунова. Я как журналист с многолетним стажем знаю, что журналистам не подбрасывают наркотики. Их либо убивают, либо с ними договариваются. Подбрасывать журналистам наркотики — это чревато для полиции, потому что профессиональное сообщество всегда защитит.

Но я бы на месте Голунова сейчас опасался бы за свою жизнь. Потому что революция нуждается в сакральных жертвах.

Но обращает на себя внимание, что Голунов — не единственная история за эти дни. Путин на Петербургском экономическом форуме сказал о необходимости отказаться от доллара в международных расчетах. В Москве граждане Таджикистана убивают борца смешанного стиля Сергея Чуева, который заступился за беременную женщину, и бывшего спецназовца Никиту Белянкина, которого втянули в драку. И всё это активно крутится в СМИ. Плюс еще инцидент между сотрудницей фонда Навального Любовью Собольи беременной Маргаритой Симоньян. То есть ощущение, что напряжение усиливается. И вот тут эта история с Иваном Голуновым. Какие-то странные совпадения. Можно вспомнить, как Шарль де Голль хотел отказаться от использования доллара, и тут же, в 1968 году его сносит восставшая молодежь. Но это так, аналогии, правда, очень интересные.

«СП»: — Кстати, сейчас все подхватили версию, что история с Голуновым это просто проявление каких-то разборок между ФСБ и МВД.

— Можно по-разному относиться к чекистам и полицейским. Но повторю, журналистам наркотики не подбрасывают.

Ладно, допустим, что действительно подбросили. Хотя сам Голунов выглядит очень странно внешне.

Но чтобы была понятна ситуация, я расскажу про свой личный опыт. 2 июня 2000 года в самом центре Москвы другая машина ударила по бамперу моей машины. После этого из этой другой машины выходит двое мужчин, показывают удостоверения сотрудников ФСБ. Говорят, что у меня проблемы и после короткого разговора просто отбирают у меня автомобиль. На том же самом месте через полчаса то же самое проделывают с известной канадской журналисткой Хайди Холлинджер. А на следующий день был визит Билла Клинтона в Россию. И получается, что чекисты грабят журналистов, никого не боятся.

Машину мне потом, после скандала, вернули. Но интересно, что наводчиком оказалась одна либеральная журналистка и правозащитница, не хочу называть ее фамилии.

Проще говоря, против меня использовали подставных чекистов в политических целях. И то же могло быть с Голуновым. То есть ему наркотики подкинули не из-за разборок МВД и ФСБ, а просто кто-то подкупил обычного офицера, который не знал ничего о Голунове. Просто могли подойти, дать полмиллиона и сказать «закрой его, он к моей девушке ходит».

Очень может быть, что провокацию организовали из того же центра, откуда управляют чатами и каналами «Бессрочного протеста».

«СП»: — Очень странно, что быстро отреагировал министр МВД Колокольцев, уполномоченная по правам человека Москалькова, а Путин отправил в отставку генералов.

— Как было сказано, дело закрывается за «недоказанностью его участия». Очень странная формулировка. Типа, у Голунова может быть рыльце в пушку, но тупые опера не могли нормально всё оформить.

Но получается, что несистемная оппозиция ставит свои условия, а власть не может решить проблемы и только сдается. На власть было оказано давление, и она поддалась.

Власть решила тактическую задачу. Голунова отпустили, дело закрыли, своих виновных наказали. Путин выступил миротворцем.

Но зачем вышли люди на улицу. И чтобы ситуация выглядела для власти более выпукло, были жесткие задержания акционеров.

«СП»: — Но несистемной оппозиции удается навязывать свою повестку дня.

— Удается. Но кроме повода должны быть и другие обстоятельства. Вот выступление Путина про доллар и шествие на День России вполне символичны.

Важна технология. Оппозиция избирает повод, навязывает свой протест, власть неверно реагирует. Но так закручивается «петля хайпа». Чем больше пишут про протест, тем больше сам протест. Это и есть стратегия «Бессрочного протеста».

Ситуация разрешится не в этом году, а ближе к выборам парламента 2021 года. Все поводы закрутятся в одно. Во время протестов на Болотной у оппозиции не было нормальной работы с регионами.

Главное, ввести общество в состояние истерии, поддерживать его в напряженности. Вроде всё нормально, Солнце светит, улицы убирают, транспорт ходит, хлеб продают. Вроде всё работает, но у граждан ощущение катастрофы. Всё вроде нормально, а жить невозможно. Информационные поводы поэтому будут учащаться.

«СП»: — Поводы действительно будут учащаться?

— Сейчас была и проба пера, и начало выстраивания настроений у граждан. С одной стороны, прошли испытания эти каналы в Telegram, управление людьми через соцсети. Но с другой, начали раскручивать «петлю хайпа».

Ближайшая цель несистемной оппозиции — сделать протест модным. Если ты ходишь на митинги, то ты в тренде. И одновременно у тех, кто не согласен, пропадает воля. Я знаю, что многие из тех, кто не разделяет взгляды несистемной оппозиции, сейчас предпочли не высказываться по всем этим темам. В Facebook мои друзья, которые не хотели протестовать, стали стесняться высказывать свою патриотическую точку зрения.

Это так называемая «спираль молчания». С каждым новым информационным поводом всё большее число людей старается молчать и всё больше готовы протестовать. И так доводят ситуацию до критической точки.

Единственное средство противодействия — выводить противников несистемной оппозиции. У власти есть свои возможности, она должна просчитывать проблемные точки.

«СП»: — Но пенсионная реформа и снижение доходов граждан разрушили консенсус в обществе.

— Консенсус разрушен. Но ситуация не такая, какой ее можно нарисовать. С другой стороны, можно не любить власть, но нельзя допустить гражданской войны, отделения регионов, межнациональных конфликтов. Люди должны понимать это. Куда приведет новый федеративный договор? Возникает опасность войны, которая будет намного хуже, чем на Украине.

Источник
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
18.06.2019

Андрей Иванов





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта