Михаил Делягин: Лицензирование навоза как поддержка малого бизнеса, но не того (10.08.2016)

Фрагмент эфира программы «Пятница с Михаилом Делягиным» на Радио «Комсомольская правда»

Афонина:

- Перейдем к теме отходов. Неожиданно интересно закончилось заседание совета по предпринимательству при президенте Республики Татарстан. Гроза разразилась в ходе отчета группы, которая работала над проблемами по теме лицензирования деятельности и по обращению с отходами животноводства и птицеводства. Есть такой новый закон. А пока давайте послушаем, как на сам закон отреагировал президент Татарстана:

"Я вообще поражаюсь, какие глупости в нашей стране принимаются. Есть животноводческие фермы, где навоз – это не отходы, это продукт дальнейшего использования в растениеводстве. Это глупость, это кто придумал? Какие могут быть отходы? Это удобрение, это производство. Тогда надо ферму назвать фабрикой по производству удобрений. Вообще глупости. Я думаю, что лицензирование должно быть для крупных комплексов. Зачем над людьми издеваться? И еще это серьезно, со штрафами. И так уже никто корову не держит. Сделаем так, чтобы вообще животных не было, и будем всё из-за границы покупать."

Афонина:

- Это была весьма эмоциональная реакция президента Татарстана РустамаМинниханова.

Делягин:

- Подождите. Я не понял. Смысл заключается в том, что если я – фермер или не фермер, есть у меня корова или птички, они, естественно, производят отходы своего организма, я должен лицензировать то, что я этот навоз разбавляю водой и поливаю им свои огурцы?

Афонина:

- С 1 июля каждый предприниматель… Если вы частное лицо, на вашей даче – ради бога. Если вы предприниматель, то вы должны получить лицензию по работе с отходами животноводства и птицеводства.

Делягин:

- Это федеральный закон?

Афонина:

- Это федеральный закон.

Делягин:

- Я помню, когда я употребил термин «взбесившиеся принтеры», на меня, по-моему, Владимир Вольфович Жириновский очень обиделся. Простите, пожалуйста, а какие-то могут быть другие комментарии, кроме того, что эти люди взбесились? Людям, которые это принимали, что, укол от бешенства не сделали в свое время? Это как понимать?

Афонина:

- Давайте обратимся к мнению фермера из Свердловской области Василия Мельниченко. Что говорят предприниматели?

Мельниченко:

- Глупый, ненужный закон. Никакого лицензирования, навозохранилищ и т.п. Это сродни тому же, что мойки делать при фермах и т.д. А потом при мойках надо очистные сооружения, а потом дальше и дальше. И выходит, что у нас ни рентабельности, ничего никогда нет. Они это принимают в расчете на то, что есть огромные свиноводческие, птичьи комплексы. Да, действительно, в России они строятся без очистных сооружений. Но это никакого отношения к сельскому хозяйству, к развитию не имеет. Это чисто коррупционные схемы, отмывка бюджетных денег. Да, они, конечно, сделают для себя лицензии и все остальное. Но, поверьте, лицензия будет, а очистных там не будет никаких.

Делягин:

- Товарищ Мельниченко показал, в чем здравый смысл есть в этом законе. Действительно, если вы промышленно, индустриальным способом выращиваете свиней, то вы их кормите биологическими добавками, иногда просто химией, и их навоз не является удобрением, это токсичное вещество, и действительно, есть проблема, как его захоранивать дальше. Скажем, в Белгородской области его сжигают, делают из него тепло и удобрения. Это дорогое, сложное дело. Это понятно, это вполне оправдано. Но с какого перепугу это должно распространяться на тех, кто выращивает животных не индустриальными технологиями? Ведь я могу быть огромной агрофермой, но, например, я развиваю зеленые технологии, и у меня коровы спокойно щиплют травку, и это не индустриальная технология, а свиньи едят отходы со столовой.

Афонина:

- А курочки бегают по двору и зернышку клюют?

Делягин:

- Да. С какой стати? Нужно же понимать разницу, что есть отходы, которые действительно токсичны, это класс опасности. Если вы выложите кучу навоза, который удобрение, но он высококонцентрированное удобрение, естественно, на нем трава вырастет не сразу, а через год-два. Я не соглашусь с товарищем Мельниченко, что это глупость. Это не глупость, это очень рационально. Это стимулирование малого бизнеса, о котором везде говорят наши бюрократы. Просто не того. Поймите, что выдача лицензий… Вы же не придете к чиновнику – он вас пошлет. Вы пойдете к посреднику. А посредник – это малый юридический бизнес. А потом к вам приедет фирма, которая этим будет заниматься, будет у вас этот навоз брать и вам же и продавать его, уже в качестве удобрения. Это тоже малый бизнес. И я вполне допускаю, что им будут заниматься даже не родственники тех, кто это все придумал.

Афонина:

- Есть два пути. Первый путь – это самому получить лицензию, то есть заниматься этим видом деятельности. Второй – воспользоваться услугами неких фирм и компаний.

Михаил Геннадьевич, если вы захотите получить такую лицензию и убрать у себя такую головную боль, знаете, сколько она стоит? Например, для тех, кто является предпринимателями малой и средней руки, от 100 тысяч рублей до 1,5 миллионов. А если у вас крупное хозяйство, комплекс, то для вас лицензия на эту утилизацию будет стоить от 400 тысяч до 20 миллионов рублей.

Делягин:

- Всех депутатов, которые голосовали за этот закон, либо к психиатру… А если они психически вменяемые, то есть стать в Уголовном кодексе «преступная халатность с особо тяжкими последствиями», а с другой стороны - 282-я статья. Они занимаются разжиганием ненависти к социальной группе власти. В социологии такой группы власти нет, но в практике правоприменения есть. Это экстремизм в чистом виде. Это, с моей точки зрения, преступный закон, и преступные люди, которые его принимали.

Афонина:

- «Поддержка» сельского хозяйства.

Делягин:

- Уничтожение сельского хозяйства, как у Хрущева.

Афонина:

- Спасибо огромное, Михаил Геннадьевич.

10.08.2016

Делягин Михаил

Источник: http://www.kp.ru/radio/26564/3580356/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта