Эдуард Лимонов, Сергей Ефимов: О русском герое Романе Филипове (06.02.2018)

Есть народы, которые сами себя помещают обычно ниже других народов. Мы, народ, населяющий Россию, именно такой вот народ.
Немцев мы всегда уважали за дисциплину и повиновение, подразумевая, что мы сами точно уж не дисциплинированы.
Китайцев мы держим за страшно трудолюбивых, подразумевая, что мы-то сами не страшно трудолюбивые.

То, что мы ужасно, как мы считаем, много пьём алкоголя, как мы считаем, больше других народов, это у нас сомнений не вызывает.

А уж американцы, у этих чертей всё современно, у них и доллар, и Голливуд, и Силиконовая долина, американцы, мы считаем в глубине души, — более совершенный тип человека. Ну, конечно, мы их победим в случае чего, но у нас половина населения, и не только либералы, держат америкосов за самую продвинутую нацию. У них изобретатель тотчас патент получит, считаем мы. А у нас хрена, чиновники затаскают по кабинетам…

Получается, что мы о себе не особо высокого мнения.

Но вот когда живёшь продолжительное время среди других народов, то стереотипы на самом деле развеиваются.

Живя в Париже, я лицезрел каждый понедельник облёванные пьяными углы зданий. Пьют они, не особо стесняясь, литрами. И не думайте, что традиционное и считающееся слабеньким винище пьют только, нет, новые поколения пристрастились к более крепким напиткам, наша водка не последняя в списке их алкогольного меню.
В департаменте Кальвадос, где гонят свой кальвадос из яблок, я имел возможность лицезреть целые династии алкоголиков, кальвадос искривил их физиономии в гротескные морды, то есть они выглядят подчас дегенератами.

В Южной Европе тоже пьют, особо не стесняясь и не расстраиваясь по этому поводу, в Италии, Испании, даже в Сербии.

Пьют, не испытывая никакого комплекса неполноценности.

Немцы стараются держать марку, но их дисциплинированность преувеличена. Смотрите, как они с сентября прошлого года покорно живут без правительства. Живут по привычке, им навязали в страну Один Миллион Пятьсот Тысяч чуждых им чужих людей, и они глупо терпят. Не очень-то и возмущаясь. Их дисциплинированная покорность смахивает на мазохизм, разве нет?

И так далее и тому подобное.

Англичане, например, задиристая и нагловатая нация, что было понятно уже десятки лет тому назад по их футбольным болельщикам, теперь мы уже начинаем забывать, какие они поганцы, поскольку их из своей страны стараются выпускать пореже…

И так далее и тому подобное…
 
Вот в чём мы себе никогда не отказывали, это в воинской доблести. Тут, как говорится, на руках у нас были все козыри: и в Берлин не раз входили (так, корпус Чернышова занял Берлин во время Семилетней войны, ещё в XVIII веке), и Наполеона разгромили, и Гитлера, и к 1980 году всю Восточную Европу контролировали.

Последние, правда, годы стало нас одолевать неверие в то, что новые поколения сохранили боевой дух, характерный для наших ветеранов Великой Отечественной войны.
Тут случилась, однако, лимитированная наша война в Сирии, и уже несколько случаев героизма наших военных нового поколения доказали нам, что, нет, ничего мы не утратили и зря скулят те, кто считает, что утратили.

Последнее по времени героическое событие случилось в субботу, 3 февраля.

Роман Филипов, такой соломенной масти блондин, парень, судя по всему, родившийся в Воронеже (потому что выяснение его биографии продолжается), чей самолёт СУ-25 был сбит джихадистами над Идлибом, катапультировался. На земле его окружили враги.

Дорого отдал свою жизнь майор Филипов. 34 патрона успел выпустить из «Стечкина», а потом с криком «Это вам за пацанов!» подорвал себя гранатой. Мощно!
Блондинчик, на вид ему чуть меньше 30 лет, вот вам современный русский парень, таких можно встретить и в московских спальных районах, и на окраинах обычных русских городов.
Кто его научил так доблестно умирать? История, полагаю, наша научила.

И вот какие выводы из этой героической смерти напрашиваются.

1. У нас есть герои, поколение молодых военных, несмотря на якобы разлагающее влияние современности, сильное поколение, как и солдаты Великой Отечественной войны.

2. Что пока есть враги в Сирии, выводить оттуда наши ВКС нельзя, напротив, нужно их усилить. Недовоёванные войны самые трагические.

3. Что Турции, это она взялась контролировать Идлиб, — доверять нельзя. Есть подозрения, что за ПЗРК, сбившим нашего лётчика, стоит Турция, возможно, с её попустительства попал ПЗРК в Идлиб.

4. Если обнаружится, что за ПЗРК, за их доставкой в Сирию стоят США, то давайте грезить о них в гробах.




Горит на склоне сбитый 25-й, 
Осколок Родины среди сирийских скал. 
Три магазина, АПС, граната — 
И это весь мой грозный арсенал. 

Очередями лупят, не прицельно, 
Патронов, видимо, им некуда девать, 
Но невдомёк врагам, что офицера 
Живого в плен они не смогут взять. 

Я огрызаюсь выстрелом и матом, 
Такая тактика, минутный перекур. 
Уже готова на подрыв граната — 
Успеть бы только выдернуть чеку. 

Обидно, да... греха таить не буду, 
Хотелось многое ещё бы совершить, 
Но здесь сейчас, за каменистой грудой, 
Я знаю точно, братья, будем жить! 

Мелькает ближе свора бородатых, 
Нюх потерявшие, споткнутся невзначай. 
Вот и настал черёд моей гранаты... 
Обратно в небо... Родина, прощай! 

© Сергей Ефимов 


 
06.02.2018

Эдуард Лимонов, Сергей Ефимов
Источник: https://regnum.ru/news/society/2376809.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта