Юрий Городненко: Литва и Польша хотят признать Третий рейх "жертвой" СССР (Запад: Ревизия истории) (26.03.2019)

Польско-литовский дуэт вновь оказался в центре внимания мировых СМИ. Произошло это с подачи Европейского суда по правам человека, который несколько дней назад отклонил жалобу бывшего сотрудника КГБ Станисловаса Дрелингаса. Ранее литовские суды признали его виновным в "геноциде литовского народа". Поводом для такого рода обвинения стало участие Дрелингаса в 1956 году в операции по задержанию командира "лесных братьев" Адолфаса Раманаускаса-Ванагаса.
Решение ЕСПЧ тут же вызвало бурную реакцию в Польше. Представители польского Института национальной памяти заявили о подготовке собственного аналога "дела Дрелингаса". В качестве местного Раманаускаса-Ванагаса использовали "польского Бандеру" — Ромуальда Райса. Этот представитель Армии Крайовой, как и его литовский коллега, прославился массовыми убийствами гражданского населения. В качестве Дрелингаса должны выступить бывшие сотрудники органов безопасности ПНР. Именно они задержали в 1948 году Райса и передали его суду.

В качестве первого шага Институт национальной памяти Польши (Комиссия по расследованию преступлений против польского народа) объявил о полной реабилитации "польского Бандеры". Причем поляков не смутил тот факт, что ради спасения своей жизни Райс сдал спецслужбам ПНР местонахождение всех своих соратников.

Больше того, представители Института нацпамяти Польши не скрывают своих намерений добиться вместе с прибалтийскими коллегами признания "факта советского геноцида". Хотя арест Райса осуществляли польские органы безопасности, а судил его польский суд, но поскольку в Варшаве считают ПНР "марионеточным государством", всю ответственность за период 1945-1989 годов возлагают на правопродолжательницу СССР.

Причем в качестве образца используют пример литовских коллег: сначала рассмотрение дела в национальном суде, а затем санкционирование его в наднациональном органе (ЕСПЧ). При этом используется следующая уловка. ЕСПЧ принимает решения не по сути, а по формальным признакам. Так, в "деле Дрелингаса" он рассмотрел лишь процедурные вопросы – насколько литовский суд при вынесении решения придерживался собственной процедуры. Таким образом, в решении ЕСПЧ формально ни слова не было о признании "советского геноцида". Речь шла исключительно о том, что в литовском суде не было никаких процедурных нарушений.

Но все дело в специфике функционирования ЕСПЧ, и здесь необходимо одно пояснение. Дело в том, что Европе действует континентальное право. Основной его источник – не решения суда, а законы (нормативные акты). Причем базовым законодательным актом (основным законом) является конституция. Все остальные законы должны соответствовать ее положениям, а в случае противоречия – являются ничтожными. Если представить континентальное право как пирамиду, то конституция находится на самой ее вершине. Ниже идут кодексы, а затем отдельные законы. Такой принцип существует в каждой стране на европейском континенте. Однако на наднациональном, общеевропейском уровне действует иное правило. ЕСПЧ вправе принимать решения, которые имеют силу выше любых законов.

По сути, Европейский суд по правам человека может регулировать конституционное поле почти каждой европейской страны. Тем более что в их конституциях закреплен приоритет международного права. Это было одним из условий членства в Совете Европы и, соответственно, участия в ЕСПЧ. Единственная страна, к которой это требование не было применено, – Великобритания. В Соединенном Королевстве не было конституции, поэтому британцы прописывали у себя положение о приоритете международного права.

В силу такого характера функционирования ЕСПЧ даже его решения по процедурным вопросам могут служить основанием для вмешательства в конституционное поле всех европейских стран (кроме Великобритании). "Дело Дрелингаса" является ярким примером этого. Дело в том, что согласно международному праву, геноцидом считаются действия, цель которых — уничтожить какую-нибудь национальную, религиозную, расовую или этническую группу. Так записано в Конвенции ООН "О предупреждении преступления геноцида и наказании за него" 1948 года.

Однако в Польше, Литве и других прибалтийских республиках действуют иные положения. После принятия в 1992 году закона "Об ответственности за геноцид жителей Литвы" в Литве к геноциду приравниваются действия и против социальных или политических групп. С тех пор попытки искоренить олигархию ("социальная группа") или уничтожить национал-социализм ("политическая группа") в Литовской республике также считались "геноцидом". До поры до времени эта норма не использовались. Однако в 2011 году Верховный суд республики постановил, что нацисты также являются жертвами "советского геноцида" и имеют право требовать возмещения ущерба безо всяких сроков давности. Фактически литовский суд признал право наследников Третьего рейха на репарации со стороны правонаследницы страны – победителя во Второй мировой войне.

Дальше – больше. Поскольку это положение можно было реализовать только в том случае, если оно имело обязательную силу для России, решили прибегнуть к помощи ЕСПЧ. Долго готовились и наконец использовали "дело Дрелингаса". Формально пошли в процедурном ключе. Однако тем самым Евросуд признал, что литовские нормы о "геноциде" не противоречат международному праву. Более того, он пришел к выводу, что национальные суды… имеют более высокий уровень компетентности в вопросах геноцида. Прямая цитата из решения ЕСПЧ: "сложно восстановить факты дела по прошествии почти 60 лет после событий, так что условия у национальных судов оценить весь доступный материал и доказательства были лучше".

Из этой формулировки вытекает следующее. Решение литовского суда в вопросе "признания советского геноцида" на литовской территории имеет приоритет для самого ЕСПЧ – поскольку оно "более компетентно". Вердикты Европейского суда по правам человека являются прецедентными и имеют обязательную силу для всех участников. Поскольку Российская Федерация – член ЕСПЧ, она должна признать решение литовского суда вместе с ЕСПЧ, т. к. это решение "более компетентное".

С помощью такой манипуляции Москве и навязывают признание "советского геноцида", а также материальной ответственности, в т. ч. и перед Третьим рейхом и его союзниками. По этому пути и собирается идти Польша, а также некоторые другие европейские страны. Финальной же датой окончательного предъявления претензий России называется 1 сентября 2019 года – 80-летняя годовщина начала Второй мировой войны.

Конечно, этому сценарию еще есть время противостоять. Тем более что в 2015 году президент Владимир Путин подписал закон, позволяющий Конституционному суду противодействовать вторжению в конституционное поле России с помощью решений ЕСПЧ. Но на практике не требуется даже внешнего вмешательства – мы часто вредим сами себе. Яркий пример – программа так называемой десталинизации, инициированная главой Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества Михаилом Федотовым в 2011 году. Она предполагала добровольное признание Россией вины за "советский тоталитаризм" и готовность выплатить материальные компенсации всем "жертвам", включая иностранные. Не удивительно, что первыми, кто выступил в поддержку этой программы (после ее обсуждения с Михаилом Федотовым), были премьер-министр Литвы и глава литовского внешнеполитического ведомства. Остается только радоваться, что с приходом в президентское кресло Владимира Путина эта программа так и не была реализована, а также надеяться, что таких инициатив в будущем не будет.

Источник
26.03.2019

Юрий Городненко





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта