Никита Коваленко, Анна Байкова: Ливия близка к обретению нового Каддафи (27.07.2018)

Ливийская национальная армия объявила о том, что заняла 90 процентов страны. Если это правда, то фельдмаршал этой армии Хафтар близок к тому, чтобы стать новым полковником Каддафи, то есть новым отцом нации. Насколько правдивы подобные сообщения – и почему события в Ливии считаются настолько важными для всего региона?
О том, что ЛНА контролирует почти всю Ливию, заявил представитель ЛНА, бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари в интервью газете «Аль-Яум ас-Сабиа». Генерал сказал, что армия «смогла освободить от экстремистов большинство населенных пунктов страны, даже несмотря на введенное международное эмбарго на поставки вооружений армии Хафтара». Если слова Ахмеда аль-Мисмари верны, значит, Ливия близка к объединению. Закончится идущая уже седьмой год жестокая гражданская война, жертвами которой стали до 100 тыс. человек.

Исторически Ливия делится на три культурно и этнически отличающихся друг от друга части – западную (Триполитания), восточную (Киренаика) и южную (Феццан). Средний ливиец прежде всего осознает себя частью определенного племени (бану), потом – жителем одного из этих трех регионов, и уж потом – гражданином страны. Единого самосознания не сложилось, хотя покойный Каддафи и пытался сцементировать общество, используя идеи арабского национализма.

С началом гражданской войны страна фактически распалась на три части, в которых хозяйничает множество вооруженных отрядов, зачастую сформированных по этно-племенному принципу. На юге вспыхнул кровавый этнический конфликт между берберами и тибу (народность, составляющая значительную часть населения Чада и относящаяся к негроидной расе).

В Триполитании есть признанное ООН в качестве единственной законной власти Правительство национального единства (ПНЕ) во главе с Фаизом Сарраджем. Но оно не полностью контролирует даже столицу страны, Триполи. Сарраджу противостоит парламент, находящийся в Тобруке. Он не признает ПНЕ. И у депутатов, и у Сарраджа есть свои вооруженные силы (так называемые бригады). Однако их лояльность своему формальному руководству тоже зачастую вызывает сомнения.

В Киренаике, чье население традиционно более других ливийцев чтило исламские ценности, начали действовать радикальные экстремистские группировки, в том числе «Аль-Каида» и ИГИЛ* (запрещенные в России). С ними-то и повел борьбу Хафтар.

Напомним, Хафтар родился в Киренаике и принадлежит к племени фирджан, одному из самых сильных и влиятельных в Ливии. Хафтар принимал участие в перевороте 1969 года, приведшем к власти Каддафи, стал его ближайшим соратником, но в 90-х рассорился с ним и даже попробовал организовать новый переворот. Попытка не увенчалась успехом, Хафтар бежал из страны.

Жизнь этого человека парадоксальным образом в равной мере связана с двумя участниками холодной войны – СССР и США. Хафтар учился в Советском Союзе, хорошо говорит по-русски. Вместе с тем почти 20 лет он прожил в США. В европейской прессе его называли даже сотрудником ЦРУ, что, разумеется, сам Хафтар категорически отрицал.После свержения Каддафи фельдмаршал, опираясь на помощь соседнего Египта, создал Ливийскую национальную армию. На бумаге она подчиняется парламенту в Тобруке. На практике ее единственный хозяин – сам Хафтар. В последние годы он позиционировал себя как союзника России, однако никаких гарантий, что он останется таковым в случае прихода к власти, нет. В арабском мире, как известно, союзники могут быстро превращаться в противников и обратно.

Кстати, нельзя исключать, что генерал аль-Мисмари просто преувеличивает успехи ЛНА. Как писала газета ВЗГЛЯД, о падении Бенгази, столицы Киренаики, армия Хафтара отрапортовала еще год назад, но на самом деле полностью город был занят только этим летом.

Бывший посол России в Ливии, директор Центра партнерства цивилизаций МГИМО Вениамин Попов сомневается в том, что Ливийская национальная армия действительно контролирует большую часть Ливии. «Ливия – огромная территория, большая часть которой расположена в малонаселенной пустыне. На юге вообще никто ничего не контролирует, там другие силы, другие племена», – заявил Попов в беседе с газетой ВЗГЛЯД.

Он расценивает сообщения об успехах армии как часть какого-то закулисного торга, вероятно, связанного с намеченными на 10 декабря президентскими выборами. В них намерен принять участие и Хафтар. А деньги на проведение выборов пообещала Франция, надеясь положить с их помощью конец гражданской войне. Это круглая сумма в 100 млн долларов (85 млн евро), которая пока еще не перечислена.

В любом случае сейчас ЛНА – внушительная по местным меркам сила, насчитывающая 60–70 тыс. бойцов. Бесспорно также, что Хафтар смог захватить ряд нефтяных терминалов в различных частях страны, а также так называемый нефтяной полумесяц: район нефтедобычи к западу от Бенгази. Он контролирует обширные территории по всей Ливии, в том числе всю Киренаику. Последний оплот местных исламистов, город Дерна, пал в конце июня.

Президент общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами Вячеслав Матузов уверен, что будущее Ливии – за ЛНА. Как он рассказал газете ВЗГЛЯД, ему довелось некоторое время назад встречаться с руководством многих ливийских племен на территории Туниса. По словам Матузова, шейхи племен в целом тяготеют к тому, чтобы в Ливии установилась прочная власть. Основой такой власти, считает он, должна стать армия Хафтара.

«России нужно, чтобы политическая власть была восстановлена, чтобы эта страна не превратилась в логово террористов, которые из Сирии бегут именно в Ливию»,

– считает Матузов. Поэтому Россия, как и весь мир, заинтересована в том, чтобы ситуация в Ливии была консолидирована на национальной военно-политической основе. «Политическая основа – это парламент, военная – это ЛНА, – отмечает эксперт. – Я думаю, в конце концов и итальянцы, и французы, и американцы придут к этому».

Внимание мира к ливийским делам объясняется и тем, что эта страна – экспортер нефти. Впрочем, Попов считает, что важность нефтяного фактора не стоит преувеличивать. Нефти в этой стране все-таки не настолько много, чтобы ее добыча как-то всерьез повлияла на мировые цены. Зато невозможно отрицать ценность Ливии как страны, через которую проходят пути нелегальных мигрантов из Африки и с Ближнего Востока, стремящихся попасть в Европу.

«Раньше при Каддафи их останавливали за европейские деньги. Но сейчас ЛНА не будет за Евросоюз решать его проблемы», – констатировал Попов. Этот факт, возможно, сильно испортит отношения Хафтара с Западом и будет способствовать его сближению с Россией. Впрочем, все зависит от способности государств Евросоюза договориться с ливийскими политиками.
27.07.2018

Никита Коваленко, Анна Байкова
Источник: https://vz.ru/world/2018/7/26/683156.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта