Александр Христофоров: Ливия - часть большой нефте-газовой игры (21.10.2018)

Желтое британское издание "The Sun" сообщило, что Россия посылает войска в Ливию для поддержки полевого командира Халифы Хафтара, что там уже созданы военные базы в Тобруке и Бенгази, которые прикрываются бойцами "ЧВК Вагнера". Кроме того, пишут британцы, в Ливию направлены элитные десантные подразделения из Подмосковья. Александр Христофоров изучил, в каком контексте и для чего британская пресса выдает подобные "сенсации" именно сейчас.
Россияне в Ливии

Никакого секрета в относительно давнем присутствии российских военспецов в Ливии нет. Еще весной минувшего года глава частной военной компании "РСБ групп" (предлагает услуги по разминированию, сухопутным и морским операциям и др.) Олег Криницын рассказал в своем интервью РБК о работе по разминированию завода в городе Бенгази на Средиземном море. Бенгази на данный момент служит "второй столицей" - там располагается ставка главнокомандующего Ливийской национальной армии Халифы Хафтара.

Согласно формулировке Криницына, работы были проведены по "официальному обращению Ливии". Впрочем, "коллективный Запад" признает лишь западное правительство "национального единства" премьера Фаиза Сараджа в Триполи, а восточную Палату представителей в Тобруке и назначенного ею генерала Хафтара ООН не признает.

Почему же тогда присутствие российских военспецов не вызывало шквала критики и заявлений в духе "если Москва возьмет под контроль восточное побережье, то это может спровоцировать новую волну беженцев, которые устремятся в Европу через Средиземное море", опубликованных "The Sun"?

В комментарии газете "аль-Араби аль-Джадид" старший преподаватель департамента политической науки Высшей школы экономики (ВШЭ) Григорий Лукьянов, казалось бы, резонно отмечает, что "физические лица представляют интересы своих местных клиентов, а не российского государства": 

Усиление военного присутствия российских регулярных сил не отвечает интересам российской политики ни в Ливии, ни в Северной Африке в целом, поскольку этот механизм вредит целям российского руководства на ливийском направлении.

Вполне политкорректный комментарий, но всерьез полагать, что "физические лица", ведущие за рубежом деятельность военного характера, не связаны с нашими силовиками, невозможно. Также сложно полагать, что преподаватель "вышки" не понимает предпосылок для усиления военного присутствия России в Ливии.

Ищите газ и нефть

Так, официальный сайт "Газпрома" сообщает нам о "проектах с участием Gazprom International в Ливии" - это разведка углеводородов на шельфовом участке №19, на участке №64 в нефтегазоносном бассейне Гедамес (нефтяную скважину, кстати, забурили там в самом начале сложного для Ливии 2011 года), нефтяные концессии C96 и C97, совместные с "дочкой" немецкого концерна BASF. "Добыча ведется по мере того, как позволяет обстановка".

Есть в Ливии и объекты "Татнефти" - согласно заявлениям ее генерального директора, компания возобновила работу летом 2014 года.

Однако основные причины, по которым Россия и ряд других стран могут иметь "здесь и сейчас" интересы геополитического масштаба, заключаются вовсе не в пробуренных когда-то скважинах.

Посмотрев на карту основных потребителей ливийского газа, мы увидим: 32% добываемого объема в 2011 году приходилось на Италию — именно потому несложно поверить в спонсирование лидером тогдашней Джамахирии предвыборной кампании Николя Саркози, за что бывшего французского президента и задержали в марте нынешнего года.

Остальные потребители - также страны Европы, поэтому, уже глядя на карту, где изображен ливийский газопровод Greenstream, несложно понять, почему Европа признала именно западное правительство Фаиза Сараджа.

Борьба за власть

Теперь же, в преддверии декабрьских выборов президента, о которых правительства Сараджа и Хафтара договорились в Париже, Европа намерена закрепить существующее положение вещей, а появление на политической сцене сына растерзанного полковника Каддафи Саифа аль-Ислама может смешать эти планы.

При этом базирующая в Мисрате (на территории, подконтрольной Сараджу) группировка "Джебхат аль-Самуд" выполняет весьма конкретную задачу: удержать силы Хафтара подальше от "ливийского нефтяного полумесяца" - так называют побережье залива Сирт с его нефтеналивными портами.

Вмешавшись в гражданский конфликт в Ливии и начав войну, повергшую страну в хаос, Европа извлекает выгоду из ситуации, когда богатейшие нефтегазовые ресурсы страны распределяют подконтрольные западным странам фигуры. Контакт Хафтара с Москвой, конечно же, выглядят для стран ЕС весьма тревожно, поскольку в случае победы на президентских выборах Хафтара или сына Каддафи схема с "льготными" нефтью и газом может прикрыться.

Ко всему еще и глава "Газпрома" Алексей Миллер весной говорил об увеличении поставок природного газа в Европу, в частности, в связи с проблемами на Greenstream.

Лишь этот набор факторов уже делает ливийское направление частью большой игры, в которой фишками служит газотранспортная система Украины, проект "Северный поток-2", проект газопровода через территории Сирии и Ливана в Европу и др. 

В таком свете "страхи" Европы, описанные "The Sun" о "затоплении" ЕС беженцами при получении контроля Россией над береговой линией Ливии, выглядят комично — в конце концов, ЕС сам создал эту ситуацию, а элиты Евросоюза получают выгоду от программ "помощи", противодействия беженцам и разграбления ресурсов экс-Джамахирии.

Очередь военных

Следует ожидать и повышения милитаризации региона. Так, в Левантийском нефтегазовом бассейне, где Израиль уже разрабатывает месторождение Тамар, было обнаружено еще одно — "Левиафан", которое журнал "Oil and Gas Investor" назвал лучшим месторождением природного газа в мире по результатам 2010 года.

Израиль намерен разрабатывать его, как и ряд других поменьше, близ не демаркированной морской границы с Ливаном. Из-за того, что Ливанская Республика не признает Израиль, возникла сложная ситуация: движение "Хезболла" пообещало атаковать израильские буровые вышки, что еще в начале года привело к заказу на немецких верфях четырех морских корветов класса "Саар-6" для ВМС Израиля.

Ливан, в свою очередь, попытался "втянуть" в ситуацию Россию, подписав соглашение с "Новатэк" о разведке и добыче углеводородов на 4-м и 9-м шельфовых блоках.

Естественно, после начала добычи на "Левиафане", крупнейшем месторождении, обнаруженном с начала 2000-х годов, Израилю и американской нефтяной компании Noble Energy потребуются рынки сбыта. Как мы видим, в последние годы в ближневосточном регионе главным доводом для получения/лишения конкурентов покупателей становится военный потенциал или даже его реализация.

Разработчиком же "Левиафана" станет совместный американо-израильскмй консорциум. В 2017 году обсуждались планы по созданию газопровода длиной около 2 тыс. километров от месторождений "Левиафан" и "Венера" (Кипр) до Греции и Италии.

Можно отметить высокую интенсивность ряда военных учений в регионе, в том числе с привлечением военно-морских сил различных государств. Из "последнего" - учения британской армии в пустыне Омана, где они отрабатывали тактику боя с российской армией.

Материал этот, кстати, опубликовала газета The Times, которая, как и The Sun, относится к медиакорпорации News Corporation Руперта Мердока — взаимосвязь "месседжей" становится очевидной.

Поэтому наличие у Хафтара РСЗО типа "Град", "Nimr" (эмиратских модификаций российского бронеавтомобиля "Тигр"), история с задержанным в Тунисе судном "Урал", которое вышло из Новороссийска и долго кружило у берегов Ливии, на котором затем обнаружили 24 контейнера с БМП, бульдозерами, военной униформой и средствами связи вовсе не удивляет, а кажется просто логичным наращиванием военного потенциала в правильном месте и в правильное время для защиты российской модели внешнеэкономической деятельности.
21.10.2018

Александр Христофоров
Источник: https://ruposters.ru/news/18-10-2018/nashi-livii




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта