Дмитрий Мельников: Майдан по-монгольски (17.01.2019)

Все началось в конце декабря минувшего года, когда группа депутатов Великого народного хурала (парламента) после месячника словесных взаимных упреков в несоблюдении законодательства начала выдвигать ультимативные требования об отставке главы законодательной ветви власти Миеэгомбына Энхболда – последнему дали двое суток для того, чтобы капитулировать. Одна из причин, как и всегда в подобных случаях, – якобы имевшие место случаи нарушения законодательства этим спикером-мультимиллионером. Хотя, понятно, что не набравшее определенное законом большинство голосов предложение было непроходным изначально.
Но смелых борцов «за демократию» это, как водится, не остановило: если не сработали законные средства, цели поможет достигнуть массовка в виде протестующего народа. У здания монгольского парламента, что уютно расположилось на просторной главной площади страны, в конце декабря собралось, как утверждают западные новостные агентства с полсотни тысяч человек. Конечно, судя по кадрам с места событий, участников политического шоу было меньше в разы, нежели было заявлено западными СМИ, но для масштабов такой далеко не самой населенной страны достаточно и этого. Стоит обратить внимание, что делалось это, невзирая на лютые морозы и типичный для зимы в Улан-Баторе очень высокий уровень загрязнения воздуха – лежащий в горной котловине город, а особенно его центр просто укатан плотным смогом. Уже по этой причине многие тогда выражали надежду на то, что после новогодних праздников все быстро снова погрузятся в привычные заботы и оставят не слишком удачную затею выражать «свое» мнение на трескучем морозе. Тем более, что нескольких из заговорщиков-депутатов упрекнули в том, что они, как и обвиняемые ими высокопоставленные чиновники из правительства, заметно подняли свой и без того неплохой уровень материального благосостояния, изыскав источник неплохих денежных поступлений в виде присвоения кредитов, выдававшихся на льготных условиях. Все дела проворачивались через находящийся под формальным контролем государства Фонд развития малых и средних предприятий. Схема выглядела довольно тривиально – народные избранники оформляли заимствования на фирмы, которыми владели либо сами, либо опосредовано через членов своих семей или на худой конец близких родственников.

Но накал протестов стал только возрастать. В четверг 10 января на главной площади Улан-Батора начали появляться, как и положено, первые палатки, в роли которых выступили юрты, что обусловлено местной спецификой.

Оно и на руку организаторам акций: ведь намного более приспособленные к холодам эти передвижные дома кочевников могут разместить больше протестующих, чем брезентовые палатки и с гораздо большим комфортом. Все портит лишь намного более сложная в сравнении с палаткой «технология» сборки юрт – вначале устанавливается деревянный каркас, затем на него натягивается войлок. Времени и денег требуется намного больше и, видимо, поэтому большей части «демонстраторов» приходится довольствоваться расстеленными прямо на асфальте панелями строительных утепляющих материалов.

Тут же были сформулированы требования, которые, впрочем, не отличались особой новизной: бунтари ратуют за «устранение коррумпированной группировки МАНАН». Последнее сокращение представляет собой обычный для цветных революций неологизм – смешение официальных названий двух правящих партий страны Монгольской народной партии (МАН), наследницы правящей партии времен красной Монголии, и Демократической партии (АН), которые находились у власти попеременно последние четверть века, либо делили между собой важнейшие государственные посты – в данный момент президент – демократ, а пост премьера и парламент – в руках демократов. Ясно как день, что если убрать эти два основополагающих столпа, все здание политической жизни страны попросту рухнет. Однако, как и всегда, бравых революционеров это особо не тревожит. Видимо, вся надежда на заграницу, которая должна будет подсобить митингующим креативными идеями, а после прихода к власти пролить на их головы золотой дождь из грантов и кредитов, расходование которых никто особо контролировать не станет.

Вполне в русле сценариев «цветных революций» выглядит и установка сцены посреди центральной площади монгольской столицы. С нее в режиме нон-стоп звучит рок-музыка и выступают ораторы, раз за разом озвучивающие свои требования об отставке «коррумпированной власти».

Не зря один из видных российских политологов назвал сцену «ядовитым жалом майдана». Следует отметить, что акустическое и прочее оборудование для нее выбрали одно из самых мощных и недешевых. Кто же оплачивает банкет?

Ускоренной индоктринизации масс в русле, необходимом организаторам беспорядков и их хозяевам за рубежом, способствует большое количество корреспондентов различных телеканалов, как старых, так и спешно созданных, причем работа операторов последних довольно часто не отличается высоким качеством.

Полнейшее дежавю – присоединение к числу протестующих видных знаменитых личностей, к примеру, спортсменов, обычно держащихся подальше от политических баталий. В Монголии в качестве такового выступил известный борец-сумоист Долгорсурэнгийн Дагвадорж. Этот человек довольно долго жил в Японии, где помимо медалей и спортивных титулов сумел обзавестись еще и японским именем Асасёрю, что в литературном переводе – «утренний синий дракон». Что же, хочется надеяться, что монгольской версии Кличко не будет – все же в старинной самобытной борьбе сумо, в отличие от бокса, не практикуются удары в голову, хотя, судя по всему, этому человеку темперамента и рвения решать вопросы одним ударом хватает.

А что действующие власти? Они пока видимых усилий по исправлению создавшейся ситуации не предпринимают, если не считать вышеупомянутых заявлений главы парламента. Возможно, причиной тому их растерянность, ведь они надеялись отпраздновать Новый год в спокойной обстановке – когда начались демонстрации, на центральной площади еще стояла пышная и ярко украшенная елка, создавая, прямо скажем, какой-то сюрреалистический фон. Вяло действует и полиция, из ее «достижений» – лишь установка металлического сборного ограждения и выборочная проверка митингующих.

Кто же является движущей силой протестов? Как всегда, воду мутят некие неправительственные организации. Не отстают и жители окраин монгольской столицы – процесс концентрации населения в Улан-Баторе идет с начала девяностых, из-за нехватки жилья эта категория людей селится там в юртах, в большинстве случаев перебиваясь случайными заработками. Участие в массовом шоу дает очень неплохой шанс.

Словом, можно с уверенностью говорить о том, что за нынешними беспорядками в Монголии стоят силы, стремящиеся создать очередной очаг нестабильности на границах России и Китая, читай – США и их союзники.

Они недовольны тем, что нынешнее монгольское руководство пытается, хотя и не столь энергично, как в других случаях, выстраивать свои отношения не только с Западом, как это было в 90-е и нулевые, но и с Москвой и Пекином. Единственная «поправка на ветер» – в отличие от событий на Украине и в других странах, здесь явно просматривается и рука Токио, который в последнее время довольно небезуспешно выстраивает союз из стран, недовольных политикой Китая.

В то же время нам не мешало бы как-то отреагировать на эти события, ведь нас с Монголией связывают не только экономические проекты, но и тысячи наших граждан, а также русскоязычных, проживающих в этой стране. Впрочем, не исключен вариант, что после Монголии взгляд заморских стратегов может пасть и на родственные монголам Бурятию и Калмыкию, что уже будет напрямую задевать наши интересы... 
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
17.01.2019

Дмитрий Мельников
Источник: http://www.stoletie.ru




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта