Серафим Чичагов: Медицинская беседа XIV (25.08.2018)

Гимнастика, массаж, ортопедия, минеральные ванны.

Для укрепления организма гигиена предписывает движения, гимнастику, массаж. Гимнастикою вообще называются разного рода систематично-производимые телодвижения. В древности гимнастика распадалась на различные подразделения: на боевую гимнастику, на атлетику и акробатику. Но задача гимнастики состоит в подготовлении тела не для специальных целей, а является средством добиться высшей степени телесной силы и укрепления здоровья. В этом смысле эллинская гимнастика составляет идеал, которого не удалось достигнуть другим народам.
Так как наша цель - установить понятие: какое применение сделано во врачебном искусстве из различного рода движений, для сохранения и восстановления здоровья и обмена веществ в, организме, то мне необходимо познакомить моих собеседников с известнейшим трудом д-ра Буша, под заглавием «Общая ортопедия, гимнастика и массаж» (перевод д-ра Ненсберга. Изд. Риккера. Спб. 1884 г.).

В своем введении д-р Буш, касаясь истории гимнастики, между прочим пишет:

«В сочинении своем о сочленениях Гиппократ высказывает, что врач, кроме опытности во многих других познаниях, должен обладать таковою же и относительно массажа, который укрепляет ослабевшие суставы и придает гибкость тугим. Правила о массаже будут рассмотрены впоследствии и о них много говорится в книге «de officina medica»: если растирание сильно, то укрепляет тело, если слабо, то придает мягкость, гибкость; если растирать много, то тело худеет, если умеренно, то полнеет; этот мотив повторяется во всех позднейших трактатах врачей о массаже.

«Особенной разработке подвергалось пользование массажем и гимнастикою в механической системе Асклепиада (128-56 л. до Рожд. Христ.), который утверждал, что тело состоит из бесчисленного множества чувствительных канальцев, образовавшихся через сплочение атомов, и в которых обращаются соки. Пока это кругообращение совершается беспрепятственно, мы чувствуем себя здоровыми, а с нарушением его наступает болезнь, правильное же движение соков нарушается ненормальною величиною атомов, через нарушение их последовательного происхождения, чрез непомерное их обилие и слишком быстрое передвижение, а также чрез ненормальное суживание или расширение канальцев. Исходя из такого положения, Асклепиад почти совсем отказался от прописывания лекарств во внутрь, и старался восстановить правильное движение атомов посредством растираний; при применении легких потираний пальцами, он между прочим обращает внимание на успокаивающее их действие. Для той же цели он прописывал учащенные, активные и пассивные движения и ванны, особенно прохладные: frictio, aqua, gestatio. Целий очень подробно рассматривает эти communia  remedia, которые нашли обширнейшее применение у Асклепиада, а именно: frictio, unctio, gestatio, abstinentia, потение и строгая диета для больных. Гален не менее их придает в терапии своей большое значение растираниям и телесным упражнениям, в то же время проводя строгое различие между активными, пассивными и смешанными движениями.

«Благотворное влияние сообщаемых телу извне движений очень высоко ценилось Платоном, так как каждый толчок на качели, корабле или коне действуют выгодно, не утомляя, способствует пищеварению и плототворению, развивает силу и красоту. Это подтверждается, по мнению Платона, афинянами, которые носят ежедневно по несколько стадий петухов своих и перепелок, предназначаемых для боя, чтобы тем укрепить их для предстоящего состязания. Для достижения этого следует конечно избегать неравномерных движений и толчков, например быстрой езды в тряском экипаже, так как она слабым людям может скорее принести вред, чем пользу.

«Особый вид гимнастики представляет собою упражнение голоса, именно громкий разговор, пение, даже крик, который укрепляет грудные мышцы и ускоряет кровообращение. Говорят, что Демосфен заплатил 10.000 драхм актеру Неоптолему. за обучение его управлять дыханием в такой мере, чтобы он мог произносить целые периоды, не переводя дыхания. Уже в древности происходили в Элладе музыкальные и ораторские состязания и наидревнейшими можно признать пифические, которые служили образцом для позднейших.

«Относительно диэтетического влияния упражнений голоса древние врачи не вполне между собою согласны. Так Антилл признает их вредными для головы, между тем как Целий Аврелиан рекомендует таковые безусловно против головных болей.

«Целий признает голосовые упражнения вредными при слабом пищеварении, а Плутарх восхваляет их за удобство, с которым можно ими заниматься при всяком положении тела…

«Когда Греция, в 396 г. после Р. Хр., а вскоре затем и Италия были покорены Аларихом, то вместе с тем погибло все, что выработано было в гимнастике в течение тысячелетий. Лишь в Александрии, где греческая цивилизация свила себе гнездо, она продержалась еще несколько столетий, но и там погибла в 640 г. под мечом аравитян. Гораздо долее просуществовала Византийская империя, но и в ней гимнастика не только не усовершенствовалась, но даже не могла удержаться на прежней высоте, а когда в 1453 г. пал Константинополь и затем турки завладели Греческою империей, то вместе с тем исчезли и последние следы классической древности и цивилизации…

«Блистательное открытие Гарвеем процесса кровообращения, в 1619 г., послужило основою для механического объяснения происходящих в живом теле процессов, и Борелли в 1680 г. издал в Риме замечательный свой труд: «de motu animalium» в котором пытался подвести как непроизвольные, так и произвольные движения животных к механическим законам, по коим управляется и неоживленная природа, и этим образом значительно расширил - механическое понимание биологических процессов. Этим самым более и более сузилась почва для хемиатрических учений и подготовилась таковая для врачебно-механической теории, которая пыталась объяснить жизненные явления преимущественно по законам физики, а в гораздо меньшей мере в химических учениях. Сиденгам (1624-1689 гг.), не вполне разделявший воззрения иатро-механиков, а более последователь Гиппократа был большим приверженцем телесных упражнений и прописывал оные для пользования болезней; на наблюдениях его Фуллер  составил свою medicina gymnastica, которая в 1750 г. была переведена с 6-го издания на немецкий язык.

«Боергав» (1715-1758), который для разъяснения органических процессов сильно придерживался учений иатро-физиков, при пользовании больных употреблял химические средства; за то Фридрих Гофман (1660-1672 гг.), первый и значительнейший представитель механико-динамической системы, самым энергическим образом восхваляет разнородные, активные и пассивные движения, как средство для сохранения и восстановления здоровья. Основываясь на наблюдениях Гиппократа, Цельсия и Галена, он подробно трактует и о массаже (frictiones), но в то же время требует, чтобы врач был осторожен при прописывали движений.

«Тиссо в Лозане, в 1770 г., настойчиво, с медицинской точки зрения, рекомендовал диететическую гимнастику, ограничивавшуюся однако тем, что советовал хворым, особенно же ученым, заботиться о лучшем плототворении и предотвращать болезни прогулкою, ездою верхом и в экипаже, греблею, игрою на биллиарде и мячом, а также целесообразною диетой и достаточным сном. Он приводит множество примеров тому, как хворые и совсем больные люди, посредством правильных упражнений и строгою соответственною диетою, восстановляли здоровье свое и доживали до глубокой старости. Для этого он советует пить только воду, так как вино слишком возбуждает нервы, и если употребляется часто, то сокращает жизнь; чай, кофе и табак Тиссо признает ядами; хотя каждый сознает это, но их употребляют потому, что они приятны. Кроме того Тиссо очень рекомендует прохладные ванны, сильное растирание тела, употребление минеральных вод, и предостерегает от повторительного приема сильных слабительных и кровопусканий».

«Иоган-Летр Франк, в системе полной медицинской полиции (1780-1783), подробно рассматривает пользу гимнастики и рекомендует введение её в общевоспитательных заведениях, в то же время предостерегая от всяких излишеств в этом направлении, объясняя: «что от избытка усердия и неразумия может произойти вред, если из слабых, изнеженных детей вздумают образовать атлетов». На 680 стр. II тома он говорит: «когда видишь, как выгодно изменяется осанка у неуклюжего мужика, уже в течение 1-го года, под руководством дельного унтер-офицера без побоев, как он приобретает ловкость в выполнении всевозможных движений, оставляющую следы выправки на всю жизнь у прослужившего в солдатах, и придают ему особый отпечаток, то нельзя не признать, что ученые, при занятии гимнастикою, утратят педантический свой вид, нередко затрудняющий им выполнение их обязанностей. Затем Франк рассматривает отдельно разные виды гимнастических упражнений и игр относительно их пользы и вреда.

«В это время совершилось существенное изменение в области педагогической гимнастики, а именно знаменитейшие философы прошедших столетий настойчиво указывали, что параллельно с научным образованием подрастающего юношества должно идти и телесное его развитие».

С некоторого времени, приблизительно с 1870 года, почти во всех государствах Европы сильно распространился массаж. Слово «массаж», как утверждает Пиорри, происходит от «тереть»; Савари же производит оное от арабского слова mass - слегка нажимать. Тех, которые занимаются этою манипуляциею, называют во Франции кроме masseurs, также rebouteurs или rhabilleurs, а занимающихся этим делом женщин «dames blanches».

«Искусство производить манипуляции - говорит доктор Буш - которые теперь называют словом массаж, уже очень древнее и несомненно принадлежит к первейшим средствам, которые употреблялись для лечения. Китайская рукопись Конг-Фау, написанная за 3000 лет до Рожд. Хр., подробно говорит о действии, производимом массажем.

Свойственные массажу манипуляции разработаны с большею точностью шведскими врачебными гимнастами; они состоят из растираний, разминаний, надавливания, поколачивания, рубления, пиления, нажимания, пошлепывания ладонью, встряхиваний и т. п.; все эти движения, которые пациент должен переносить вполне пассивно, тем и отличаются от настоящих активных движений, что они не действуют на механизм одного какого-либо сочленения, а прямо на мышцы или на кости.

Массаж, ставший столь важным и общеупотребительным, средством, введен не шведскими гимнастами, а родина его Франция, где массирование нашло себе горячего и искусного заступника в амстердамском враче докторе Ю. Мецгере. Подстрекаемый его успехами, профессор Мозенгейль сделал подробное описание употребляемых при этом манипуляций. Они распадаются на 4 категории: на легкие поглаживания, растирания, разминания и поколачивания. Массируемой части тела необходимо придать такое положение, при котором она была бы вполне доступна для манипуляций; глубоко же лежащие места, как например тазобедренный сустав, нельзя массировать с успехом.

Массируемое место предварительно обмывают холодною водою, и затем массажист смазывает пальцы таким составом, который позволял бы им легко скользить по поверхности кожи. Такими веществами могут быть: оливковое масло, животные жиры, в виде общеизвестного кольдкрема, вазелин, зеленное мыло или особенный состав, употребляемый часто во Франции, который состоит из:

  Камфоры   10 частей.

  опийной тинктуры    10 частей.

  и масла   60 частей.

Если массируемое место сильно обросло волосами, то их следует предварительно сбрить, без чего, при легком даже массаже, чувствуется сильная боль и нередко образуется воспалительная краснота кожи.

Начинают всегда с легких потираний больного места попеременно обеими ладонями. Легкое в начале трение постепенно усиливают и к концу опять уменьшают. Если массируемая часть в размере невелика, так что трение всею ладонью невозможно, то употребляют только концы пальцев. Этими потираниями патологические застои, выпоты сукровицы, излияния крови, или так называемые экссудаты распределяются на большое пространство, чем облегчается и скорейшее их всасывание, и даже прямо вгоняются в отводящие лимфатические сосуды и таким образом устраняются с больного места. Потирания в периферическом направлении допускаются в исключительных только случаях, так как они противоположны естественному течению лимфы; но иногда они приносят пользу при значительном накоплении жидкостей в том отношении, что доставляют по направлению к периферии большую всасывательную плоскость. Однако нельзя пользовать всякую воспалительную набухлость потираниями, так как инфекционного свойства экссудат распространением своим может легко произвести воспаление и способствовать нагноению в отдаленных и более важных частях тела. Совершенно противопоказан массаж во всех случаях воспаления вен, так как таким образом оторванные кусочки тромба или размякшие массы детрита могут перейти в массу крови и произвести там опасные засорения и расстройства в плототворении важных органов. Мягкие же разрастания тканей, в особенности известные губчатые грануляции, легко могут быть раздавлены потираниями и сделаться доступными всасыванию. Через некоторое время кожа начинает краснеть, пациент ощущает в ней теплоту, а при термометрическом измерении обнаруживается на поверхности кожи повышение температуры, которое постепенно исчезает лишь несколько часов спустя. Во многих случаях при начале пользования массажем чувствуются сильные боли, но, производя трение с меньшим усилием, чувствительность постепенно уменьшается.

При растирании действуют концы пальцев одной руки и с сильным нажиманием описывают эллипсовидные круги, начинал от окружности в направлении к центру, между тем как пальцы другой руки следуют вслед за ними слегка потирая. Таким образом раздавливаемое пальцами первой руки сдвигается с места пальцами другой в направлении к центру. Нужно иметь большую ловкость и навык, чтобы верно производить эти движения, так как пальцы обеих рук производят разнородные движения. В особенности трудно производить трение левою рукою, в то время как правая следует за нею слегка потирая.

При разминании подлежащие части собираются в складку между большим и остальными четырьмя пальцами и, ими энергично сжимая и сдавливая эту складку в противоположном направлении по оси длины члена, идут таким образом постепенно к центру.

Похлопывание состоит из легких ударов, наносимых больному месту ненапряженными пальцами, или особыми ударяющими приспособлениями из резины, дерева или китового уса. К этому же роду разминания относятся рубление и пиление, производимые внутренним краем руки, и еще пошлепывания ладонью.

После этого краткого обзора исторического развития гимнастики в различных её формах вопрос заключается в том: какую пользу может извлечь медицина, в различных её отраслях, из одного или другого вида вышеописанной гимнастики?

Д-р Буш говорит, что старинное изречение гласит, будто жизнь есть движение, а покой - смерть. Это изречение однако не совсем верно, так как известно много видов растительной и животной жизни, где нельзя доказать движения. Необходимейшую потребность жизни составляет скорее раздражимость, т.е. способность реагировать на влияния внешнего мира более многосложным образом, чем это замечается у тел неоживленных. Между этими реакциями - движение есть самая важная и должна бы всегда проявляться в животной жизни. Тело животного царства, которое не в состоянии уже отвечать движениями на известное влияние внешнего мира, утратило отличительное свойство животной жизни и впало в состояние противоположное ей, т.е. мертво. Если оставим в стороне большой класс беспозвоночных животных и обратим наше внимание на позвоночных, то найдем у них два необходимейшие для жизни движения, а именно: движения сердца и, как последствие этого, обращение крови и в тоже время расширение и суживание груди, вследствие чего совершается обмен газов в крови, т.е. дыхание. У низших позвоночных животных эти два движения могут прекращаться на долгое время без того, чтобы от этого воспоследовала смерть. Рыба и амфибии могут оставаться по нескольку дней, а может быть и недель и месяцев замороженными во льду, так что их тело и кровь также замерзают, с необходимейшим последствием своим, т.е. прекращением всякого движения, но после постепенного, медленного оттаивания может у них восстановиться дыхание}кровообращение, а затем и произвольные движения, и животные возвратятся к жизни. Пресмыкающиеся и гады также могут оставаться долгое время в неподвижном состоянии, но при всём том их не следует признавать умершими. Когда солнце тропиков высушивает в болотистых местах землю, то аллигаторы глубоко зарываются в нее и лежат в вей неподвижно под влиянием зноя, как окаменелые, хотя по всему вероятию изредка дышат и кровь у них обращается, пока наступающая с зимними дождями сырость не вызовет их снова к движению. Из теплокровных зимняя спячка проявляется только у мельчайших млекопитающих; во время зимнего сна движение прекращается, дыхание же и циркуляция продолжаются, но в очень слабой степени, и они сохраняют тот род жизни, который в древности называли vita minima. Но с большинством млекопитающих и в особенности с человеком ничего подобного не случается. У них прекращение произвольных движений и сопряженный с этим упадком температуры через более или менее продолжительное время влечет за собою смерть, а перерыв обоих, необходимейших для поддержания жизни движений, именно дыхания и кровообращения, через несколько уже минут прекращает жизнь. Движения необходимые для дыхания и кровообращения подвластны воле нашей в очень малой степени и мы вовсе не можем изменить биения сердца, и только при дыхании можем произвольно, на несколько секунд, изменять скорость и глубину вздохов, а затем тип дыхания восстановляется согласно потребностям тела и более не подчиняется нашей воле и сознанию. Но мы в состоянии влиять как на дыхание, так и на кровообращение произвольными мышечными движениями. Усиленные произвольные движения вскоре вызывают усиленное биение сердца, а также число и глубину дыханий. Последствием этого является ускоренное движение крови в сосудах большого и малого кровообращения, усиленное вбирание кислорода волосными сосудами малого кругооборота крови и выдача углекислоты; обратный этому процесс совершается в волосных сосудах большого кровообращения, именно усиленная отдача воды с поверхности кожи и легких, ощущение голода я жажды, по удовлетворении коих следует ускоренный переход воспринятой пищи в массу соков тела. Вопрос о том, вызывают ли произвольные движения усиленное распадение белка и соответствующее ему выделение мочевины, принадлежит к самым спорным в физиологии обмена материи. Разногласие в воззрениях разных авторов, судя по работе Германа Оппенгейма, объясняется тем, что усиленные произвольные движения вызывают только тогда обильнейшее выделение мочевины, если эти движения производятся с такою силою, что вызывают значительную степень одышки. Недостаточно насыщаемая кислородом воздуха белковина мускулов частью распадается и в тканях тела совершается переход в мочевину, в каком виде она и выделяется чрез почки. Если же мышечные движения совершаются столь спокойно, что не вызывают усиленного дыхания или одышки, хотя при всём том работа вообще может быть очень большою, то все-таки белковый состав мускулов не распадается, выделение мочевины не увеличено и мышцы по-видимому производят работу исключительно через окисление углеводородов, которых окончательные продукты углекислота и вода - выделяются легкими.

Д-р Буш говорит далее, что произвольное движение влияет на циркуляцию не только через ускорение биений сердца, но также чрез ускорение возврата венной крови. Научные исследования Брауна показали, что сухожильные растяжения по соседству Пупартовой связки расположены таким образом, что движения в тазобедренном сочленении действуют присасывающим образом на кровь, находящуюся в бедренной вене, и таким образом ускоряют переход её в нижнюю полую вену. Подобный же этому присасывающий мышечно-сухожильный аппарат находится на верхней конечности под ключицами, но уступает первому как по силе, так и по его производительности. Гораздо важнейшим, чем оба первые вместе взятые, является присасывание, которое производится отрицательным давлением в груди при дыхании, на возвращающуюся в венах кровь, и которое, при ускорении и большой глубине дыхания, становится гораздо производительнее. Прохождение лимфы тоже ускоряется этим всасывающим механизмом. Перистальтика кишечника и выделительная деятельность всех желез тоже усиливаются движениями тела, происходят изменения в специальных органах движения. Часто приводимый в действие мускул увеличивается в объеме, цвет его становится красно-буроватым, волокна его крепче и согласно с этими изменениями усиливается его производительная работа, он скорее и сильнее сокращается. Это изменение мускула действует обратно на пассивные органы движения. Костная ткань становится крепче и толще, выступы кости, к которым прикрепляются сухожилия, больше выстоят и явственнее обрисовываются; сухожилия как в составе своем, так и в прикреплении к кости становятся крепче и выносливее, сочленения делают большой разбег, а их фиксирование в желаемом положении посредством мышечного сокращения совершается быстрее, отчетливее и более энергично; поддержание равновесия совершается при положениях тела очень неудобных, даже при узкой подпорке центра тяжести, например на канате, осанка и движения становятся эластичнее и энергичнее.

Эти благоприятные последствия мышечной деятельности обнаруживаются только при известных условиях, из коих главное заключается в том, чтобы тело получало надлежащее и даже обильное количество пищи, которая доставляла бы ему возможность возмещать усиленное расходование телесного состава. Сплошь да рядом случается, что различные люди, употребляя различную пищу, в состоянии развить в себе большую телесную силу, не смотря на то, что один например, употребляет только пищу из царства растительного, другой из животного, а третий смешанную пищу и т. д.; климат также существенно влияет на выбор и употребление пищи, но все-таки весьма вероятно, что между данными внешними условиями существует известный род пищи, которая развивает механическую производительную силу человеческих мышц до высшей степени. Греки, лучшие знатоки и ценители атлетической силы, проявляемой при священных игрищах, удовлетворительно, посредством верной эмпирии, решили этот вопрос и установили известную диету, необходимую для атлетов.

Второе условие благоприятного воздействия усиленных мускульных движений на всё тело состоит в том, чтобы движение не доводило до высшей степени утомления. Очень сильные телесные упражнения, требуя слишком большего напряжения как со стороны непосредственно действующих органов, так и со стороны сердца и легких, легко могут повлечь за собою, тем что перешли меру производительной силы этих органов, тяжкие и длительные страдания их. Известно, что у многих солдат, возвратившихся из немецко-французской войны не ранеными, вследствие только громадного напряжения сил при больших переходах, образовались гипертрофия сердца, нарушение ритма в пульсе, даже до выделения белка мочою. Известно также, что в моменты сильных телесных напряжений не редко является кровохаркание, ведущее к скоротечной чахотке. Кроме того известно, что атлеты по призванию очень часто страдают прогрессивною атрофиею мускулов, что и грыжи составляют очень частое явление у акробатов. Кроме того случается, что от напряжения мускула происходят переломы и вывихи, в особенности перелом коленной кости, и очень вероятно предположение, хотя никто не в состоянии подтвердить таковое статистическими цифрами, что очень продолжительные, до упадка сил и одышки производимые движения должны считаться условием, которое скорее может укоротить, чем продлить жизнь человека.

Такова теория врачебной гимнастики, по словам профессора её, д-ра Буша, и он подтверждает, что врачебная гимнастика, прямо действующая против существующей уже болезни, еще внимательнее должна относиться к Гиппократовскому правилу: не вредить и избирать осторожнейшие виды движения, чем педагогическая.

Первая форма врачебной гимнастики - это диэтетическая, как ходьба, верховая езда, езда на велосипеде и т. д.; но нам излишне останавливаться на такого рода вопросах, достаточно всем известных и признанных, для людей здоровых или подрастающих и нуждающихся в развитии. Поэтому перейдем прямо к главному отделу гимнастики - ортопедии.

Ортопедия, в обширнейшем значении этого слова, представляет собою учение об искривлениях, происходящих в человеческом теле, а также о средствах к устранению таковых. Врожденные недостатки, за исключением немногих, конечно, надо считать неизлечимыми и потому все придуманные приспособления, как повязки, шины, сапоги, корсеты - представляют из себя весьма дорогие подспорья, не всегда доставляющие больному во время ношения их, сносное пользование членом.

Я не буду говорить о тех ужасах и опасностях, которые испытывают пациенты с вывороченными стопами, с выгнутыми коленами и о способах их выпрямления в ортопедии, дабы не наводить на моих слушателей страха; безрезультатность всех придуманных мер и способов выпрямления, а также опасность их неоспоримы.

«За то - говорит д-р Буш - рахитические искривления костей составляют предмет обширной области ортопедической хирургии. В подобных страданиях, прежде всего, поражает тот факт, что рахитически искривленные кости, при дальнейшем возрастании тела, самостоятельно и в значительной степени могут выпрямляться. Рахитические искривления костей голени, обращенные выпуклости кнаружи, столь часто встречаемые у детей из беднейших классов народа, при дальнейшем возрастании, безо всякого лечения, самопроизвольно до того выпрямляются, что едва остаются следы прежде бывшего уклонения. До сих пор не объяснено еще достаточно, каким образом совершается это выпрямление, так как и тяжесть тела и мышечное натяжение долженствовали бы усиливать искривление, или, по меньшей мере, противодействовать выпрямлению. По всему вероятию, причина самостоятельного выпрямления рахитически изогнутых костей коренится в условиях самого роста костей, например в том, что с прекращением рахитического болезненного процесса в хрящевых линиях устанавливается нормальное рощение костей, вызывающее дальнейшее разрастание их в нормальном направлении, между тем как на выпячивающейся части кости совершается процесс всасывания, коему соответствует равномерное наращивание на вдавшейся или вогнутой их части. Таким образом кость постепенно принимает прямое, одинаковое с тетивою направление, коего она, во всё продолжение искривления, образовала дугу. Нельзя никоим образом допустить, чтобы кость могла выпрямляться собственною упругостью, вроде того, как изогнутая, упругая ветвь или палка выпрямляется, коль скоро на нее перестанут действовать причины, изменившие прямое её направление в искривленное. Однако такое самостоятельное выпрямление рахитически искривленной кости ограничивается известными пределами, так как очень значительное искривление уже не исправляется, или не вполне, например изогнутая в виде сабли через передний гребень большеберцовая кость, а рахитически изогнутые бедренные кости едва ли утратят обращенное наружу искривление».

Казалось бы нам, что ясное понимание, что такое рахитизм и на сколько важно в жизни человека значение питания и правильного обмена веществ в организме, должно было бы рахитические искривления костей исключить из области ортопедии, а никак не вводить в её область. Проф. Эйхгорст начинает этиологию Rachitis’a так: «изменения обмена веществ, лежащие в основе рахита, обнаруживаются преимущественно ненормальностями в росте костей. Разрастание хрящевой и надкостничной части кости вместе с недостаточным и неправильным объизвествлением вызывают обезображивание костей, которое в картине болезни настолько выступает на первый план, что можно было бы почти счесть болезнь за чисто местное страдание костей. Страдание встречается несомненно чаще у детей более бедного рабочего населения. Часто имеются наследственные вредоносные причины, перешедшие от родителей. Во многих случаях предрасположение к рахиту представляется не врожденным, а приобретенным. Нецелесообразное вскармливание и погрешности диэтетики вызывают её появление…»

Таким образом, основа рахита лежит в изменении обмена веществ и лечение может заключаться только в восстановлении правильного кровообращения и питания. Не знаю, почему так поражает д-ра Буша существующий факт, что рахитически искривленные кости, при дальнейшем возрастании тела, самостоятельно выпрямляются. Одно питание должно было бы уже этого достигать.

Теперь посмотрим, какое лечение предложит ортопедия для восстановления обмена веществ у рахитиков.

Д-р Буш пишет:

«Что касается пользования английской болезни, то во всё продолжение её оно ограничивается тем, чтобы по возможности предотвращать образование искривлений в костях.

«Присоветовать это конечно легче, чем выполнить, так как хворый ребенок в этом возрасте до того трудно подчиняется советам, что предохранительные меры против развивающегося искривления едва ли вполне выполнимы. Если же после излечения рахитического процесса образовалось искривление, то с тем вместе кости успевают приобрести большую твердость и хрупкость, свойственную последующему, склеротическому периоду этой болезни, которая чрезвычайно затрудняет выпрямление. Средства, для ортопедического выпрямления в этом периоде служащие, заключаются: во-первых, в попытках выпрямлять руками искривленные кости, посредством сильных нажиманий на выдающуюся часть кости, и в притягивании к выдающейся стороне концов её, каковые, будучи продолжаемы довольно продолжительное время и с достаточною энергиею, могут содействовать выпрямлению, особенно при условии, чтобы искривление было не слишком застарелым, т.е. чтобы кости сохранили еще известную степень свойственной рахитизму гибкости, мягкости. Коль же скоро склеротический стадий уже наступил и кости вполне окрепли, то такое легкое средство уже бессильно выпрямить их».

Второй метод, чаще применяемый, заключается в выпрямлении кости посредством накладываемых поверх вдающейся части прочных железных шин, к которым прижимается выпуклость ремнями или упругими бинтами; метод этот, основанный на простых, не влекущих за собою никаких вредных последствий началах, мало тягостен, и если им не всегда успевали выпрямить рахитически искривленные кости, то все-таки он несомненно может при дальнейшем упомянутом выше возрастании тела содействовать самостоятельному выпрямлению кости, конечно, в таком только случае, если искривление такого рода, что удобно накладывать шину, например при искривлении голенных костей выпуклостью наружу. Если же эти же кости выпячиваются спереди, то накалывание шин непригодно, потому что с одной стороны неудобно прикладывать ее к икрам, а с другой - самое легкое нажимание на большеберцовую кость произвело бы пролежни, непосредственно прижимая кожу к острому краю или ребру её.

Столь же мало пригоден метод этот при искривлении бедренной кости, с обычным выпячиванием спереди и наружу, так как шина упиралась и нажимала бы на заднепроходную промежность.

Последним и наиболее действительным для выпрямления искривленной кости средством служит подкожное переламывание кости или кровавое нарушение её целости. Первый способ представляет то преимущество, что не оставляет за собою наружного поранения и излечивается как простой перелом, но добиться его не так легко, как это кажется. Коль же скоро наступил уже последовательный склеротический период, то всех усилий дюжего мужчины недостаточно бывает для переломления костей голени у 3-4 летнего ребенка; даже если бы таковой воспоследовал, то нередко бывает не на желаемом месте и потому не пригоден для выпрямления искривленного члена. Вернейшей локализации места можно невидимому добиться применением для этого Риццолиева остеокласта, но «об употреблении его у меня недостает собственной опытности» - замечает д. Буш.

Самое последнее средство представляет собою кровавое нарушение целости кости, на наиболее выдающейся точке искривления; для этого после тщательной очистки кожи омовениями и после обеззараживания поля операции, равно и всех приходящих в соприкосновение с раною предметов, продольным разрезом обнажается кость на самой выдающейся наружу части и несколькими ударами долота она переламывается; затем выпрямляют член и пользуют его как сложный перелом. Если же не смотря на перелом кости, выпрямление не удается, потому что концы кости препятствуют этому, то их удаляют ударами долота настолько, сколько нужно для выпрямления члена. Долото имеет громадное преимущество перед пилою в том отношении, что не вызывает сдавливания, ущемления мягких частей, не оставляет за собою костных опилков и может быть применяема на значительной глубине; поверхность концов кости при этом довольно гладкая, легко и скоро срастается, между тем как противостоящие друг другу, спиленные поверхности могут образовать ложный сустав.

«Та же самая операция - пишет д. Буш - пригодна и для выпрямления неправильно сращенных переломов костей. Если только строго выполнены все правила антисептической перевязки, то мы вправе ожидать правильное сращение и операция эта вполне безопасна, почему в последние годы многие хирурги, особенно немецкие, слишком охотно стали прибегать к остеотомии, даже в таких случаях, где мы вправе ожидать самопроизвольного выпрямления члена. При этом не следует упускать из вида, что нарушение целости кости представляется не совсем безразличным для дальнейшего роста кости воздействием, так как перерезанная кость не легко срастается так гладко и не выпрямляется столь стройно, как самопроизвольно впоследствии выпрямляющаяся, рахитическая кость, и что поэтому не мешает пообождать остеотомиею, а прибегать к этой полезной операции в тех только случаях, в коих нельзя уже ожидать самопроизвольного выпрямления

Следующую за тем большую группу обезображений нижних конечностей составляют остающиеся после воспаления суставов неправильные их положения, вызываемые преимущественно сильным натяжением мышц или рубцами.

При всяком воспалении в сочленении оно принимает ненормальное положение; например, при воспалении тазобедренного сустава нога принимает полусогбенное вывернутое положение. Так как аллопатия не умеет лечить воспаление в суставах, а в особенности тазобедренного, то болезнь обыкновенно запускается до такой степени, что в суставе образуются костоедные процессы и после окончания их обусловливаются рубчатые утолщения и сокращения члено-суставной сумки и окружающих её мышц, сухожильных растяжений и связок, а также хрящеватые и костные зарощения или рубцевания изъязвленных, в продолжение воспаления, костяных поверхностей. В таком положении лечить больного конечно уже поздно и начинают его бесполезно мучить гимнастикой, массажем и вытяжением, о чём д-р Бунт говорит:

«...пользовать одержимого острым воспалением сочленения активными и пассивными движениями, как то рекомендуют некоторые гимнасты, но отнюдь не врачи, было бы сопряжено с большим риском и едва ли вознаграждалось успехом. В большинстве случаев приходится оставить всякую попытку к тому, по причине вызываемой ею боли, и движение может совершаться только под влиянием хлороформа и даже тогда последствием такого сеанса каждый раз является ухудшение. Даже в таком случае, когда болезненность не очень велика, нельзя рекомендовать пользование гимнастикою, так как последствия его едва ли будут благотворны для больного. Воспаленное сочленение прежде и более всего требует покоя и растяжения; при покое предотвращается взаимное трение обеих сочленовных костных поверхностей, а вытяжение уменьшает вредное действие давления, вызываемого мышечным напряжением или действием тяжести воспаленных сочленовных поверхностей одной на другую; последнее гораздо важнее первого. Уже одно отсутствие трения очень полезно, а еще более благотворно прекращение взаимного надавливания или даже одного только соприкосновения между собою воспаленных сочленений».

Совершенного покоя можно добиться, кроме покойного положения на постели, еще повязкою, укладывающими, вытягивающими или шинными аппаратами и вытяжением через подвешивание к периферической части тела, проходящей чрез блок тяжести. Спокойствие члена издавна признано безусловно необходимым для воспаленных сочленений, и Бонне был самым красноречивым его агитатором; польза же вытяжения признана недавно относительно, т.е. с немногим 1О лет тому назад, когда для подвешивания к телу тяжести стали пользоваться петлею из липкого пластыря, и Фолькманн стал усерднейшим его защитником.

Известный д-р Рейер произвел ряд точных опытов над коленным суставом у покойников и нашел при этом много выгодных сторон растяжения, но сам Буш пишет:

«При приложении добытых этими опытами данных к явлениям у живого человека, должно принимать в расчет существенное между живым и покойником различие. Связки у мертвого представляют собою неподатливые кучки волокон, которые только при значительном отягощении, чрез приведение в действие их упругости, немного удлиняются, а с прекращением вытяжения сейчас же принимают прежнюю длину. Совсем другое мы видим у живого человека: связки его, подвергаемые умеренному, но постоянному вытягиванию, удлиняются и удлинение это остается навсегда, вследствие интерстициального отложения между клеточками, образующими связки, новых составных частей ткани».

Часто мы видим, что при продолжительном вытягивании ноги, посредством подвешивания к блоку тяжестей, связки коленного сочленения до того удлиняются, что при выпрямленном колене в нём обнаруживается довольно значительная подвижность или хлябание в стороны, коими заметно ослабляется устойчивость коленного сочленения; несомненно также, что умеренное вытягивание сочленений, посредством подвешивания тяжестей к шнуру блока,, может вызвать расхождение, т.е. диастаз сочленяющихся костных поверхностей.

Восстановление подвижности в суставе, вследствие воспалений ставшего тугоподвижным, составляет очень трудное и даже опасное предприятие, потому что каждое, слишком энергичное или через меру продолжительное движение может вызвать возврат острого воспаления, и этой опасности не всегда можно избегнуть, при всей осторожности и последовательности со стороны как пациента, так и врача. Нередки случаи, что долгое еще время спустя после окончания острого воспаления сустава, в нём всё еще остается большая степень раздражимости, и после попытки восстановить подвижность возобновляется воспаление, которое для утешения своего требует долговременного покоя, вытяжения, холода и даже кровоизвлечения. В подобных случаях тщетны все труды врача.

Как же скоро образовался уже совершенно неподвижный, ложный сустав (анкилоз), то задача врача кончена, и хотя подвижность страждущей ноги значительно ниже против нормальной, но все-таки она может оказаться достаточною для выполнения обыденных занятий. Если после всякого упражнения такого сустава в нём ощущается боль или часто возобновляются воспалительные явления, то после применения всех легчайших средств можно прибегнуть и к более энергичным, хирургическим приемам, например к надрезам и дренированию под дезинфекционною повязкою, к вылущиванию, резекции, а в крайнем случае даже к ампутации. Эти же самые приемы могут понадобиться и при расхлябанном суставе.

Как скоро по разрешении острого воспаления в сочленении, при нецелесообразном его пользовании, образовался анкилоз в неудобном положении, то его переводят в более благоприятное, посредством насильственного выпрямления (brisement force) под хлороформом. Если же силы рук недостаточно для того, то прибегают к полиспасту в форме Шнейдер-Меннел’евского вытягивательного аппарата, или к выпрямляющим машинам, при посредстве длинных рычажных плеч, допускающих применение очень значительной силы.

Такое выпрямление основывается на разрывании клетчаточных срощений, удерживающих сочленяющиеся поверхности в неправильном положении.

К третьей группе обезображений суставов нижних конечностей принадлежат происходящие от паралича. Насколько лечение паралича безрезультатно в рациональной медицине, все это знают. Д-р Буш пишет:

«Пользование паралича относится к области собственно нервной: патологии; задача же ортопедической хирургии ограничивается устранением обезображений, вызываемых параличом. Добиваться вытяжения сведенных мышц пассивными движениями составляло бы напрасный труд, так как они упорно противостоят всякому натяжению; поэтому остается только перерезать сухожилия мышц;, подкожная тенотомия паралитических обезображений оказывает тут громадную пользу».

Если бы нервная патология могла что-либо сделать, то зачем, бы приходилось хирургии перерезывать сухожилие мышц!

Не безынтересно прочесть, что пишет д. Буш о ревматизме:

«Хронический ревматизм сочленений продолжительностью и частыми возвратами своими часто ведет к разрастанию сочлененных хрящей, местами распадающихся и тем обнажающих, лежащую под ними костную поверхность. Волокнистые ткани, именно: члено-суставная сумка и подкрепляющие оную связки съеживаются рубцевидно и тем вначале затрудняют разбег в сочленении, а впоследствии устанавливают оное в известном, большею частью значительно уклоняющемся от нормы положении; костные поверхности склеиваются клетчато-хрящеватыми разращениями, с течением времени переходящими в полное костное срастание, или же они фиксируются неподвижно костными пластинками, исходящими от одной кости и проходящими по члено-суставной ямке к соседней, сочленяющей кости.

«Безобразящий артрит (arthritis deformans) отличается от члено-суставного ревматизма тем преимущественно, что первый в пораженном им сочленении никогда не вызывает костного сращения, столь часто происходящего при ревматизме, и тем еще, что резорпционные, т.е. всасывательные процессы в костной ткани обнаруживаются в гораздо высшей степени, чем при ревматизме. Разращение близ краев и убыль в центре характеризуют течение артрического воспаления в сочленении и таким образом, возникают известные грибовидные утолщения суставов, свойственные и характеристические при этой болезни. Чаще всего болезнью этою поражается тазобедренное сочленение, коего страдание ранее других привлекло внимание врачей на эту болезнь. Кроме тазобедренного и остальные, как большие, так и малые сочленения поражаются этою болезнью и претерпевают подобные же обезображения.

«Пользование обеих этих болезней очень трудно. При хроническом сочленовном ревматизме мы еще можем временно облегчить течение его некоторыми средствами, вроде теплых ванн, индифферентных и сернистых источников, водолечением, йодистыми препаратами, салициловою кислотою, семенем безвременника, хотя за вызванными ими улучшениями вскоре наступает ожесточение болезни; а против безобразящего артрита до сих пор бессильно всякое лекарственное пользование. Местное же пользование отдельных заболевающих суставов имеет целью содействовать, посредством систематичных, активных и пассивных упражнений и массажа, и с помощью теплых, струйчатых и паровых душей, сохранению удобоподвижности как можно долее, и они действительно оказывают значительную пользу в этом направлении, но все-таки не в состоянии прервать ход этой болезни и предотвратить анкилозирование и безображение, как скоро существует большая к ним наклонность. При всём том необходимо, пока это возможно, бороться против сужения и сращения систематическими движениями».

Ломота характеризуется отложениями мочевой кислоты на сочленовных поверхностях, но она не сопровождается непременно разращениями костной ткани. Вся поверхность сочленения может быть сплошь покрыта отложением мочевой кислоты, в то время как форма сустава ни в чём не уклоняется от нормальной; но в большинстве случаев отложение кристаллов мочевой кислоты сопровождается разращениями, а сочленовные концы утолщаются чрез это булавовидно и влекут за собою отклонения в направлении члена, каковая уродливость всего чаще наблюдается при ломотных отложениях на суставах пальцев. Задача терапии заключается тут в противодействии основному страданию общими средствами, в предотвращении местного обезображения суставов и сохранении удобоподвижности в сочленениях систематическими движениями, насколько они допускаются болезненностью суставов.

Д-р Буш далее говорит: «выпрямление этих уродливостей достигается теми же самыми средствами, которые были указаны выше, и так как сопротивление тут гораздо меньше и кости легче уступают надавливанию, выгибанию и даже подкожному перелому, то и к остеотомии нужно бывает прибегать только в исключительных случаях».

Чтобы не утруждать излишне слушателей моих, я не буду останавливаться на других обезображениях, как сведение пальцев, уродливость головы и носа и даже на горбатости, представляющей из себя в большей части случаев также воспаление суставов или позвонков, или рахитическую болезнь. Корсеты, подвешивания, растяжение и все пытки, изобретенные для таких несчастных, не могут принести существенной пользы и не составляют лечения, а лишь подспорья, иногда применимые в неизлечимых случаях. Тот врач, который не в состоянии уничтожить никакого воспаления и нагноения в суставе, предписывает горбатому ребенку носить дорогие корсеты, но понимающий, как следует устранять эти вредные явления, займется излечением болезни, которая возможна еще в возрасте, дающем рост ребенку.

Таким образом, человек знающий истину, сумеет оценить пользу, добываемую такими гигиеническими мерами, как гимнастика и массаж. Гимнастику нельзя считать средством от всех болезней, тем не менее во многих случаях она составляет незаменимое вспомогательное средство. В виду того, что мышечная деятельность способствует движению крови по сосудам, обмену веществ и удалению негодных потребленных составных частей тела, которые в противном случае скопляются и отлагаются на разных местах и обусловливают различные болезни, врачебная гимнастика приносит особенную пользу именно при таких расстройствах организма. К ним относятся: хронические болезни брюшных органов, как слабость пищеварения, запоры, гипертрофия печени и селезенки, завалы в них и в воротной вене, головная боль, ипохондрия, меланхолия и т. д., равно как зависящие от недостаточного или неправильного кроветворения страдания юношеского возраста: малокровие, бледная немочь, золотуха и пр. Гимнастика иногда благоприятно действует на кожу, вызывая испарину, а также и на нервы, возбуждая и укрепляя их. Наконец, мышечная деятельность имеет особенно хорошее влияние на укрепление костей, суставных связок, вследствие чего гимнастика с пользою употребляется для расширения грудной клетки.

По уверениям сторонников массажа, им можно излечить большинство болезней, но люди не увлеченные никакою односторонностью, конечно, никогда не поймут, каким образом от одного массажа может восстановиться правильный обмен веществ и улучшиться состав крови, в особенности когда больной недвижим и лежит в кровати или еле ходит по своей комнате. Массаж, как подспорье, иногда полезен, но ничего излечить сам по себе не в состоянии. Даже массаж слишком часто употребляется ныне, как подспорье; он полезен бывает при холодении рук и ног, зябкости конечностей, при ревматизме и подагре, тучности, ожирении, мышечной слабости, бессоннице, при чувстве немения, при запорах, завалах, при брюшном тифе, полнокровии, при слишком вялом и медленном кровообращении.

К гигиеническому лечению относится также пользование минеральными водами, ваннами, грязями. Хотя мы уже составили себе понятие о пользе этого лечения из отзывов таких профессоров, как Нотнагель и Россбах, приведенных мною при изложении их фармакологии в кратком виде, но не мешает нам здесь, в подобающим месте, коснуться этого вопроса еще раз.

Д-р Л. Бертенсон и д-р Воронихин, в введении к своей известной книге: «Минеральные воды, грязи и морские купанья» (Спб. 1884. 3-е издание) пишут: «врачебное действие минеральных вод зависит не только от минеральных частей в них содержащихся, и воды, которая сама по себе есть деятель весьма энергический, а от совокупности условий, в которые поставлен больной во время пользования водами. Путешествие, перемена климата, жизнь, свободная от занятий и работ,, продолжительное пребывание на открытом воздухе, движения, диэта, развлечения-вот те условия, от которых, в значительной степени, зависит успех лечения на водах».

Как известно, минеральные воды назначаются внутрь преимущественно в хронических болезнях; глубокие поражения органов кровообращения и кроветворения, а также значительные изменения в составе крови - исключают употребление минеральных вод. Но для нас интересен в данном месте несколько иной вопрос, а именно: насколько пользование водами, ваннами и грязями полезно и выработано веками и чего мы можем достигнуть, подчиняясь требованию врача и отправляясь на подобное лечение? О внутреннем употреблении вод мы уже знаем. Постараемся извлечь ответы из книги Бертенсона и Воронихина.

О наружном употреблении они пишут: «физиологическое и терапевтическое действие ванн обусловливается влияниями: 1) термическими (температура воды), 2) механическими (давление воды, волна) и 3) химическими (газы минеральной воды, соли). Нельзя игнорировать очищающее действие воды: освобождая кожу от грязи, жира слущивающейся кожицы и открывая поры сальных и потовых желез, вода оказывает косвенное влияние на кожное дыхание и кровообращение. Температуре воды среди этих влияний принадлежит главная роль.

«Среди других влияний химическое действие ванн занимает последнее место, ибо сводится к всасыванию одних только газов и летучих веществ. Всасывание кожею воды (все равно-холодной или теплой) и содержащихся в ней нелетучих частиц для обыкновенной ванны не доказано; количество же солей, попадающих в отверстия сальных и потовых желез от трения кожи, производимого в ванне, так ничтожно, что говорить о физиологическом, а тем более о терапевтическом действии этих солей нет основания. Пропитывание самых поверхностных слоев кожицы водою и содержащимися в ней солями возможно, но оно весьма незначительно, да и не обусловливает собою непременно всасывания. Впитавшаяся вода после ванны снова испаряется, и задержанные в роговом слое минеральные частицы уносятся со слущивающимися эпителиальными клетками; может быть самый процесс шелушения эпителия механически вызывается и ускоряется этим путем.

«В ванне кожею поглощаются сероводородный газ, свободный йод и угольная кислота. Всасывание угольный кислоты незначительно и возможно только тогда, когда внешнее давление газа превышает напряжение его в циркулирующей крови и лимфе; опьяняющее действие углекислых ванн должно быть приписано той угольной кислоте, которая вдыхается купающимся. Что касается поглощения кислорода и азота, которых в воде содержится очень немного, то кожа в атмосферном воздухе находится в несравненно более выгодных условиях, чем в ванне.

«Если не держаться, так сказать, исключительно «материального» взгляда на действие минеральных ванн и если в химическом действии их видеть не только то, что происходит от всасывания солей и газов, то придется признать за ванными из минеральной воды «невесомые» химические влияния, которые вероятно, путем раздражения периферических окончаний чувствительных нервов, - смотря по химическому составу ванны, видоизменяют эффект, вызываемый ею. Нельзя отрицать того, что ванны, содержащие поваренную соль, действуют несколько иначе, чем ванны из пресной воды, и это происходит не от всасывания соли, а от тех процессов, которые вызываются рефлекторным раздражением кожи. Существуют опыты, доказывающие, что вода различного состава несколько разно действует по отношению к отдаче и воспринято тепла; Бенеке и другие показали, что различные жидкости различно влияют на органы осязания.

«К категории, так сказать, невесомых влияний принадлежит действие электричества в ваннах.

«Минеральная грязь (минеральный ил), состоящая из органических веществ (разложившихся под влиянием пропитывавшей их воды) и смешанных с ними минеральных частиц, представляет собою осадочный продукт некоторых источников, рек, лиманов, озер и морских бухт. Органические вещества грязей - преимущественно растительного происхождения (между ними смолы, гуминовые соединения и пр.); встречаются и гниющие продукты животного царства, инфузории; минеральные части: песок, глина, поваренная соль, слюда, известь и др. земли, железные соли, сернокислые и сернистые соединения, свободная серная кислота; газы: азот, углеводород, угольная кислота и сероводород. В свежедобытой грязи мало растворимых минеральных солей, а потому в некоторых местах, с терапевтическими целями (?) грязь подвергается влиянию атмосферного воздуха (Vermitterung, выветривание), от которого происходит окисление некоторых составных частей (нерастворимые соединения переходят в растворимые). В выветренной грязи встречаются муравьиная, уксусная и другие летучие кислоты.

«Солям и газам, содержащимся в грязях, приписывают без достаточного, однако, основания - специфические эффекты, и,

по преобладающему содержанию тех или других химических соединений, грязи делятся на железные, сернистые, щелочные и др. Из того, что сказано нами выше о химическом действии минеральных ванн, явствует, что такое деление серьезного значения иметь не может.

«Аминные основания, содержащиеся в иле Одесских лиманов и в Сакской грязи, имеют, по Вериго и Пинскеру, важное и целебное значение; им приписывают видную роль в том специфическом действии, которое оказывают грязи и при ревматизме. Успехи, достигаемые натиранием тела грязью на солнце, хотят отчасти объяснить влиянием аминных оснований, образующихся в прилегающем к коже нагретом иле.

«Грязевая ванна, подобно горячей рассольной, действует высокою температурою и раздражающими кожу веществами. Особенность грязевой ванны заключается в её консистенции. Разведенная горячею водою минерального источника, или просто горячею водою, грязь более или менее густая, липкая, маслянистая, тесно прилегает к коже. Твердые частицы грязи (песок, поваренная соль и др.) раздражают кожу механически, производят иногда поверхностные экскориации. Высокий удельный вес грязи (1,05-1,3) обусловливает сильное давление на тело: вытесняется кровь не только из волосных сосудов, но и из более крупных; затрудняются движения брюшных стенок, диафрагмы; стесняется дыхание; происходят приливы к мозгу. Термическое раздражение, вызываемое грязевой ванной, стоит, конечно, на первом плане; но между водяною ванною и грязевою существует, по отношению к термическому влиянию, разница, на которую нельзя не указать. В водяной ванне, вследствие постоянного перемещения водяных частиц, с кожею приходят в соприкосновение всё новые слои воды, в грязи же, вследствие её консистенции, этого быть не может; в силу сказанного, теплые и горячие грязевые ванны менее согревают тело, чем водяные ванны соответственной температуры (грязевая ванна в 46° отвечает водяной в 38°).

 «Данные о физиологическом действии грязевых ванн считаем не лишним дополнить выводами, сделанными Корсаковым на основании наблюдений в Саках врачей Бетлинта, Сергеева и Диньковского. На пищеварительные органы первые ванны (от 4 до 6) действуют безразлично, но в середине, и к концу лечения является понос. Аппетит первое время заметно усиливается, но в середине курса слабеет, а к концу и совсем теряется. В коже ванна очень часто вызывает сильные зуд и сыпь: особенно часто это наблюдалось у сифилитиков при первичных явлениях. Общий вид больных после первых ванн значительно улучшается: цвет лица свежее, больные бодрее; тучные субъекты быстро теряют свой жир. Этот период возбуждения непродолжителен; после 4-6 грязевых ванн, особенно после разводных, замечается угнетение нервной системы, преимущественно у больных раздражительных, являются головные боли, тошнота, обмороки, хандра. Пульс в ванне улучшается: minimum 74 удара в 1', а maximum 150 (1 только случай); после же потения пульс остается, средним числом, учащенным на 5 ударов в 1'. Вместе с учащением пульса учащается и дыхание. Температура тела повышается; maximum повышения 1,5°С, а minimum - 0; понижения не наблюдалось. Температура измерялась спустя час после ванны, - следовательно, когда она уже успела понизиться, так что действительное повышение было больше показанного. Вес тела после ванны всегда падает, после потения иногда увеличивает несколько золотников, но это увеличение ничтожно, если принять во внимание, что каждый больной выпивает иногда до 2 фунтов жидкости; несомненно, что пота теряется иногда очень много. У большинства больных вес тела, по окончании лечения грязями, падает от нескольких золотников до нескольких фунтов, у некоторых же прибавляется; по всей вероятности, эта разница обусловливается, с одной стороны, аппетитом и способностью усвоения, а с другой - разницей в пище до и во время лечения и, наконец, отношением числа и силы ванн к силам больного и тем, насколько одновременно с грязевым лечением влияет и климатическое».

Далее, авторы книги говорят, что морские купанья в ряду врачебных пособий занимают весьма видное место. Результаты, ими достигаемые, отнюдь не обусловливаются одними физическими свойствами морской воды, но также и влияниями, с которыми: связано пребывание купающегося на берегу моря. Морские купанья сами по себе действуют: 1) температурой воды, 2) движением воды (волной), 3) солями, находящимися в морской воде. С другой стороны, влияют климатические условия морского прибрежья (на первом месте морской воздух). При оценке терапевтического действия морских купаний не следует, конечно, упускать из виду, что больной на купаньях находится в условиях иных, чем дома; его не тяготят трудные или скучные занятия, он ведет правильный образ жизни и пользуется отдыхом и развлечениями, наслаждается природой и проч.

Климатические условия морского прибрежья, как уже сказано выше, составляют также один из важных действующих факторов морского купанья. Особенности морского климата заключаются в меньших колебаниях температуры, довольно значительной влажности воздуха, в высоком барометрическом давлении, в периодических и интенсивных воздушных течениях, в большом содержании озона, в отсутствии в воздухе пыли и, наконец, в содержании в нём малых количеств поваренной соли, брома и йода.

Бенеке доказал, что у моря тело теряет больше тепла, чем на континенте и в горах. Этот факт находит себе подтверждение и в том повседневном наблюдении, что при одинаковой температуре потребность в более теплой одежде сильнее ощущается у моря, чем в горах. Бенеке нашел также, что морской климат усиливает обмен веществ: мочою выносится более мочевины и серной кислоты и меньше фосфорной и мочевой кислот; количество мочи увеличивается, вес тела растет.

По наблюдениям Weber’a и др., на берегу дыхание и пульс несколько реже, сон и аппетит обыкновенно лучше; но в этом отношении замечаются и исключения, ибо у некоторых особ, напротив, наблюдается нередко повышение раздражительности нервной системы, бессонница и расстройство пищеварения. При продолжительном пребывании в морском климате повышаются кровообращение и кроветворение, укрепляется нервномышечная система.

Если прибавить к исчисленным ваяниям морского воздуха и то, что дается холодною соляною ванною (еще более резкое повышение обмена с последовательным усилением образования тепла, улучшением аппетита, нарастанием мышц и проч.), то мы должны признать за морскими купаньями большую терапевтическую силу.

Морское купанье приобретает значение укрепляющего средства только тогда, когда вызываемое им усиление обмена веществ идет рука об руку с улучшением питания и нарастанием тканей.

Лечение минеральными водами тем еще ужасно, что на свете нет врачей, которые бы умели приспособлять дозы употребляемых вод к индивидуальным особенностям больного организма. Весьма часто, благодаря этому, болезни ожесточаются, ухудшаются и пациенты возвращаются к своим докторам в ужасе, от сделанных ими ошибок. Мне придется еще говорить об этом впоследствии.

Что морской воздух чище и здоровее, чем другой, то знает, всякий взрослый человек и когда возможно, стремится на берег моря. Но доктора, при предписаниях морского путешествия, руководятся лишь своим признанием, что у них нет средств для помощи больному, которому остается поэтому рассчитывать на одну благость воздушной природы. Итак, если у больного страдание легких, в которые не всюду есть свободный доступ воздуха, то его посылают в море или на берег его и заставляют дышать - авось пути сами откроются...

Читайте также: "Медицинская беседа I"
                           "Медицинская беседа XIII"
                            "Медицинская беседа XV"
25.08.2018

Серафим Чичагов
Источник: http://med-besedy.ru/chichagov_lm_medicinskie_besedy_tom_1/beseda_14_01.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта