Екатерина Трифонова: Микробы пока побеждают: Когда у человечества закончатся антибиотики? (30.09.2018)

30 сентября 1928 года в истории науки считается датой великого открытия. В этот день британец Александр Флеминг зафиксировал противомикробные свойства пенициллина. Но сегодня, спустя 90 лет, ученые всерьез озабочены проблемой возвращения инфекционных болезней, против которых все известные медицине антибиотики скоро могут стать бессильными. Что спасет человечество в XXI веке?
Открытие Флеминга журналисты почему-то любят объяснять рассеянностью ученого и даже его неопрятностью. Плюнул британец в лабораторную чашку с колонией микробов, вызывающих простудные заболевания, и обнаружил лизоцим, антибактериальный агент, содержащийся в слюне. Позже поселил колонию стафилококков в чашке Петри, забыл об этом, а когда спохватился, в посудине завелась плесень и уничтожила бациллы.

В действительности Флеминг, как истинный подвижник, свои исследования часто проводил на себе, с риском для жизни. Однажды ради научного эксперимента британец ввел стафилококк в собственные вены. Так что плесень вряд ли поселилась в его лабораторной посуде случайно. Но в истории антибиотиков загадочный элемент стечения обстоятельств все-таки есть. Живой микромир открывал человеку свои тайны крайне неохотно, маскируясь такими отталкивающими субстанциями, как грибки, гниль и плесень.

Одного только Флеминга изобретателем антибиотиков назвать сложно. К этому открытию шли многие ученые по всему миру. В том числе упоминали о лечении плесенью гнойных заболеваний Авиценна и Парацельс. В XIX веке микробиолог и химик Луи Пастер сделал вывод, что у бактерий есть своя иерархия, и одни микроорганизмы могут расправляться с другими. Француз ставил эксперименты на возбудителях сибирской язвы. Оказалось, что эти бациллы гибнут под воздействием некоторых других микробов.

Есть у живительной плесени и русские «отцы». Ученики выдающегося врача Российской империи Сергея Боткина Алексей Полотебнов и Вячеслав Манассеин изучали свойства зеленой плесени в 60-х годов XIX века на фоне жарких споров о болезнетворности этих грибков или их безвредности. Медики обнаружили, что там, где разрастается плесень, другие бактерии не развиваются.

Мало того, Полотебнов на основе плесени разработал эмульсию, с помощью которой сам успешно лечил гнойные нарывы. Врач опубликовал результаты своих исследований в научной работе, однако это открытие оказалось невостребованным и незаслуженно забытым. Так и хочется предположить, что часто коварная микробиота затуманила высокомерным петербургским «чистюлям» мозги. В результате пальма первенства досталась «неряхе»-британцу.

Почти через 70 лет после русских медиков, в 1928 году, бактерицидное свойство плесени окончательно открыл хирург, микробиолог Александр Флеминг. К тому времени человечество с трудом пережило Первую мировую войну, а вместе с ней — чудовищную смертность не столько от ран, сколько от заражения крови, что своими глазами имел несчастье наблюдать доктор Флеминг.

Обнаружив, что вокруг пятен плесени бациллы стафилококка испарились, ученый сделал вывод, что грибок вырабатывает вещество, убивающее бактерии.

Эту живительную субстанцию британец и назвал пенициллином. Однако открытие свое недооценил, полагая, что производить препарат научатся не скоро. Только близость новой страшной войны в 1940-м году заставила ученых серьезно озаботиться созданием пенициллина для массового применения. Эту задачу решили соотечественники Флеминга Флори и Чейн, за что после войны в 1945 году все трое британцев получили Нобелевскую премию.

Производство первого антибиотика в промышленных масштабах наладили в США, однако союзники не спешили продавать его нашей стране. А если и поставляли, то по бешеным ценам. Перед войной ученым СССР была поставлена задача создать свой пенициллин. С этим делом справилась выдающаяся ученый-микробиолог Зинаида Ермольева, разработав отечественный аналог пенициллина, а позже и другие антибиотики. Один недостаток — наш пенициллин в то время хранился недолго, так что пришлось закупать и «золотой» американский.

Так же как и Флеминг, Зинаида Ермольева подвижнически ставила на себе опасные научные эксперименты, а однажды даже приняла внутрь холерный возбудитель. Благодаря самоотверженности Зинаиды Виссарионовны у нашей страны появился препарат холерного бактериофага, позволивший предотвратить чудовищную эпидемию под Сталинградом в 1942 году. Историки утверждают, что это обстоятельство также помогло нашей стране выиграть Сталинградскую битву.

Однако на сегодняшний день в мире создано всего около ста антибиотиков. За 90 лет это крайне мало. Настораживает и то, что за последние четверть века не было изобретено вообще ни одного инновационного противомикробного препарата, в то время как смышленые бактерии к существующим убийцам микробов очень хорошо приспособились.

Об этом Царьграду рассказал эксперт Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Андрей Демин:

"По всему миру отмечается рост резистентности микроорганизмов к антибиотикам. А вот разработка новых препаратов — дело очень долгое и дорогое. За последние 70 лет, по данным ВОЗ, на рынок было выведено только два новых антибиотика для лечения туберкулеза. Можете себе представить?! При том, что от туберкулеза, который имеет резистентность ко многим антибиотикам, ежегодно погибает около 250 тысяч человек в мире".

Год назад ВОЗ опубликовала доклад с названием «В мире заканчиваются антибиотики», в котором заявила, что скорость увеличения сопротивления бактерий препаратам в ближайшее время опередит процесс разработки новых антибиотиков. По данным доклада, лечение одного только туберкулеза требует комбинации трех различных антибактериальных препаратов, и вскоре появится недостаток вариантов лечения этого заболевания.

Ученые давно сообщают о появлении супербактерий, таких как «Клебсиелла» (Klebsiella pneumoniae), на которые не действуют даже препараты «последнего резерва». Не так давно в Америке не удалось спасти женщину, потому что поразившая ее «Клебсиелла» оказалась устойчива сразу к 26 антибиотикам.

Два главных фактора, благодаря которым бактерии сегодня быстро «умнеют» и приспосабливаются к антибиотикам, — самолечение и современная пищевая индустрия. Проверки качества продуктов питания то и дело выявляют препараты тетрациклиновой группы в молочной и мясной продукции. Бизнесу это выгодно.

"В ряде случаев антибиотики ускоряют рост в животноводстве. Это просто клондайк для бизнеса, — продолжил Андрей Демин. — В других случаях — необходимость просто защитить поголовье от какой-то инфекции. Поэтому надо понимать, как это контролируется, насколько это прозрачно. Пока что это все на доверии. Но мы видим все больше и больше, что доверять пищевой индустрии и сельскому хозяйству сегодня оснований нет".

В XXI веке на авансцену медицинской истории выступает таинственный и чудовищно многообразный микробиом. Именно ему сейчас посвящаются самые продвинутые научно-медицинские исследования. Микробиом — это индивидуальный набор бактерий каждого человека, который формируется в первые месяцы после рождения и живет с нами всю жизнь. От разнообразия и здоровья микробиома во многом зависит и наше собственное самочувствие.

В пищеварительной системе человека обитают до 20 тысяч видов микроорганизмов общим весом от одного до двух, даже до трех килограммов. И вся эта «братия» что-то любит, а какие-то вещества действуют на нее губительно. Ученые предполагают, что микробиота, взаимодействуя друг с другом, напрямую определяет все наши заболевания и их лечение.

"Количество микробиоты, которая населяет наш организм на протяжении всей жизни, составляет в общей сложности около трех тонн, — удивляется эксперт ВОЗ. — Это трудно себе даже представить! И дисбактериоз, вызванный в том числе влиянием антибиотиков, которые к нам в пищу попадают, сказывается на иммунитете человека. Меняется самочувствие этих самых микробов, которые должны нам обеспечить и питание, и защиту".

Один из самых любопытных вопросов современной науки: а правильно ли ты покормил на ночь свой микробиом? Именно об этом ученые предлагают задуматься перед тем, как отправляться в магазин за продуктами или в аптеку за снадобьями.

Предполагается, что изучение микробиоты человека, по масштабности не менее грандиозное, чем расшифровка генома, позволит совершить революцию в медицине и фармакологии. Когда антибиотики перестанут действовать на зловредные бациллы, вполне вероятно, ученые научатся решать проблему за счет пересадки «чужого» микробиома. Во всяком случае, такие исследования в лечении бактериального дисбаланса уже ведутся.

Кроме того, развивается и медицина пробиотиков — препаратов, содержащих полезные бактерии, способные вырастить в желудочно-кишечном тракте правильные колонии микроорганизмов. В ближайшем будущем пищевая индустрия будет использовать их все больше и больше. Один из таких кисломолочных продуктов — ацидофилин, восстанавливающий микрофлору, — уже давно имеет широкое применение. Такие продукты будут радовать нашу микробиоту, а значит, радоваться вместе с ней будем и мы.

Во всяком случае, так утверждают продвинутые ученые, «неряшливые» настолько, что уже выписывают своим пациентам весьма специфические микробосодержащие препараты, изготовленные из субстанции, рядом с которой зеленая гниль плесени покажется чемпионом привлекательности.
30.09.2018

Екатерина Трифонова
Источник: https://tsargrad.tv/articles/mikroby-poka-pobezhdajut-kogda-u-chelovechestva-zakonchatsja-antibiotiki_160890




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта