Владимир Семенко: Митрополит Иларион (Алфеев) – лоббист ювенальных технологий? (15.05.2018)

Как сообщает ИНТЕРФАКС, «Глава синодального Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион высказал негативное отношение к закону о "декриминализации домашнего насилия".

"Должен сказать, что закон о декриминализации домашнего насилия в церковной среде вызвал очень противоречивую реакцию. В основном, насколько я могу судить, это была негативная реакция. Я сам реагировал на эту законодательную инициативу негативно", - сказал он в эфире программы "Церковь и мир" на канале "Россия-24" (ВГТРК), отвечая на реплику ведущей о росте числа обращений пострадавших от домашнего насилия после отмены закона.
По мнению иерарха, это прямое следствие "неудачной законодательной инициативы", о которой идет речь.

"Думаю, что любые новые законодательные инициативы в этой области должны быть направлены только на искоренение такого пагубного явления, как домашнее насилие", - считает он.

По словам митрополита Илариона, от домашнего насилия страдают очень многие люди, в том числе пожилые».

Митрополит «заметил, что формы насилия могут быть самые разные: "это не обязательно физическое насилие, это может быть вербальное насилие, когда молодые оскорбляют стариков, когда старики чувствуют себя в собственной семье потерянными и ненужными, когда их лишают каких-то удовольствий или даже лишают еды - ведь это все разные формы домашнего насилия".

"К сожалению, эти формы домашнего насилия никак не регулируются законодательством", - посетовал митрополит».  

Сказать, что данное выступление митрополита Илариона вопиюще некомпетентно и более чем далеко от реальности – значит ничего не сказать. Начнем с того, что негативное восприятие упомянутого закона в церковной среде – чистая фантазия Его Высокопреосвященства, выдающего собственное субъективное и некомпетентное мнение за позицию всей Церкви. Православная общественность в своем подавляющем большинстве как раз хорошо понимает, что выведение чисто бытовых проблем из сферы уголовного права в сферу административной ответственности в конечном счете как раз способствует искоренению того, что именуют «домашним насилием», поскольку суровость наказания приводится в соответствие с тяжестью правонарушения. Отсюда и рост числа обращений. Одно дело засадить мужа в тюрьму (а кто семью кормить будет?!), совсем другое, если склонный к рукоприкладству супруг отделается штрафом или общественными работами. Поэтому рост числа жалоб и обращений свидетельствует не о том, что увеличилось число самих случаев т.н. «домашнего насилия», а о том, что проблема благодаря грамотной работе законодателя выведена из тени. Пример адекватного профессионального обсуждения проблемы, причем достаточно подробного, можно найти, например, вот здесь.

Те, кто хорошо владеет данной темой, прекрасно понимают, что муссирование темы т.н. «домашнего насилия» напрямую связано с внедряемыми с Запада ювенальными технологиями, цель которых – агрессивное вмешательство в семейную жизнь и в конечном счете – демонтаж института традиционной семьи. Такой знаток проблемы, как протоиерей Максим Обухов (тоже, между прочим, представитель Церкви), так пишет об этом:

«К сожалению, в России действует антисемейное лобби, стремящееся создать систему, действующую в западных странах, где ювенальные структуры занимаются разрушением семей… В России хотят привить систему доносительства и тотального контроля над семьей. Антисемейное лобби действует неприятными методами - путем распространения лжи. Например, в течение нескольких лет рассказываются сказки о том, что ежегодно в российских семьях мужья якобы убивают 14 тысяч жен! Эти небылицы распространяют серьезные люди, среди которых есть сенатор. Антисемейное лобби распространяет цифры, которые совершенно не соответствуют действительности - ложь в несколько раз превышает реальность. Ни одна страна в мире не застрахована от бытовой преступности. Но беззаконий внутри семей всегда минимально и они не представляют собой грозных цифр.

Антисемейное лобби действует излюбленным образом: в России действительно совершается несколько сотен преступлений в год, из которых выбирают чудовищные и единичные случаи насилия - психически больной маньяк зарубил топором пять детей. И это единичное безобразие раздувается в СМИ до невероятных масштабов. Однако статистика и объективные данные свидетельствуют об обратном - семья является наиболее благополучным местом для ребенка. Лоббисты же приводят манипулятивные данные, лживые цифры и обобщают малозначительные преступления. Кроме того, некоторые журналисты и политики используют статистику НКО, которые заинтересованы в предоставлении ложных данных, так как они на этом отрабатывают свои гранты. Например, НКО берет отдельно взятый вопиющий случай насилия, приведенный мною выше, и присовокупляет к нему жалобы, анонимные звонки и т.д. А в статье про маньяка рассказывают, что в России, дескать, несколько десятков тысяч подобных случаев насилия. Идет тонкая манипуляция сознанием - нельзя семейную ссору ставить в один ряд с убийством. Не говоря уже о том, что представители антисемейного лобби нагло лгут, преувеличивая статистику в десятки раз.

Нагнетание истерии вокруг «семейного насилия» является манипуляцией. Лоббисты преследуют цель создания семейной полиции, которая будет заниматься террором по отношению к семьям и вмешательством в личную жизнь граждан…

Антисемейные инициативы являются демографическим оружием. Люди боятся вступать в брак из-за вмешательства в их личную жизнь. Система контроля над семьей вышла из западных грантов, из-под пера иностранных агентов». И т.д.

Аналогичное мнение не раз высказывал и протоиерей Димитрий Смирнов, чьим прямым церковным послушанием как раз и является представлять Церковь в вопросах семейной политики. Надо ли говорить, что в основополагающем официальном документе возглавляемой им Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства выражена точка зрения, в целом противоположная той примитивной и поверхностной апологетике ювенальщины, которую снова на безальтернативной основе пытается протащить митрополит Иларион как официальную позицию Церкви. 

В наших публикациях мы уже не раз упоминали о том, что руководимое митрополитом Иларионом ОВЦС действует как типичный «иностранный агент», в том числе и по части внедрения в России западных ювенальных технологий, при абсолютно непрозрачных для российского государства источниках финансирования. Остается лишь догадываться о том, по каким причинам митрополит Иларион вновь занял позицию фактического лоббирования ювенальщины, продемонстрировав при этом вопиющую некомпетентность в известном и достаточно подробно проанализированном вопросе и используя прямую ложь и манипуляции.
15.05.2018

Владимир Семенко
Источник: http://amin.su/content/news/5/5641/

Британцы насаждают в России идеологию неомальтузианства





Обсуждение статьи

Девушка 2018-06-22 15:02:28
Этот агент Ватикана с овечьим голоском давно метит на патриаршье место.
[Ответить]
↑ 0 ↓

Страницы: [1]


Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта