Евгений Даманцев: Москва и Дамаск в шаге от фиаско по «идлибскому вопросу» (18.09.2018)

Давайте на минуточку вспомним о том, какие масштабные оперативно-стратегические меры были предприняты командованиями Военно-морского флота и Воздушно-космических сил России для минимизации вероятности нанесения массированного ракетного удара Объединённых ВМС и ВВС западной коалиции со средиземноморского операционного направления по стратегически важным объектам сирийской армии, участвующим в процессе подготовки наступательной операции на укрепрайоны боевиков-исламистов в «идлибском гадюшнике». Помимо создания мощных противолодочных и противокорабельных рубежей A2/AD (зон воспрещения и ограничения доступа и манёвра) вплоть до западных берегов Греции или даже Ионического моря с целью осложнить выход американских многоцелевых АПЛ классов «Вирджиния» и «Лос-Анджелес», «Иджис»-эсминцев УРО «Арлей Бёрк», а также британских подлодок «Astute» на рубежи пуска стратегических КР UGM/RGM-109E «Tomahawk Block IV», российский флот позаботился ещё и о формировании всевысотной бесполётной зоны в воздушном пространстве над британской авиабазой Акротири, задействовав в данной операции ракетный крейсер пр. 1164 «Маршал Устинов», оснащённый 6-канальным корабельным ЗРК С-300Ф «Форт» с радиусом действия порядка 75 км. Все эти процедуры были хронологически подведены под крупнейшие учения межвидовой группировки сил и войск ВМФ и ВКС в Восточном Средиземноморье.
Примерно в этот же период, начиная с 4 сентября, фронтовые истребители-бомбардировщики ВКС России Су-34, находящиеся под защитой мощного «зонтика» ПВО, начали готовить почву для будущего наступления штурмовых подразделений САА, приступив к нанесению мощных точечных ракетно-бомбовых ударов по опорным пунктам и складам вооружения запрещенной в РФ «Исламской партии Туркестана» (близ Джиср эш-Шугура, где боевики с «Белыми касками» начали подготовку к провокации с применением газообразного хлора), а также группировок «Джейш Изаа» и «Хайат Тахрир аш-Шам» на юге «идлибского гадюшника». 

Казалось бы, все точки над «i» относительно стратегии действий российской, сирийской и иранской сторон в отношении идлибских боевиков были расставлены Владимиром Путиным ещё в ходе недавнего трёхстороннего тегеранского саммита, когда Эрдогану и его окружению дали понять, что их меркантильные интересы применительно к теневым торгово-экономическим связям с полевыми командирами исламистских формирований Идлиба, а также желание воздействовать на восточный берег Евфрата посредством скоординированных действий ДРГ террористов совершенно не входят в список интересов Москвы, Дамаска и Тегерана. Более того, спустя примерно двое суток после начала работы тактической авиации ВКС России к операции подключились и артиллерийские подразделения Сирийской арабской армии, начавшие артиллерийскую подготовку по позициям боевиков из «Национального фронта освобождения» и «Хайат Тахрир аш-Шам» на восточном фронте «идлибского плацдарма», на линии соприкосновения близ городов Абу-Духур и Хадер. 

Можно было подумать, что судьба протурецких оппозиционно-террористических формирований в Идлибе предрешена; но Анкара, заручившись полноценной протекцией Североатлантического альянса, несмотря на фейковую «торговую войну» с Вашингтоном, выдала крайне оперативную «ответку» в виде отправки к своим наблюдательным пунктам в Идлибе огромных конвоев бронетехники, чего оказалось достаточно не только для купирования наступательных действий правительственных сил, но и для приостановки артиллерийской и авиаподготовки по «идлибскому гадюшнику». Удары по позициям боевиков были прекращены не только со стороны артиллерийских батарей и ВВС Сирии, но и со стороны Воздушно-космических сил России, что указывает на серьёзность происходящего. Вся сложность заключается в том, что на фоне твёрдого намерения турецкого руководства сохранить своё присутствие в САР ни специалисты в Генштабе ВС России, ни командование САА не могут гарантировать того, что в момент начала наступательных «бросков» сирийской армии сразу на 3-х операционных направлениях (Джиср эш-Шугур, Кафр Зита и Саракиб) турецкий военный контингент, а также мощные механизированные подразделения, отправленные в Идлиб якобы лишь для защиты 12 наблюдательных / опорных пунктов, не вступят в бой с подразделениями 4-й танковой дивизии, а также 2-го и 3-го корпусов САА. 

Ведь в данном случае турецкая группировка понесёт крайне серьёзные потери, либо вовсе будет подавлена в разы численно превосходящими подразделениями правительственных сил САР, что будет умело использовано Эрдоганом в качестве «casus belli» для инициирования эскалации боевых действий с САА как в Идлибе, так и в провинции Алеппо. Естественно, в этом случае ГШ ВС Турции направит в Эль-Баб, захваченный весной Африн и Идлиб основные бронетанковые, артиллерийские и пехотные «кулаки» турецкой армии, которые совместно с боевиками «Свободной сирийской армии» и «ан-Нусры» (запрещена в РФ) в течение считанных недель реализуют план Эрдогана по взятию под контроль городов Тель-Рифат, Алеппо и Дейр-Хафер. Полноценную войну с турецкой армией САА явно «не вывезет», а размышлять о втягивании в противостояние ВКС России с целью защиты Сирийской арабской армии от турецкой агрессии было бы крайне наивно, поскольку это будет означать не только трансформацию конфликта в крайне «взрывоопасную» конфигурацию Россия — НАТО, но и провал весьма прибыльного для «Рособоронэкспорта» контракта на поставку Турции зенитно-ракетных комплексов С-400 «Триумф».

Пойдёт ли на столь волевой военно-политический шаг Москва в сложившихся экономических и геополитических обстоятельствах? Наиболее вероятно, что нет. Это было наглядно продемонстрировано ещё в январе-феврале 2018 года, когда многоцелевые истребители F-16C/D Block 30/50+ неделями безнаказанно утюжили курдский кантон Африн, воздушное пространство над которым не прикрывалось ни Воздушно-космическими силами России, ни зенитно-ракетными комплексами «Бук-М2Э» войск ПВО Сирии, естественно, ввиду договорённостей с Анкарой. Конечно же, в сложившейся ситуации в Африне есть немалая доля вины и несговорчивых курдских отрядов YPG/J, которые наотрез отказывались предоставлять территорию кантона подразделениям САА. Тем не менее, предоставить афринским курдам достойные противотанковые арсеналы для защиты сирийской земли от турецкого агрессора вполне можно было, равно как сформировать над Африном «противовоздушный зонтик» с помощью зенитно-ракетных дивизионов, развёрнутых в районах Нубля и Захры. К сожалению, ни одной из вышеуказанных мер предпринято не было, и Африн оказался под турецким контролем в ходе операции «Оливковая ветвь», которую можно считать наиболее весомой победой Эрдогана в «сирийской развязке». Почему?

Захват Африна привёл к созданию оперативно-стратегической смычки «идлибского гадюшника» с так называемым «эль-бабским плацдармом», что позволило регулярным подразделениям турецкой армии, а также формированиям «Ахрар аш-Шам» и «Free Syrian Army» не только установить на сирийско-турецкой границе непрерывную буферную зону протяжённостью около 400 км, но и упростить возможную наступательную операцию на Алеппо и другие города мухафазы Халеб благодаря улучшению оперативности распределения тех или иных войсковых подразделений по всему северо-западному фронту САР. Более того, афринская группировка протурецких формирований значительно повышает боевую устойчивость «идлибского гадюшника», так как «перешеек» Эш-Шаюх Аквил — Атимах (между Идлибом и Африном) открывает перед боевиками «Хайат Тахрир аш-Шам» резервные лазейки для поставки вооружения и получения материально-технического обеспечения. Вывод из этого можно сделать единственный: операция по освобождению Идлиба должна была быть осуществлена задолго до появления в этой провинции 12 районов с фортификационной инфраструктурой турецкой армии, а тем более прибытия в эти районы бронетанковых бригад и реактивных артиллерийских дивизионов СВ Турции, имеющих в распоряжении ОБТ «Sabra» и РСЗО MLRS.

Оперативная тишина, которая уже на протяжении нескольких дней царит на фронтах Идлиба, связана исключительно с разработкой в Москве, Дамаске и Тегеране новой стратегии действий по возвращению мухафазы под сирийский контроль, ведь повышение ставок Анкарой создаёт целый ряд непредсказуемых рисков, способных привести к эскалации регионального конфликта с прямым участием Турции, России и Сирии (и косвенным участием других стран-участниц НАТО), либо к полному фиаско сирийской армии в случае отсутствия поддержки со стороны ВКС России. «Окно возможностей» по наступательному рывку Сирийской арабской армии на позиции боевиков в обход основных турецких сил, развёрнутых преимущественно в районах наблюдательных пунктов, у Дамаска ещё имеется. Успешное подавление укрепрайонов первой линии обороны группировки «Джебхат Тахрир Сурия» может быть осуществлено на западном фронте «идлибского плацдарма», в 15 км южнее города Джиср аш-Шугур: на текущий момент здесь не замечены ни турецкие наблюдательные пункты, ни механизированные подразделения турецкой армии.

Военно-транспортный самолёт A400M ВВС Турции, участвующий в переброске дополнительных войсковых подразделений турецкой армии в Идлиб

Данное направление изобилует рядом господствующих высот, взятие под контроль которых открывает перед сирийской армией непаханое поле возможностей для развития наступления на такие крупные населённые пункты, как Маарэт-эн-Нуман, Эриха и Эль-Барах. Москве и Дамаску необходимо как можно скорее переходить от бесполезного дипломатического муссирования вопросов Идлиба на полях заседаний Совбеза ООН к конкретным силовым действиям, ведь в четверг, 13 сентября, из международного аэропорта «Хатай» поступила срочная новость о прибытии военно-транспортного самолёта «Airbus» A400M ВВС Турции, который доставил в приграничную провинцию несколько десятков полностью экипированных военнослужащих; естественно, их конечным пунктом назначения являлся Идлиб. А это значит, что при малейшем промедлении сирийская армия может потерять последнее окно возможностей для начала наступления, встретив турецкий военный контингент не только в районах наблюдательных постов, но и на всех участках линии соприкосновения проблемной провинции.
18.09.2018

Евгений Даманцев
Источник: https://topwar.ru/147038-moskva-i-damask-v-shage-ot-fiasko-po-idlibskomu-voprosu-trevozhnoe-zatishe-gotovit-novye-ispytanija.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта