Дмитрий Аграновский, Альберт Нарышкин, Ольга Туханина: Мухлёж (21.09.2018)

Мухлёж - от мухлачить, мухлячить вологодск.
мухначить, мухрячать олон. мухлевать зап. мухловать
сиб. плутовать, мошенничать, шеромыжничать


Толковый словарь живаго великорускаго языка В.И.Даля

Избирательная комиссия Приморского края отменила результаты выборов второго тура губернатора Приморья. За это проголосовали 12 из 13 членов комиссии, 1 против.

Новое голосование может состояться через три месяца.
Экспертные оценки

Дмитрий Аграновский


Новые выборы выгодны будущему кандидату от партии власти, потому что настоящий кандидат очевидным образом проиграл. В Интернете ходит один наглядный пример - в шахматы один из игроков объявляет другому мат, тот быстрым движением сбивает все фигуры на доске и говорит: «Давайте переиграем заново». Ищенко выиграл, ему необходимо присудить победу, но поскольку Тарасенко – выдвиженец от власти, за ним сила, то оппозицию заставляют играть по чужим правилам. Это не имеет ничего общего ни с законом, ни со здравым смыслом, это просто борьба за власть. Получается, что власти просто взяли фору для того, чтобы перегруппироваться и попытаться снова «взять высоту», отнять у оппозиции победу. Я вспоминаю рассказ Чехова «Каштанка», где мальчик привязывал мясо на верёвочку, давал собаке заглотить, а потом вытаскивал из желудка. Новые выборы- это примерно тоже самое.

Теперь за три месяца они попытаются заменить Тарасенко приемлемым кандидатом, а в отношении Ищенко пойдёт вал компромата, появятся какие уголовные дела или нечто в этом роде. Технологии известны. Я видел, как это происходило с Грудининым, который более-менее обеспечил видимость демократии, но, видимо, было принято решение его «давить». И до сих пор «давят». 

С точки зрения закона и здравого смысла необходимо просто провести открытый пересчёт бюллетеней, если уж у кого-то есть сомнения, и по его результатам признать результаты выборов. В победе Ищенко нет никаких сомнений. Но, к сожалению, мы играем не в равных условиях. К тому же Приморье – край богатый, перспективный. Дальний Восток – это же Азиатско-Тихоокеанский регион, самый бурно развивающийся сегмент человеческой цивилизации. Поэтому за здешние финансовые потоки и ресурсы и идёт отчаянная борьба. 

Да, у Ищенко есть хорошие шансы на победу. Во-первых, это будет декабрь, а не сентябрь, когда большая часть протестного электората отметается. Почему перенесли Единый день голосования на сентябрь - чтобы снизить явку. Чем меньше народу голосует, тем лучше партии власти. В декабре отнять победу у коммунистов будет сложнее. Но повторюсь, скорее всего против Ищенко будет задействован целый комплекс мер - не просто контрагитация, а уголовные дела, давление на родственников и бизнес. 

Я сам был в схожей ситуации в 2011 году, когда выиграл выборы в Мособлдуму. У меня был совсем откровенный мухлёж. В случае Ищенко уже к утру пересчитали в пользу соперника. А у меня выборы были 4 декабря 2011-го, так ещё 6-го я лидировал в системе ГАС «Выборы» и только вечером 7-го моему сопернику из «Единой России» сумели натянуть 48 сотых процентов перевеса. Хотя по моим протоколам я всё равно выиграл. До сих пор сужусь, хотя уже сколько лет прошло… 

Поэтому я давно не верю в честные выборы. За границей их тоже особо нет. Но там их делают более-менее прозрачными, потому что это нужно для стабильности системы. Не потому, что они хорошие, а мы плохие. А потому что буржуазная система имеет некоторые работающие институты, которые удерживают от падения в тотальную коррупцию. В России же, к сожалению, всё это игнорируется. Отсюда у нас такая дикая коррупция. 

Альберт Нарышкин

С выборами в Приморье просто сказочная ситуация: никак не угодишь этим профессионально недовольным! Несколько дней и коммунисты, и либерда кричали «отменить эти выборы». Итоги отменяют — и что? Теперь эти же люди кричат, что нельзя отменять итоги. Что ни делай, всё им плохо, всё им не так! Плакали и требовали вчера, плачут сегодня, а выполни их требования — они и завтра будут плакать. Вечно плачущие…

Буквально на днях Навальный призывал всех своих сторонников выходить и поддерживать коммунистов (я давно предсказывал этот альянс ежа с ужом), кричал, что нельзя признавать эту победу кандидата от «Единой России», а что сегодня?

Захожу на сайт «Эха Москвы» и вижу, что власть «незаконно» (!!!) отменила выборы, на которых победил кандидат от КПРФ (!!!)

Меня очень радует это предложение от «поклонников демократии» по двум причинам:

Во-первых, теперь уже невозможно определить, кто победил на самом деле: эти пожарные, которые создали ситуацию, когда протоколы были оставлены без контроля, плюс истории с повторным введением итогов в систему подсчёта, плюс жалобы на нарушения при агитации — и всё это в условиях, когда кандидаты шли впритирку до последнего. В этих условиях даже небольшое количество голосов имеет значение, невозможно теперь признать итоги в целом, но отменить результаты по отдельным округам.

Во-вторых, жёстко была нарушена процедура, прописанная в законе. Есть же (якобы) демократия «ценностей» и демократия «процедур». Так вот тут наши «демократы» требуют попрать как ценности и содержание выборов, так и процедуру проведения.

Это вообще голубая мечта всей нашей оппозиции — концепция «третьего тура», когда любой результат — это по определению произвол и нарушение закона, а победа в «третьем туре» любого кандидата — ненадёжна и не внушает доверия.

Единственный вариант — полная отмена всех результатов и проведение голосования с нуля.

Многим и такое решение не понравится, но только после него победу того, кто в итоге победит, можно будет считать честной, добытой по правилам.

Всё это подводит нас к интересному вопросу: а откуда взялась эта «наглая» и «очевидная» подтасовка результатов?

Начнём с причин очевидности: в этом году впервые за всё время в истории России подсчёт голосов шёл прозрачно, явка и результаты публиковались в режиме реального времени. Именно поэтому попытки мухлежа были совершенно очевидны не только специалистам из ЦИКа, но и всем следившим гражданам.

Раньше это всегда была игра в «верю - не верю». Мол, какие-то эксперты, какие-то члены ТИК или наблюдатели, сказали, что по их ощущениям или подсчётам, которые никто кроме них не видел и не повторит… Словом, надо было доверять поющему сказочки. А в этот раз доверять не понадобилось: данные публиковались онлайн, аномальный скачок результатов в конце видели все.

Это новая реальность, которую пока не осознали даже сами фальсификаторы: всем всё видно!

Сегодня спрашивали у Памфиловой: а на что они надеялись? Они что, не понимали, что повторное введение данных в ГАС «Выборы» видна повсюду, включая Москву? Что аномальный скачок итогов голосования заметят все? Что история, когда втихую закрытым составом что-то можно было подтасовать — закончилась?

Надеялись, что кто-то «прикроет», что кто-то «надавит»… Вот только кому и зачем теперь это надо? Когда всё прозрачно, когда все всё видят — какой смысл кому-то вляпываться в заведомо проигрышную ситуацию?

Памфилову, по сути, пытаются обвинять в том, что она не могла да и не должна контролировать: почти силовое вмешательство внешних сил в выборы. То местные пожарники, то делегация КПРФ из Москвы, которые между собой пытались решать вопросы «по понятиям». Но разве задача ЦИК это контролировать и останавливать?

ЦИК построил такую прозрачную систему, что это вмешательство сразу стало видно. А также выполнил свою работы и отказался признавать итоги скомпрометированных выборов.

Заодно и показал всем на будущее, что мухлевать бесполезно: вмешательство заметят, а итоги отменят, и тогда — какой смысл вмешиваться?

Это как борьба с коррупцией: когда все кричат не «ура, какого высокопоставленного чиновника на какой огромной взятке поймали», а наоборот «уууу, какие у вас взяточники и какие взятки они берут».

Памфилова сделала главное: построила систему, при которой вмешательства становятся бессмысленными, так как их все видят, а итоги потом отменяют. Теряется смысл влезать. Это работает та самая «неотвратимость наказания».

Ну и под конец, моё мнение уже как рядового избирателя:

Я отвергаю басни коммунистов и либералов, что данная история компрометирует выборы в России. Наоборот, лично для меня эта ситуация повышает мнение об их надёжности. Мы давно жили со смутным ощущением, что нашими голосами манипулируют, вот только никогда не видели, чтобы за это наказывали и чтобы отменяли итоги из-за манипуляций. А теперь нам показали, что два кандидата идут вровень, и не будучи уверены в надёжной победе, пытаются мухлевать. А в итоге ЦИК просто отказывается признавать итоги таких выборов. Для меня это сигнал оптимистичный. Лично у меня возросла уверенность, что если с моим голосом что-то сделают, то потом не будут признаны итоги подтасованных выборов.

Ольга Туханина

Кремль долгое время выстраивал свою вертикаль власти. Это был весьма болезненный процесс. Прямые выборы губернаторов отменялись, затем были восстановлены по итогам протестов на Болотной. В этом видна двойственность задач, стоявших перед властью. С одной стороны, необходимо было обеспечить хорошую управляемость на местах. С другой стороны, федеральный центр вовсе не хотел нести ответственность за все просчёты местных руководителей.

В итоге, к настоящему времени сложилась система, которая полностью не может удовлетворять ни власть, ни общество. Губернаторов вроде бы избирают, однако в любой момент президент может своим решением снять их с должности «в связи с утратой доверия». Получается, что общество вроде бы несет ответственность за свой выбор (не жалуйтесь, вы сами этого человека поддержали), но губернатор по-прежнему более зависим от федерального центра (от его благосклонности, от его дотаций), чем от мнения своих собственных избирателей.

По сути, граждане на выборах всего лишь одобряют уже принятое назначение.

Но даже такая форма выборов требовала своей легитимности. И власть много сделала для того, чтобы такую легитимность выявить и подчеркнуть. Здесь и внедрение видеонаблюдения, и назначение Эллы Памфиловой на пост главы ЦИК, и многие другие вещи. Беда лишь в том, что что власть делала выборы все прозрачнее в том момент, когда рейтинг президента называли тефлоновым, а между обществом и властью установился негласный консенсус.

После действий правительства минувшим летом политическая ситуация в стране пришла в движение. Общественный договор был нарушен, и политическое поведение граждан изменилось. Сразу стало понятно, что система, при которой губернаторы несут полную ответственность перед центром, тогда как ответственность за их действия стараются переложить на плечи избирателя, слишком зыбкая и неустойчивая. Она работает, когда есть согласие. А когда протестные настроения в обществе растут, начинает давать видимые сбои.

Она требует либо возврата к полноценным выборам, то есть, к таким, когда легитимность губернатора равна легитимности президента, когда губернатор независим и его невозможно снять простым указом. Либо к повторной отмене выборов губернаторов и назначению их из центра. В случае же сохранения нынешнего положения дел, тот политический цирк, который мы сегодня наблюдаем в Приморье, будет гастролировать по все новым регионам.

Об этом свидетельствует соломоново решение властей, принятое по Приморью.

Что мы наблюдали во втором туре? Всю дорогу лидировал кандидат от КПРФ. Потом, когда было подсчитано уже 95% бюллетеней, система неожиданно зависла, а когда вновь заработала, то ситуация внезапно изменилась на диаметрально противоположную. Вперед вырвался кандидат от Единой России.

Такого страна еще не видела. Выборы на глазах у всего общества фальсифицировали в прямом эфире. Лоялисты в социальных сетях сразу начали говорить, что в этом нет ничего необычного, что надо дождаться решения ЦИК, пусть проигравший кандидат обжалует результаты в суде.

Беда лишь в том, что политическая психология не нуждается ни в судах, и ни в ЦИКе. Если люди видят, что их дурят, то они меняют свое поведение в связи с этой информацией, а не в связи с решением каких-то судов.

Часть наиболее разумных лоялистов это поняли и заговорили о том, что центру следовало бы вмешаться в ситуацию. Оппозиция же ударилась в теорию заговора: дескать, власть переходит к откровенной диктатуре и на примере Приморья показывает обществу, что более не желает общество ни в чем убеждать. «Что вы нам сделаете?».

Дальнейшие события показали, что ни к какой диктатуре власть переходить не собирается и по-прежнему нуждается в доверии общества к своим институтам. Но при этом и терять контроль за происходящими процессами не желает. А вот как обеспечивать контроль в новых политических условиях, на верху не знают. Поэтому все решения принимают буквально на ходу.

Из-за этого возникает то самое впечатление политического шапито. То выборы состоялись, то их результаты лучше отменить. То Тарасенко идет на выборы, то не идет, а то опять идет. Несчастные политологи сбились с ног, потому что ситуация менялась быстрее, чем они успевали писать свои колонки.

В результате, если власть кого и успокоила, то лишь ту часть лоялистов, которая была встревожена таким наглядным проколом в Приморье.

Общество хотело совсем другого. Признания победы Ищенко, и публичного наказания всех причастных к фальсификации сверху донизу. Вот такая бы позиция показала, что Кремль остается над схваткой, что государственные институты работают, и власти видят ровно то, что видит и любой гражданин.

Вместо этого по всем федеральным каналам нам стали рассказывать, как закон о выборах нарушал формально проигравший представитель КПРФ. У зрителя должно было сложиться ощущение, что выборы отменили из-за действий Ищенко, а не из-за действий Тарасенко.

Комментарии пользователей не заставили себя ждать. «Значит, теперь в Приморье пришлют новую команду, которая сфальсифицирует будущие выборы талантливее и незаметнее». «Они сами себя обманули своей лживой социологией, вот и пришлось делать вбросы в самый последний момент. Теперь они такой ошибки не допустят». И так далее, и тому подобное.

Половинчатость избранного метода ведет к тому, что общее недоверие только нарастает.

Местные элиты осознают, что федеральный центр в любой неудобной ситуации быстро отмежуется от своих собственных протеже. Общество же воспринимает ситуацию так, что выборы в его глазах полностью обесцениваются. Они больше не решают ничего. И раньше-то граждане относились к их результатам с большим скепсисом, а теперь получили наглядное подтверждение. «Украли победу, да еще и рыдают на камеру. Крокодиловы слезы».

Еще хуже, чем ситуация в Приморье, расшатывает систему история с выборами в Хабаровском крае. Там кандидат от ЛДПР полюбовно договорился с кандидатом от правящей партии, получив за отказ от борьбы кресло вице-губернатора. Зачем человеку тратить свой воскресный день, свое бесценное, не возобновляемое время, только для того, чтобы принести очередному элитарию тепленькое кресло на блюдечке с голубой каемочкой? А избирателю от этого что?

Здесь надо понимать, что нынешнее голосование - протестное. Это голосование не способно изменить внутреннюю политику в стране, не способно отменить пенсионную реформу, не способно поменять экономический курс. Зато способно, как полагали люди, лишить конкретных господ их замечательной карьеры. Лишить кресел, наказать. За этим, собственно, шли на избирательные участки.

Но пример Хабаровска показал, что никакой реальной борьбы нет, наверху легко могут договориться. Если в Приморье люди в общем-то добились своего уже сегодня, поскольку репутация господина Тарасенко в глазах федерального центра изрядно подмочена, то в Хабаровске этого сделать не удалось, глава региона остался при своих.

К несчастью, ситуация все больше и больше напоминает конец 80-х годов. Тогда власти тоже утрачивали инициативу, принимая, быть может, относительно верные, но запоздалые и половинчатые решения. То есть, они не могли угнаться за ситуацией, которая развивалась стремительно. В результате, мы все потеряли страну.
Сегодня мы наблюдаем схожие признаки. Один из самых опасных - власти не успевают за изменениями мнения общества, начинают слишком сильно верить своей собственной пропаганде, своей собственной социологии и статистике, в своих поступках исходят из реалий вчерашних.

Сегодня можно было бы отдать Приморье беззубому травоядному и вполне системному коммунисту, посадив к нему в заместители кого-нибудь толкового. Завтра этот фокус уже может не сработать, потому что будет меняться и сама КПРФ. Многие ее рядовые члены, и даже многие люди в руководстве, не довольны соглашательской позицией товарища Зюганова, который при всей своей грозной риторике очень гибок и с легкостью идет на компромисс.

Хотелось бы, чтобы наши власти осознали, в конце концов, крайнюю серьезность сложившегося положения. Примитивные политические технологии работать перестают.

В этом отношении характерно покаянное обращение губернатора Владимирской области Орловой к свои избирателям. Хотели добавить ей чего-то человеческого, а в результате она читает бессмысленный, суконный текст безжизненным голосом, чем вызывает у зрителей только насмешки и раздражение. В стандартном новогоднем обращении президента к народу больше искренности и теплоты.

Посоветовала бы Кремлю сменить всю команду, которая обеспечивала последние выборы и пропагандистскую кампанию минувшего лета. Да только кто же меня послушает. «Ахаха, таксисты и домохозяйки будут учить управлять государством». Но смотришь на происходящее и думаешь, что иногда бы не мешало прислушаться даже к таксистам.
21.09.2018

Дмитрий Аграновский, Альберт Нарышкин, Ольга Туханина
Источник: http://zavtra.ru/word_of_day/protcedura_2018-09-20




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта