Константин Бабкин: Мы повернем корабль под названием «Россия» в нужное направление (23.03.2018)

Сопредседатель Московского экономического форума, президент ассоциации «Росспецмаш», президент промышленного союза «Новое Содружество», Константин Бабкин о перспективах развития страны и рецептах экономического роста.
– Константин Анатольевич, до такого знакового для страны события, как VI Московский экономический форум, осталось меньше двух недель. Каких результатов вы от него ожидаете?
– Мы не ожидаем каких-то сиюминутных результатов от форума. Это долгосрочный проект, независимая от правительства площадка, где собираются трезвомыслящие люди, свободные от доминирующей ультралиберальной идеологии, которые имеют свой разумно-патриотический взгляд на происходящее в экономике в частности и в стране в целом. Мы даем им возможность почувствовать локоть друг друга и обсудить животрепещущие проблемы. То есть мы не ждем какого-то ослепительного эффекта, но твердо знаем, что свою роль в улучшении экономической политики, во внутренних процессах страны он сыграет. И этому есть практическое подтверждение. Например, Павел Николаевич Грудинин появился в политике благодаря известности, которую он приобрел именно на нашем форуме. Благодаря нам взгляды правительства на производство начинают меняться в лучшую сторону, а фраза «промышленная политика» перестала быть ругательной. Минпромторгзапустил программы по стимулированию производства в России, поддержке экспорта из страны. Минсельхоз внедряет меры по поддержке сельского хозяйства, проводит программу по защите рынка. На протяжении нескольких лет работает программа субсидирования покупки крестьянами сельхозтехники (программа № 1432), которая разработана под нашим руководством.

Все эти предложения впервые звучали на МЭФ и превращаются в реальные дела. Поэтому мы собираемся, чтобы обсудить текущую ситуацию, озвучить какие-то свои наработки, рецепты, и я надеюсь, так или иначе мы повернем корабль под названием «Россия» в нужном направлении.

– В ваших словах сквозит оптимизм. Услышит ли вас правительство? Вы не считаете, что это борьба с ветряными мельницами?

– Нет, не считаю. Мы признаем, что правительство действует в русле гайдаровской идеологии, по крайней мере экономический блок правительства: Минфин, Центробанк, отчасти Министерство образования. Но, тем не менее, я вижу, что постепенно страна поворачивает в нужное русло. Пока все рычаги влияния у «гайдаровцев», но идейное влияние смещается в нашу сторону. Могу привести пример. Год назад Владимир Путин дал поручение написать стратегию дальнейшего развития страны, и ее написали Алексей Кудрин, Борис Титов и Торгово-промышленная палата, где я был одним из участников написания документа. Наша программа и программа Титова носят национально ориентированный характер и опираются на разумные интересы. Кудрин даже боится свою стратегию опубликовать, потому что она нежизнеспособна и будет разбита в пух и прах. Сейчас прописывать и предъявлять публике «гайдаровские подходы» к развитию страны – это уже смешно. И они боятся публиковать документ, стесняются, потому что толпа сразу закричит: «А король-то голый!». Гайдаровская идеология на сегодня себя полностью исчерпала, и огромная масса людей, которая еще недавно свято верила в большую и добрую силу невидимой руки рынка, начинает прозревать. Поэтому хотя количественное преимущество в министерствах пока на стороне «гайдаровцев», авторитет они свой уже утратили.

– В своем послании Федеральному Собранию Владимир Путин сформулировал будущий образ страны на долгосрочную перспективу. Какие экономические ориентиры будут в центре внимания на Московском экономическом форуме?

– Несмотря на то, что форум имеет свое идеологическое направление, все же это не политическая партия, поэтому конкретную стратегию от форума мы не предлагаем. У нас будет выдвигаться несколько рецептов поступательного движения страны вперед. Будет много выступающих, в том числе и Борис Титов, и Павел Грудинин, и Руслан Гринберг (сопредседатель форума), и Ольга Голодец как представитель правительства. В целом это площадка для дискуссий представителей разных взглядов. Но в общем как сопредседатель скажу: мы приглашаем тех гостей, чья точка зрения не входит в прямой конфликт с нашими взглядами.

Если возвратиться к посланию президента, то Владимир Путин рассматривает нашу страну не как сырьевой придаток Запада, а видит в России независимую, самобытную цивилизацию, которая должна развиваться в соответствии со своими национальными интересами. Строить у себя комфортную жизнь, развивать экономику и уметь защищать свои интересы и свою территорию. И этот подход как раз противоречит кудринскому подходу, который говорит, что нам любой ценой необходимо встраиваться в мировые экономические цепочки, пусть даже и на вторых ролях. Поэтому в этих ориентирах мы совпадаем с Путиным. Другое дело, что Владимир Владимирович пока не дал ясных сигналов, что он серьезно готов реформировать правительство, то есть отстранить «гайдаровцев» от власти. Поэтому пока в правительстве будет присутствовать такая двойственность в идеологии, когда часть кабинета министров выступает за либерализацию экономики, а другая часть пытается существовать в национально ориентированной парадигме. И это нам не очень нравится. Мы говорим: давайте развивать себя, свое производство и это позволит поднимать экономику, образование, решать социальные вопросы. Тогда мы сможем сформировать более привлекательный образ жизни в стране, восстановить целостность культуры и решить все стоящие перед Россией проблемы.

– Ваш бизнес – это сельскохозяйственное машиностроение. Какие меры должно предпринимать правительство, чтобы эта отрасль развивалась? И вообще, есть ли простые рецепты для экономического роста в стране?

– Конечно, есть. И в общем-то меры довольны просты: недорогие кредиты, стимулирующая налоговая система, поддержка экспорта, разумный протекционизм. Этот рецепт действителен как для нашей отрасли, так и для всей экономики России в целом.
Необходимо кардинально снизить налоги, чтобы в выигрыше оказались предприятия, во-первых несырьевого сектора, а во-вторых - те компании, которые вкладываются в модернизацию производства. Это значит, что нужно вернуть инвестиционную льготу, которая действовала при правительстве Примакова и действует во всех развитых странах мира.

Важный момент – это налоговый маневр, который каждый год проводит правительство. Суть его заключается в том, чтобы повысить налог на добычу и акцизы на производство продуктов нефтепереработки и снизить экспортную пошлину на сырье. А это приводит к росту цен на бензин и соответственно на транспорт и далее по цепочке. И делает все более выгодным экспорт сырья из России. А делать нужно ровно наоборот: радикально снизить налоги, которые влияют на стоимость сырья на внутреннем рынке, и поднять экспортные пошлины на нефть. Это приведет к удешевлению ресурсов для российских производителей процентов на сорок.

Конечно, по-другому надо заниматься подготовкой кадров, есть серьезные проблемы в образовании, нужны новые технические регламенты, необходимо упростить систему ведения бухгалтерского учета и многое другое. Но в целом для экономического роста ничего сверхъестественного не требуется.

– В политике правительства одну из основных ролей играет Центробанк. Как за последние годы менялась его политика в отношении отечественного производителя?

– По сути никак не меняется. У Центробанка одна цель – подавить инфляцию. При этом фактически он давит экономику, побеждает инфляцию через убийство реального сектора. И эта политика продолжается с конца 90-х годов. Эта линия никак не меняется. Политика ЦБ – это главная проблема, которая мешает развитию страны. Для Эльвиры Набиуллиной главное – встроиться в мировую финансовую систему, а это значит, что надо слушать, что скажут большие ребята из ФРС. И это подтверждается фактами. Деньги постоянно выводятся из страны и мертвым грузом складируются в американские облигации.

– Если мы начали говорить про Запад, то в последние три года в отношениях с Россией он снова переживает период отчуждения, как вы думаете, нужно ли нам сближение?

– Я бы не стал ставить цель именно «сближения с Западом». Надо отстаивать свои интересы, а уж как другие страны на это будут реагировать – это их дело. Пока охлаждение отношений с Западом играет положительную роль для сельского хозяйства, для производителей сельхозтехники и многих других отраслей экономики. Язык санкций и контрсанкций уравнивает условия конкуренции между зарубежными и российскими производителями. Раньше политика была направлена на вступление в ВТО, на то, чтобы западным корпорациям было удобно и комфортно здесь себя чувствовать, и они этим беззастенчиво пользовались. Мы подсели на импортные продукты, станки, технику, одежду и т. д. А когда необходимость в такой «дружбе» отпала, началась война санкций, наши производители начали быстро идти вперед. Поэтому надо вести с Западом равноправный диалог и исходить из своих интересов.

– Год назад Россия отметила пятилетие членства в ВТО. Какие дивиденды принесло экономике страны участие в этой организации?

– Я не вижу никаких дивидендов от этого вступления, но ошибка даже не само членство, а компрадорская политика, направленная на встраивание России в хвост западным державам. Это «встраивание ради встраивания» без понятных мотивов и причин. Мы 18 лет вступали в ВТО, пять лет здесь присутствуем в качестве участника и продолжаем придерживаться идеологии «встраивания», которая наносит нам колоссальный ущерб. Мы значительно отстаем от среднемировых темпов развития, и то, что мы уже четверть века не развиваемся, есть следствие этой политики. И само вступление в ВТО – это попытка юридически закрепить эту идеологию «встраивания», чтобы к правительству уже нельзя было предъявить претензий. Но, повторю, этот членство сейчас «смягчается» наличием санкций.

– Россия находится в той ситуации, когда понимание того, что нам необходима новая экономическая политика, есть буквально у всех людей, не оторванных от реальности. Но вот вопрос: есть ли готовые кадры, чтобы ей управлять?

– Я не вижу проблемы в отсутствии кадров. Есть ли такие люди? Конечно, есть. Я возглавляю Ассоциацию производителей техники и оборудования, там очень много специалистов из реального сектора. Я вижу директоров, руководителей, заместителей, которые разбираются в экономических реалиях гораздо больше, чем люди, сидящие в высоких кабинетах. Поэтому резерв правительства должен формироваться не из выпускников НИУ ВШЭ (получил диплом – и пошел работать в министерство), а из тех людей, которые работают на земле и добились практических результатов. Здесь находится кадровый резерв.

– В этом году на МЭФ будет проводиться отдельная сессия по Китаю? Как вы считаете, мы можем повторить «китайское экономическое чудо» и что для этого надо?

– Разумеется, можем. Для этого надо просто захотеть. Экономический успех Китая – в разумной экономической политике сочетания всех тех мер в экономике, о которых мы говорили выше. Здесь нет никакого чуда, только трезвый расчет и желание.

– И последний вопрос. Какой вы видите страну через 10-15 лет?

– Если относительно нескольких ближайших лет я не могу сказать ничего определенного, то среднесрочные и долгосрочные прогнозы все же позитивные. Я думаю, потенциал, который накопился в нашей стране, так или иначе будет реализован. И через 10-15 лет Россия будет бурно развивающейся страной, одной из самых экономически развитых и богатых держав мира. И все у нас будет хорошо.
23.03.2018

Бабкин Константин






Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта