Элла Памфилова: На ЦИК давят с разных сторон, побуждая нарушить закон (Россия: ЦИК) (13.08.2019)

Глава ЦИК России в эксклюзивном интервью DW объяснила ситуацию с регистрацией независимых кандидатов на выборах в Мосгордуму и рассказала о своем отношении к несогласованным акциям протеста.
Противостояние властей России и независимых кандидатов, которых не зарегистрировали для участия в выборах в столичное законодательное собрание, продолжается. В следующую субботу, 17 августа, оппозиционеры намерены провести в Москве очередную акцию протеста, которая пока не согласована.

В эксклюзивном интервью DW глава Центризбиркома (ЦИК) России Элла Памфилова прояснила ситуацию с регистрацией независимых кандидатов, рассказала о своем отношении к несанкционированным митингам, а также призналась, что на нее с разных сторон оказывают давление, которое она игнорирует.

DW: 19 незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму подали в ЦИК жалобы. Вы жалобы рассмотрели, знакомы со всеми делами. Какова ваша оценка работы Мосгоризбиркома?

Элла Памфилова: 
Не 19, а 13. Шесть из этой группы, которые позиционируют себя как истинные оппозиционеры и независимые кандидаты, зарегистрированы. 13 человек из 57, которых не зарегистрировали, настаивают на том, что им несправедливо отказали. Некоторые из них подали в суд, а некоторые решили обратиться к нам. Мы встречаемся и с кандидатами от разных партий, и рассматриваем обращения, которые нам поступают, и, конечно, слушаем (кандидатов. - Ред.), выражающих свои претензии в адрес окружных комиссий. Конечно, есть ряд претензий и к работе окружных комиссий, и к Мосгоризбиркому.

Нам обидно, поскольку в последние годы с помощью Алексея Венедиктова (главный редактор радио "Эхо Москвы". - Ред.), который возглавлял общественный штаб по наблюдению за выборами, мы очень гордились, что был создан такой московский стандарт выборов. И в последние годы никаких претензий ни с какой стороны не было. Да и в этой кампании у нас не было ни одной жалобы до момента, пока не началась регистрация. Для нас эта неожиданная ситуация, потому что у нас больше было проблем в Санкт-Петербурге.

- То есть вы разочарованы?


- Я скажу, что вопросы есть. Это предмет для серьезнейшего анализа: что произошло и кто в этом виноват. И ряд серьезных ошибок я вижу. Самое главное - это то, что надо уметь с людьми разговаривать. Чтобы снимать проблему, надо вести диалог с людьми.

- А насколько вообще обоснованы и понятны претензии незарегистрированных кандидатов?

- Мне - понятны. Другое дело - насколько они обоснованы. 13 очень разных личностей. Некоторые очень серьезно работали - Анастасия Брюханова, Елена Русакова. Искренне хотелось восстановить их кандидатуры, найти любую возможность (для этого. - Ред.), потому что видно - люди работали. А есть те, которые очень громко шумели и кричали. На самом деле мы еще оказались к ним, так сказать, более гуманны - не показали, какие там безобразия. Чем больше шума, тем, оказывается, больше там было нарушений. И, может быть, и шума было много именно поэтому.

Требование зарегистрировать всю группу на привилегированных условиях, без индивидуальной проверки - раз мы принесли подписи, вот нас всех и регистрируйте на особых условиях, иначе мы будем каждый день митинговать и вас вынуждать к этому - обусловлено тем, что они прекрасно знали: у них там не все в порядке, мягко говоря.

- Но есть буква закона, и вы проверяете это, естественно. А что надо менять в законодательстве?

- Система сбора подписей есть во многих странах, и у вас в Европе она есть. Надо посмотреть, что устарело. Процесс сбора подписей, проверку подписей надо упрощать, надо сделать, чтобы это было более доступно и понятно для избирателей. Тут есть над чем работать. Муниципальный фильтр надо обязательно снижать. Ну и целый ряд других факторов. В принципе законодательство добротное, но некоторые аспекты устарели и не отвечают требованиям современного российского общества, а запрос на перемены очень большой.

- Если так, если многие требования законодательства не отвечают современным процессам в обществе… Вот правозащитники обратились к вам с открытым письмом, предлагая выборы в Мосгордуму вообще перенести (интервью было записано до того, как это предложение поддержал оппозиционер Илья Яшин. - Ред.). Может быть, стоит это сделать?

- Светлана Ганнушкина, Лев Пономарев и Валерий Борщев - это люди, с которыми я работаю уже не один десяток лет. После этого обращения я специально пригласила их, они были у меня на заседании рабочей группы. Я говорю: "Пожалуйста, послушайте, посмотрите, чтобы вы не только со стороны, а изнутри все видели". Я ценю их мнение, а они уважают меня, и тут не хотелось бы иметь никаких разногласий. Но я бы сказала так: "Пожалуйста, попробуйте сформулировать, какие основания есть сейчас для отмены выборов. Я их не вижу". Если такие основания появятся, то, естественно, как и в иных случаях, в других регионах, мы сразу стопроцентно ими воспользуемся.

- Может быть, основание - это возникающий политический кризис?

- Мы - правоприменители. А это (кризис. - Ред.) уже из сферы политических схваток. И каждый по-своему пытается с разных сторон принудить нас нарушить закон ради той или иной политической целесообразности. У одних это одна целесообразность, у других - другая. Поверьте, на нас давление идет с разных сторон.

- Что это за политические целесообразности?

- Вот, пожалуйста: без нас - 13-ти (незарегистрированных кандидатов. - Ред.), выборы - это не выборы. Возьмите и зарегистрируйте всех без всяких этих процедур, потому что наши избиратели этого хотят. Я тоже была бы рада, чтобы все они были (зарегистрированы. - Ред.), но мы не можем просто так взять и ради этой политической целесообразности пойти против закона. Нравится он кому-то или нет.

- А с другой стороны?

- И в этом регионе, и в других мы постоянно боремся с применением административного ресурса. Есть много желающих использовать свое, скажем так, привилегированное положение для того, чтобы обеспечить себе (преимущество. - Ред.). Что, в Москве что ли этого не было? Тоже было, мы все это понимаем. Но если у вас есть факты, что кто-то собрал подписи, и его не зарегистрировали незаконно, - (идите. - Ред.) в суд. Я никому не собираюсь угождать, я никому не хочу сказать приятное, чтобы обо мне лучше подумали.

- Оппозиционные кандидаты утверждают, что их не пустили на выборы по наводке мэрии Москвы или даже администрации президента. Вам что-то об этом известно?

- Нет. Я работаю четвертый год (председателем ЦИКа. - Ред.). Когда только мне предложили (этот пост. - Ред.), я спросила у президента, какова цель (моего назначения. - Ред.) - чтобы система была прозрачной, чтобы возродить доверие? Он сказал: "Да, абсолютно".

Я говорю: "Владимир Владимирович, вы знаете мой характер". У нас долгая история взаимоотношений. Сейчас почему-то специально вытащили все мои критические высказывания от 1999 года в его адрес. Он говорит: "Я вас знаю 100 лет. И знаю ваш характер, поэтому работайте так, как вы считаете нужным. Потому что я доверяю вам". Я говорю: "Ну, понимаете, бывает административное давление. Я (в ответ. - Ред.) всех посылаю". Он говорит: "Правильно посылаете".

- То есть президент Путин не сказал "не пущать"?

- Нет. Ни разу. Хотя я с президентом общаюсь, он ни разу не позвонил или в личной беседе не сказал: "Элла Александровна, вот так и так надо сделать". Это правда. Можно верить, можно не верить. Но когда говорят, что все уже решено и нам дано указание, я не хочу даже это комментировать. Я не могу никого переубедить, но я не хочу и оправдываться, что это не так. Я считаю, что нельзя колебаться, даже если против тебя настроены многие твои бывшие соратники и коллеги. Хотя это трудно.

- Как несанкционированные митинги влияют на ход избирательной кампании?

- Насчет несанкционированных митингов. Я много сил отдала для того, чтобы люди имели это право - выходить, митинговать,отстаивать свои права. Но всегда говорила: "Ребята, отстаивая свои права, давайте действовать так, чтобы не нарушать права других". Вот, например, это согласование (митингов и демонстраций. - Ред.). Ну не надо перекрывать дорожное движение, ну не надо (устраивать акции. - Ред.) там, где люди (вынуждены. - Ред.) закрывать кафе. То есть надо найти оптимальный вариант, когда вы имеете право отстаивать свои права, доносить до власти все, что вы думаете по ее поводу. Но при этом - не попирая прав большого количества других людей.

Поэтому я двумя руками поддерживаю это право (проводить массовые акции. - Ред.). Это очень важно и для власти, она не должна успокаиваться, она должна слышать людей, она должна реагировать быстро, потому что проблем много в стране. Я за это. И за митинги вот такие. Но я против, когда митинг выстраивается как способ шантажа - или ты, Памфилова, нас зарегистрируешь так, как мы диктуем; или мы будем митинговать до тех пор, пока ты это не сделаешь.

- Чем все закончится?


- У нас при Путине выросло новое поколение. Оно образованное, свободолюбивое. Это вообще птенцы Путина между прочим - поколение, которое сейчас больше всего его критикует. Они хотят активно участвовать в жизни. У нас вообще гражданское общество очень сильно изменилось. Я знаю, поскольку сама стояла у истоков его развития. И люди научились самоорганизовываться. Когда их по-настоящему что-то волнует, когда они чувствуют  социальную несправедливость - они организуются. И этот процесс будет нарастать.

Я уверена, что и нашей власти надо делать выводы, нашим чиновникам на всех уровнях надо в большей степени реагировать, уметь разговаривать с людьми, уметь решать их проблемы. Давление (со стороны. - Ред.) общества будет. И если власть в большей степени научится откликаться на запросы общества, значит, будет все в порядке. Я на это рассчитываю.

В России образованные люди. Мы пережили страшные революции. Никто не хочет (больше революций. - Ред.), все понимают, что в результате революций на плечах других приходят (к власти. - Ред.) только еще более худшие, самые худшие (люди. - Ред.). Мы пережили тяжелый катаклизм - развал страны, но более или менее мирным путем. Я надеюсь, я верю, что у нас у всех хватит разума договориться друг с другом и объединиться. Мы хотим, чтобы Россия развивалась? Значит, мы должны находить общий язык и делать что-то вместе.

- Но вы отвечаете за выборы...

- Я отвечаю за выборы. И пока я тут работаю, все, что в моих силах, я буду делать для того, чтобы избирательный процесс становился более прозрачным, честным и легитимным. Проблем очень много, но их меньше, чем было три, два и год назад. Старые решаем - возникают новые. Значит, мы должны уметь быстро решать новые проблемы. Вот и все. Надеюсь, что получится.

Источник
13.08.2019

Элла Памфилова





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта