Антон Чаблин: Нефть подставила подножку правительству Медведева (12.11.2018)

Цена нефти, к которой напрямую привязан федеральный бюджет, продолжает снижаться. Впервые с апреля они рухнули ниже $ 70, и продолжают падать. Похоже, правительству стоит забыть о гигантских сверхдоходах, профицитном бюджете, а вместе с тем и о разорительных мегапроектах.
Цену обрушают сами американцы?

Цена сырой нефти марки Brent преодолела психологически важную отметку — она опустилась ниже $ 70 за баррель. Скорость месячного падения оказалась самой высокой, начиная с июля 2016 года. Происходило это, отмечают аналитики американского «Агентства по энергетической информации», на фоне нескольких тенденций.

Во-первых, добыча сырой нефти в Саудовской Аравии и России достигла самых высоких уровней, что позволило компенсировать многомесячные потери от недопоставок из Ирана и Венесуэлы. Кроме того, значительно быстрее прогнозов возобновилось производство нефти в Ливии, которое сегодня составляет более 1 млн. баррелей в сутки.

Во-вторых, рекордные показатели демонстрирует добыча нефти в США. Согласно опубликованным прогнозам, добыча нефти до конца 2018 года увеличится до 10,9 млн. баррелей в сутки (что на 1,5% выше октябрьского прогноза), а в будущем году вырастет до 12,06 млн. баррелей. Правда, как отмечают аналитики, это может привести к возникновению иной проблемы — недостаточной пропускной способности трубопроводов, как в США, так и в Канаде.

В-третьих, отчеты об экономическом росте в Китае оказались ниже прогнозных ожиданий, также замедлились макроэкономические показатели и в нескольких других стран. Следовательно, снижается спрос со стороны крупнейших покупателей.

Прогнозы относительно стоимости нефти тоже не самые оптимистичные: в частности, инвестиционный банк Goldman Sach считает, что к концу 2019 года цена Brent может упасть до $ 65 долларов.

Первыми «под нож» пойдут нацпроекты

О том, какие риски для исполнения федерального бюджета-2019 несет падение цен на нефть, «Свободная пресса» обсудила со старшим научным сотрудником Института экономической политики, членом совета фонда «Либеральная миссия» Сергеем Жаворонковым.

«СП»: — Сергей Владимирович, на снижении цены нефти сказалось увеличение добычи, в том числе в России. Выходит, мы сами себе выстрелили в ногу?

— Вы правы, еще в июне «ОПЕК плюс Россия» увеличила добычу. Во-первых, Венесуэла, где разваливается страна, упала сама по себе. Во-вторых, в ноябре вступают санкции США по Ирану (в прошлый раз, правда, тогда к этим санкциям присоединялся и Евросоюз, поставки иранской нефти на рынок упали вдвое — на миллион баррелей). Поэтому и решили, что можно увеличить добычу.

Но неучастие стран Евросоюза в санкциях против Ирана — важнейший вопрос, потому что именно они и есть крупнейшие покупатели иранской нефти. Так что, видимо, поторопились с наращиванием добычи.

«СП»: — Стоит ли правительству паниковать из-за удешевления нефти?

— Цена все равно комфортная. Федеральный бюджет рассчитан, исходя из цены $ 63,4 за «бочку» — так что пока нынешняя цена в области допустимых значений. Пока никаких оснований для паники я не вижу. Колебания на нефтяном рынке в течение месяца не образуют тенденции, о тенденции можно говорить месяца за три — если цены на протяжении трех месяцев будут падать.

«СП»: — В нынешнем году за счет рекордного роста цен на нефть бюджет дополнительно получил почти 3 триллиона. Ну, разве не логично направить эти деньги на развитие человеческого капитала — демографию, образование, культуру?!

— Да, в следующем году отмечается небольшой рост расходов по статьям «Образование» и «Здравоохранение». Но в абсолютных цифрах они даже сократились от прошлогоднего плана. И по факту это падение, поскольку плановая инфляция за три года составит 12%, и рост расходов ее не перекроет.

При этом даже в абсолютных цифрах сокращаются расходы на «Социальную политику» — это трансферт на покрытие дефицита Пенсионного фонда. Это ожидаемо: правительство отняло пенсии у тех, кто должен был на них выходить. Вот и «экономия». Президентские выборы позади, новые через пять с лишним лет и власти не видят необходимости в повышении социальных расходов.

«СП»: — Плюс еще расходы на нацпроекты.

— Вот смотрите, вчера объявили о строительстве высокоскоростной магистрали (ВСМ) «Челябинск — Екатеринбург». Насчет этой магистрали ничего не ясно — в бюджете она не записана! Тут и ВСМ в Казань уже лет шесть без денег сидит, хотя это более заманчивая для умов правительства идея (потому что есть теория, что из Казани поедем сразу в Китай).

Нацпроекты большей частью не нужны объективно. Ну, сами, как полагаете, нужны поставки смартфонов для чиновников с отечественным программным обеспечением (на самом деле просто мелкой иностранной фирмы, которая куплена «Ростелекомом»)? При дефиците денег они пойдут под нож в первую очередь, можете не сомневаться.

«СП»: — То есть вы не исключаете, что дефицит возможен. Но за счет чего его правительство будет покрывать, если рынок внешних заимствований уже фактически закрыт для России?!

— Ну, не вполне закрыт. Законопроект Грэма-Менендеса в США еще не принят, и пока запрета на покупку российского государственного долга нет нигде. Да и не факт, что даже в случае превращения законопроекта в закон, это будет означать кросс-санкции против тех, кто начнет покупать российский госдолг (из законопроекта это не следует напрямую), а Европа сама по себе вряд ли присоединится к закону.
12.11.2018

Антон Чаблин
Источник: https://svpressa.ru/economy/article/215695/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта