Авигдор Эскин: Непраздные вопросы о будущем Идлиба и всея Сирии (05.10.2018)

Информационное агентство Al-Masdar News сообщило вчера о гибели матерого террориста из «Аль-Нусры» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Аль-Малика Аль-Кавкази. Источник указывает на то, что джихадист приехал с Кавказа и был ликвидирован. После объявления Идлиба особой зоной, не подконтрольной Дамаску, количество ликвидаций там возросло. На днях были убиты три боевика радикальной группировки «Хаят Тахрир аль-Шам» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Неизвестные атаковали базу группировки в аль-Лайрамуне, севернее от Алеппо. Также сообщается об обезвреживании группировки ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в городке Дана, севернее города Идлиба.
Приведенный источник информации относится к «проасадовским» арабским средствам пропаганды. Однако о неспокойствии в регионе и о вытеснении радикальных джихадистов мы получаем информацию и из источников совершенно инаковой направленности, как то катарская газета «Аль-Ватан». Вчера она сообщила о том, что главарь «Аль-Нусры» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Абу Мухаммед аль-Джулани принял требования Турции о самороспуске в кратчайшие сроки. На сегодняшний день эта радикальная группировка контролирует более половины территории провинции Идлиб. На встречах лидеров террористов с представителями турецкой разведки шла речь о трехмесячном сроке для роспуска, включая созданные под их крылом органы гражданского самоуправления.

Отметим, что в недавно достигнутых договоренностях в Сочи между Россией и Турцией говорится о необходимости создать в провинции Идлиб демилитаризованную зону к 15 октября. На сегодняшний день стороны очень далеки от конечного результата. Тем не менее джихадисты были, очевидно, поставлены перед выбором: либо быть уничтоженными в ходе операции в стиле захвата Мосула с Алеппо, либо же пойти на уступки, в соответствии с российско-турецкими договоренностями.

На сегодняшний день провинцию контролируют силы признанного на Западе умеренного оппозиционного Национального фронта освобождения и исповедующей идеологию «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) джихадистской группировки ХТШ («Хаят Тахрир аль-Шам») (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Неразрешенным остается вопрос о допуске российских ВКС в командные пункты оппозиционных сил. Изначально речь шла о контроле над ситуацией при помощи беспилотников, но сейчас все яснее необходимость наземного присутствия. Наблюдение за выводом тяжелой военной техники можно, конечно, осуществлять с воздуха. Но есть многие другие функции наблюдателей, которые требуют активного присутствия в самой зоне демилитаризации. Также есть разное понимание того, какие именно территории должны быть демилитаризованы в конечном счете.

На данном этапе ожидается передача ХТШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) управляемых им территорий Национальному фронту освобождения. Предполагаемые новые хозяева территории будут располагать легким вооружением, до 57-мм калибра. Сразу оговоримся: Национальный фронт освобождения сильно зависим от Анкары.

В связи с этим возникает вопрос: кто будет нести ответственность за передачу джихадистами власти Национальному фронту освобождения? Турция не брала на себя таких обязательств. Российских военных там на самом деле не ждут, поскольку российские ВКС ассоциируются с Дамаском и его союзниками.

Джихадисты понимают, что при российской поддержке регион Идлиба может быть захвачен сирийско-иранской коалицией. И прецеденты есть, невзирая на сократившееся до двадцати тысяч количество бойцов Асада. Российские ВВС показали свои возможности, впечатав в землю не менее семидесяти тысяч боевиков и окружавших их сторонников. Радикалы хорошо осознавали угрозу над головой, поэтому и пошли на договоренности с Турцией. Однако договориться и даже искренне намереваться — это одно, а претворить в жизнь — совершенно другое.

В настоящее время реализация российско-турецких договоренностей в Сочи не является самоочевидной. Желание джихадистов избежать массированных налетов со стороны российских ВВС, а затем испытать на себе толерантность остатков сирийской армии вместе с иранскими боевиками и шиитскими ополченцами, — это понятный побудительный мотив для них перегруппироваться в Афганистан или вовсе перебраться на Африканский континент.

Но претворение в жизнь мирных договоренностей зависит в данный момент целиком и полностью от доброй воли Турции. При том, что многие сомневаются в наличии у турок доброй воли. Они удерживают на севере, в провинции Алеппо, территорию площадью около четырех тысяч квадратных километров. Никто не называет эту оккупацию оккупацией по непонятным причинам. Это в полтора раза меньше территории провинции Идлиб, которую мы обсуждаем. Дополнительная военная вовлеченность никак не представляется Турции желательной. Будет ли достаточно их влияния, чтобы демилитаризовать регион Идлиба и обеспечить управление им оппозиционными силами? Это не праздный вопрос.

Стоит также отметить, что это еще один фактор, не позволяющий говорить о продолжении существования Сирии как независимого государства. На сегодняшний день президент Асад контролирует чуть менее, чем половину территории, принадлежавшей Сирии до начала войны. Возможно, поэтому крупнейший израильский востоковед Гай Бехор называет контролируемую президентом Асадом территорию «российским протекторатом». Таким образом, вопрос о дальнейшем суверенитете Сирии остается тоже непраздным.
05.10.2018

Авигдор Эскин
Источник: https://regnum.ru/news/polit/2494880.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта