Борис Титов: Нетрадиционные проверки становятся бременем для бизнеса (Россия: Бизнес) (01.06.2019)

Тема защиты бизнеса от неправомерных действий чиновников не сходит с повестки дня, а работы у уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте РФ Бориса Титова становится все больше, признается он. Растущее бремя проверок, штрафы, создание нового законодательства в сфере контроля и надзора и поиск стимулов для роста экономики – вопросы, которые сегодня предстоит решить бизнес-омбудсмену вместе с предпринимателями. В преддверии Петербургского международного экономического форума Титов рассказал РИА Новости, о чем ему удалось договориться на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным, как продвигается дело Baring Vostok, где искать драйверы роста экономики и поделился, в каких странах российский бизнес скрывается от правосудия. Беседовала Вероника Буклей.
Петербургский международный экономический форум в 2019 году пройдет 6-8 июня. МИА "Россия сегодня" выступает информационным партнером ПМЭФ.

— Мы встречаемся в преддверии ПМЭФ. Расскажите, какая программа у вас на форуме? С кем планируете встретиться?
 
— Мы идем на форум с большой повесткой. Программа, как всегда, обширная: от макроэкономической тематики до виноделия, в середине — китайские события. Мы будем участвовать в сессии, которая посвящена защите бизнеса и юридическим, административным аспектам, уголовным вопросам воздействия на бизнес. На ней будет выступать генеральный прокурор, а также несколько прокуроров из других стран. Участники сессии обсудят вопросы развития уголовного права.
 
Сегодня мы поддерживаем то, что перенимают многие иностранные страны: нужно возвращаться к тому, чтобы прокурор был заказчиком следствия и представлял государственное обвинение, а следователи работали на него. Они должны предоставить ему доказательную базу, которую он оценивал бы так же, как меру пресечения. К сожалению, сегодня у нас резко возросла роль следствия, а у прокурора очень ограниченные возможности.

Во-вторых, мы, конечно, будем продолжать макроэкономическую тему на Столыпинском клубе, который пройдет 8 июня. На нем мы покажем дорожную карту по развитию несырьевого сектора, которую я представил президенту во время последней встречи. Он расписал ее Медведеву и поручил продолжить работу над этой тематикой, разработав 10-15 проектов-кластеров по приоритетным отраслям на базе Аналитического центра. То есть работа над нашей дорожной картой началась.

Третье – это Китай. В этом году форум много будет говорить по-китайски, едет большая делегация во главе с председателем КНР. Мы, конечно, тоже будем принимать участие — 5 июня в Москве в официальном визите, а потом в рамках форума. Наш деловой совет будет активно участвовать в сессии по энергетике.
 
Что касается виноделия, на форуме откроется отдельный павильон Краснодарского края, в этом павильоне я, как представитель Союза виноградарей и виноделов России, тоже принимаю участие в специальной сессии, посвященной огромным перспективам и небольшим проблемам, которые стоят на пути российского виноделия.

— Не так давно вы открыли российско-китайский центр по защите бизнеса. Поступили ли уже первые заявки от китайских предпринимателей?

— Поступили, причем от компаний достаточно большого размера. Не могу сказать, что их очень много. На сегодняшний день есть одно обращение, которое касается уголовного преследования, мы им занимаемся, особенно наш уполномоченный в Приморском крае. Там китайский предприниматель находится в СИЗО. Очевидно, это вопрос, связанный с взяткой, тем не менее нахождение в СИЗО мы считаем избыточным, поэтому помогаем.

В основном обращения связаны с не очень удачным партнерством, какими-то проблемами с российскими компаниями, которые были партнерами или в экспортно-импортных операциях или в каких-то совместных проектах, некоторые из них достаточно крупные. Мы можем посоветовать им только идти на медиацию, потому что, к сожалению, вопросы корпоративных конфликтов не входят в наши полномочия. Мы защищаем бизнес от неправомерных действий государственных чиновников. Мы советуем им идти в комиссию по этике, третейский арбитраж или предлагаем медиацию. Но до медиации пока дело не дошло.
 
Ожидаем, что обращений будет больше. Хотя хотелось бы, чтобы их было меньше.

— На слуху словосочетания "российский список", "лондонский список" Титова. Может ли появиться "китайский список"?

— Китайский список, скорее всего, пока не сформируется, потому что в основном речь идет о людях, которые уходят от правосудия, от ареста в России. Они уезжают за границу. Китай – это не самая лучшая юрисдикция, чтобы прятаться от российского правосудия и следственных органов.
Но мы начинали работу, в Южной Корее есть наш предприниматель. Есть и в Сингапуре. Это единичные случаи, но обращений от них пока к нам не было.
 
— На встрече с президентом вы подняли вопрос незаконного уголовного преследования предпринимателей. О чем удалось договориться с главой государства?

— Мы, как всегда, обсуждали широкий круг тем: и уголовного и не уголовного преследования. Основные выводы вы видели. Они касались административного, уголовного преследования бизнеса и экономической тематики.
 
— Обсуждали ли с президентом ситуацию с топ-менеджерами Baring Vostok Майклом Кали и Филиппом Дельпалем?
 
— Очень много дел обсуждали. По Калви одно хочу сказать. Я в большой степени уверен, что мера пресечения Дельпалю и их партнерам в ближайшее время будет также изменена.

— Есть ли подвижки по делу Baring Vostok?

— Комиссия по этике РСПП должна в ближайшее время завершить рассмотрение и озвучить решение.

— Сегодня активно обсуждается вопрос поиска новых стимулов для роста экономики. Вы представили дорожную карту, где выделяете девять приоритетных секторов. Где вы видите основные драйверы роста на ближайшие годы?
 
— Конечно, среди всех девяти направлений выделяется цифровизация, которая, по нашему мнению, мнению экспертов и ученых, если будет эффективно реализована в России, окажет самое большое воздействие на экономические показатели. Она имеет самый большой потенциал, проникает во все отрасли, меняет государственное управление, делая его более эффективным. Но сегодня я бы не стал недооценивать сектор экономики простых вещей. Это обездоленный, забытый у нас сектор. Во всем мире производства работают локально, мы же отдали все на импорт. Это самые простые вещи: гвозди, изделия из дерева, — обычно это все делается на месте. Этот сектор нужно развивать, и мы предлагаем конкретные пути, как это сделать. При этом нужно учитывать, что часть таких предприятий предстоит вывести из тени, только по-доброму, а не принуждением. Нужно предоставить такие условия, чтобы им выгодно было работать в России. Экономика простых вещей может очень серьезно выстрелить и внести существенный вклад в ВВП.

Сегодня мы видим большую потребность в дорожной карте в экономике, потому что сегодня мы постепенно "садимся на пол", когда в первом квартале 0,5% рост ВВП, это уже пахнет рецессией и стагнацией. Мы видим единственный путь – развитие предпринимательства, частной инициативы, чтобы обеспечивать товаром и рабочими местами наших потребителей.
 
— Премьер-министр Дмитрий Медведев, выступая на коллегии МЭР, поручил министерству искать новые решения по повышению инвестиционной активности в стране. На ваш взгляд, как можно решить этот вопрос?
 
— Мы все время слышим об этом и немножко удивляемся: дать поручение, еще раз подтвердить, что нам нужен рост. Но сколько ни произноси слово "халва", слаще не станет. А чтобы стало сладко, нужны конкретные шаги. Не косметические шаги, а реальные меры. Мы, с одной стороны, предлагаем девять приоритетов, которые мы выбрали, и через них создание кластеров. Мы предполагаем, что всего их будет около ста.

Второе направление – это общесистемные меры в экономике. Мы называем их экономика роста: это и низкая процентная ставка по кредитам, и тарифы, которые не растут двузначными цифрами в год, это и налоги, которые не увеличиваются, а стимулируются для того, чтобы оптимизировать производство. Мы ничего не изобретаем – это все было в других странах.

Также должно существовать государство управления, должна быть правильная статистика, то есть мы должны знать, что происходит в экономике. Кроме того, необходимо создать центр управления реформами. Во всех странах управление развитием отделялось от управления текущим состоянием экономики, текучки. Огромное количество каждодневных проблем сваливается на плечи правительства, с такой головой невозможно идти вперед. Нужно отделить одно от другого: кто-то должен с чистой головой смотреть только вперед. Мы предлагаем администрацию роста, которая взяла бы на себя эту функцию.

— Насколько активно институт уполномоченного участвует в разработке нового законодательства в сфере контроля и надзора, так называемой регуляторной гильотины?
 
— Мы двигаемся вперед, подошли к практической готовности осуществлять пилоты по гайдлайнам (печатное руководство для отдельно взятого типа предприятия: ресторан, завод, магазин и так далее — ред.). Надеемся, что по ресторанам мы уже можем начинать, базовые гайдлайны готовы. Мы должны только получить согласие правительства и полигон, где мы можем это сделать. Сегодня мы ведем переговоры с московским правительством на эту тему. Калининградская область также фигурирует в качестве одного из мест для пилота.

Мы также готовим гайдлайны для индустрии гостеприимства, по сельскому хозяйству, прежде всего выращиванию зерна, и других отраслях. Мы считаем, что закон и кодекс нужен, его пишут профессиональные люди. Мы вмешиваемся в процесс лишь иногда, когда видим написанные проекты, но больше мы сосредоточены на практических вещах: гайдлайнах и рейтинге давления на бизнес.

В ходе подготовки рейтинга в регионах мы обнаружили большое количество проверок нетрадиционных, которые не попадают под контроль прокуратуры (как все плановые и неплановые проверки), а возбуждаются по другим причинам – так называемые проверки по КоАП. Их становится все больше и больше, штрафов они накладывают очень много, это становится серьезной административной нагрузкой. Все это мы доложили президенту. Сейчас он дал поручение правительству и прокуратуре тоже с этим работать, разбираться.

— Что за год, с прошлого ПМЭФ, изменилось в представлении иностранных инвесторов о России? В какой степени дело Baring, уход Morgan Stanley из России негативны для инвестиционного климата?
 
— Сегодня в мире происходит столько событий: торговая война между Китаем и США, Brexit, усиление консервативных настроений в Европе. Все это не может не сказываться на экономике — в экономической сфере весь мир меняется и бурлит. Конечно, то, что происходит в России, пока не радует ни нас, ни иностранных инвесторов. Конечно, Калви был сильным щелчком, но здесь больше играет роль даже другое: иностранные инвесторы не верят стагнирующим экономикам. Они всегда идут со своими инвестициями туда, где все растет, где есть потенциал роста.

Инвестор сверяет свой бизнес-план с бизнес-планом правительства. В этом, наверное, самая негативная история – мы не показываем четкой экономической программы страны, поэтому инвесторы сегодня очень осторожно относятся к вложениям в Россию.

Источник
01.06.2019

Борис Титов





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта