Дмитрий Родионов: Николас Мадуро выстоял в первом раунде против американской агрессии. Что дальше? (26.01.2019)

В Венесуэле происходит классическая "цветная революция". По всем канонам. Не хватает снайперов, стреляющих с крыш в спину силовикам и протестующим. Отличие венесуэльской "революции" в том, что она мобильнее и рассредоточена по разным районам столицы и по разным городам. Это делает ее еще опасней, создавая угрозу гражданской войны и иностранной интервенции.
Впрочем, это крайний случай. Обычно в странах третьего мира последнее слово остается за армией. Она на стороне законной власти. Пока. Министр обороны Венесуэлы Владимир Падрино Лопес назвал Николаса Мадуро легитимным президентом и заявил, что оппозиция пытается совершить государственный переворот, а США и другие государства все это время вели экономическую войну против Каракаса.

Почему я говорю "пока"? Потому, что США явно отступать не намерены, и в отношении венесуэльской армии еще могут последовать, к примеру, попытки подкупа. Тем более что армия не то, чтобы целиком и полностью за Мадуро. Чего стоит недавно раскрытая попытка именно военного переворота или покушение на президента с помощью беспилотника? Однозначно, оно не обошлось без военных. И без американцев.

В остальном же все по лекалам Шарпа. Происходит раскачка масс, недовольных правительством, используется некий политический повод, который объявляется попыткой власти установить диктатуру. Обычно это выборы. Вот и тут спусковым крючком для начала выступления оппозиции послужила присяга Мадуро, которого они и их американские наставники тут же объявили нелегитимным президентом и узурпатором власти.

Интересно, что президентские выборы в Венесуэле состоялись еще 20 мая прошлого года. Все это время Мадуро тянул с присягой. На тех выборах Мадуро победил, набрав 67,8 % голосов, однако их критиковали как за низкую явку, так и за… бойкот оппозицией.

Это дало повод противникам президента объявить выборы нечестными. В результате с подачи Вашингтона начался полномасштабный политический демарш его союзников. 14 стран, включая Аргентину, Бразилию и Канаду, отозвали своих послов в знак протеста против результатов голосования, а сами США наложили на Венесуэлу очередные санкции.

До этого Вашингтон вводил ограничительные меры против Каракаса в августе 2017-го после выборов в альтернативный парламент — Конституционное собрание, которые в США также назвали узурпацией власти. Тогдашний помощник президента США по нацбезопасности Герберт Макмастер заявил, что Вашингтон теперь считает Мадуро диктатором. А Трамп заявлял, что не исключает вероятность военного решения венесуэльского кризиса.

То есть американской интервенции. Но прежде чем вводить меры военного воздействия, американцы обычно по полной используют воздействие политическое и экономическое. Трамп не раз обещал уничтожить экономику Венесуэлы санкциями, подчеркивая, что они вводятся против "нелегитимной власти", а не против народа страны. Едва ли Трамп сам верит в то, что санкции бьют лично по Мадуро, но в этом вся иезуитская логика США: довести народ до столь отчаянного состояния, чтобы тот сам шел свергать свое правительство и был готов идти на поклон к Вашингтону.

В октябре 2016 года Национальная ассамблея обвинила Мадуро в госперевороте. Поводом стало то, что Национальный избирательный совет отложил проведение инициированного оппозицией референдума, на котором в том числе должен был обсуждаться импичмент Мадуро. В итоге за начало процедуры отстранения его от власти проголосовал сам парламент. Тогда с помощью Папы Римского (католическая церковь имеет мощнейшее влияние в странах Латинской Америки) противоборствующие стороны удалось примирить, но лишь на время.

Противостояние началось еще в декабре 2015 года, когда по итогам выборов в Национальной ассамблее оппозиция получила большинство мест — впервые за много лет, при Чавесе такое было немыслимо.

Дело в том, что еще в конце правления легендарного венесуэльского команданте в стране начались серьезные экономические проблемы. Отчасти они были спровоцированы самим Чавесом, который долгие годы сверхдоходы от продажи нефти вкладывал в социалку, что давало ему поддержку значительной части населения страны, вместо того, чтобы вкладывать их в реальное производство. Отчасти та же проблема была и у Каддафи в Ливии, однако тому не довелось дожить до начала краха построенной им системы, его убрали, используя иные поводы.

Когда в 2013—2015 гг. началось падение цен на нефть, оказалось, что Венесуэла была не готова к такому раскладу. В результате началась чудовищная инфляция. В 2015 году она составила 180,9 %. Доходило до того, что десятки тысяч венесуэльцев были вынуждены ездить в соседнюю Колумбию за товарами народного потребления. Несмотря на все принятые правительством Мадуро жесткие меры, остановить инфляцию не удавалось — по итогам 2016 года она составила 800 %.

Можно сколько угодно рассуждать о неспособности выстроенной еще Чавесом модели выдерживать масштабный кризис, о том, что Мадуро — бывший водитель автобуса — непрофессиональный политик, слабый экономист. Но масштабный экономический кризис еще и подогревался снаружи. Теми же санкциями. Причем Вашингтон не скрывал, что его задача — потопить венесуэльский режим, сделав жизнь в стране невыносимой. И ему это в значительной степени удалось.

Несмотря на рост числа недовольных, значительная часть населения оставалась и остается верной лично Мадуро и идеям чавизма. Только это позволило Мадуро держаться все это время. Тем не менее общество оказалось расколотым, в стране установилось едва ли не двоевластие. К моменту проведения очередных президентских выборов страна была на грани. Противники Мадуро не признали результаты голосования.

5 августа 2018 года в колумбийской Боготе самопровозглашенный Верховный суд Венесуэлы в изгнании приговорил Мадуро к 18 годам и трем месяцам заключения по обвинению в коррупции. Это выглядело бы смешно, если бы не колоссальная поддержка оппозиции Западом. А между тем оппозиция уже тогда пыталась играть роль власти, и США с союзниками вели себя с ними так, словно они и вправду власть.

10 января 2019 года Мадуро принял наконец присягу, причем не перед враждебным ему парламентом, а перед лояльным Конституционным судом. Как я уже говорил, скорее всего, это стало руководством к действию для противников президента. Вернее, для Вашингтона, без санкции которого вряд ли кто-то в венесуэльской оппозиции решился бы на такое. А решились ни много ни мало — на открытое восстание.

Вот представьте себе, выхожу я на улицу и перед митингом своих сторонников объявляю себя президентом, к примеру, Сатурна. Смешно? Наверное, не очень, если меня тут же поздравляет президент крупнейшей мировой державы. Тут уже не до шуток.

Однако именно этим шагом — поспешностью признания новой власти — Трамп и сдал себя. Если до этого у кого-то еще оставались сомнения в том, что всю эту "революцию" организовывают американцы, то теперь тут уже не уши, а целая голова торчит. Голова Трампа с надменной ухмылкой.

За день до начала переворота вице-президент США звонил лидеру оппозиции Хуану Гуайдо, хвалил его за храбрость. Пенс призвал Гуайдо достичь единства среди политических групп и пообещал постоянную поддержку Америки, пока демократия не будет восстановлена. Нужно ли пояснять, что это был сигнал?

Кто такой вообще Гуайдо? Откуда он взялся? Не кажется ли странной такая поддержка тому, о ком три месяца назад никто толком не слышал? Из его биографии интересно только то, что он из семьи учительницы и пилота, где помимо него было еще восемь детей. А учился он ни много ни мало в Университете Джорджа Вашингтона в США. Идеальный такой выпестованный американцами борец с социализмом в своей стране.

Зачем вообще США смена власти в Венесуэле? Тут много причин. Это, конечно, и нефть (венесуэльские запасы самые большие в мире), которой лишил американцев еще Чавес, национализировав предприятия и в два раза подняв плату за разработку для иностранцев.

Представьте себе, если бы американцы получили бы под свой контроль венесуэльскую нефть? Они тогда смогли бы бесконтрольно влиять на стоимость углеводородов, раз уж их традиционные союзники в странах Залива в последнее время стали проявлять строптивость. С другой стороны, активное освоение венесуэльской нефти Россией и Китаем для них не означало ничего хорошего. А в последнее время Россия активизировала инвестиции в нефтяную отрасль латиноамериканской страны. Если Трамп будет говорить, что у него нет цели вышвырнуть из Венесуэлы Россию — не верьте ему!

Но что гораздо страшнее для Америки, так это то, что Москва активизировала еще и военные контакты с Каракасом. Пока на уровне обучения и консультаций, но что дальше? После полета наших Ту-160 в Венесуэлу в мире поползли слухи о том, что там и российская база вскоре может появиться.

Еще вчера многие военные эксперты говорили, что никакая база нам там просто не нужна, но сегодня, когда американские базы и ракеты приближаются все ближе к нашим границам, эта тема актуализируется. В конце концов, в прошлом веке потребовались наши ракеты на Кубе, чтобы привести их в чувство. У меня иногда такое ощущение, что Трампа приведет в чувство только это.

Видимо, прилет наших ракетоносцев стал последней каплей для США, и они решили ускориться. Понимают ведь, что будь там наша база — и никакой переворот уже не получится. Еще одно событие, которого в Вашингтоне, несомненно, ждали, — это вступление в должность президента Бразилии Жаира Болсонару, который разве что не присягал на верность Трампу. На инаугурации Болсонару Помпео радостно декларировал создание нового фронта борьбы с "диктатурами", называя их поименно: Венесуэла, Куба, Боливия, Никарагуа. И Бразилия тут играет ключевую роль, без нее давить Венесуэлу было бы намного сложнее.

Ну, и не знаю, совпадение ли, но время оказалось крайне удобным для Трампа на фоне внутренних неурядиц: тупика с шатдауном, провала проекта "Стена" (кстати, удар по Венесуэле — это еще и давление на Мексику), новой волны обвинений в измене и разговоров об импичменте. Трамп переключает внимание аудитории на внешнюю повестку. И обратите внимание, с каким единодушием демократы и республиканцы объединились против Мадуро, как будто и нет никаких между ними противоречий, а в стране нет целых неработающих ведомств.

Впрочем, все это может обернуться грандиозным провалом, что станет личным грандиозным поражением Трампа. Поэтому стараться качать Венесуэлу он будет на совесть — отсюда и поспешность признания едва ли не первого встречного "президентом". Сегодня от Америки можно ожидать чего угодно, вплоть до интервенции, хотя, скорее всего, не прямой из США. Панама, Гренада, Ирак и Сирия — это в прошлом, сегодня они мастерски научились загребать жар чужими руками.

Собственно, для этого они так долго раскачивали условно левые режимы в той же Бразилии и Аргентине, отстраняя всеми правдами и неправдами тамошних президентов, — чтобы организовать там "правые реванши", а потом через эти ключевые страны континента полностью подчинить его себе. Как завещал Джеймс Монро, автор одноименной доктрины.

Вот только с Венесуэлой оказалось не так все просто. Но можно не сомневаться, что если им удастся, то следующими будут Боливия, Никарагуа и Куба. Похоже, Штаты впервые за годы после холодной войны осознали, что на своем заднем дворе давно пора наводить порядок. И едва ли они поскупятся на любые средства.

История повторяется. 17 лет назад им удалось совершить переворот в Венесуэле, свергнув Чавеса, правда, этот переворот продлился менее суток. Конечно, Мадуро не Чавес и ситуация у него в разы хуже, но первый раунд он выстоял. Украины-2014 у них не вышло, армия осталась с народом. Но праздновать победу еще рано.
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
26.01.2019

Дмитрий Родионов
Источник: https://ren.tv/blog/383104




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта