Андрей Самохин: Ночь в архиве (Россия: РАН) (20.04.2019)

Ценность исторических архивов вроде бы никогда и нигде не оспаривалась. Документальная память прошлых поколений необходима не только ученым, но и государствам, желающим сохранить свою идентичность. Однако в понимании этой аксиомы всеми нашими чиновниками заставляют усомниться события, происходящие с Архивом Российской академии наук (АРАН). Если коротко: из архива уволился директор, а нового не могут найти; уходят сотрудники, два месяца не выплачивается зарплата. Более того — ​две недели в центральном здании АРАН отключены телефоны и отопление. В том числе в хранилищах, где должен соблюдаться температурно-влажностный режим, необходимый трем миллионам уникальных печатных и рукописных документов, многим из которых свыше 250 лет.
В Архив РАН входят Санкт-Петербургский филиал и Отдел страхового документального фонда в Ярославской области, оказавшиеся в такой же странной ситуации. На сайте висит краткое объявление: «Архив РАН закрыт с 8 апреля 2019 г. на неопределенный срок. Читальный зал не работает. Вышестоящая организация — ​Министерство просвещения Российской Федерации» — ​и соответствующий телефон.

Соцсети, а теперь уже и СМИ, полнятся негодующими публикациями. Их общий рефрен: Архив академии устоял при смене трех государственных режимов и в двух мировых войнах, но может не пережить ведомственной передачи. Имеется в виду, что в процессе реформы РАН, начавшейся в 2013 году, академические библиотеки и архив перешли в подчинение ФАНО (Федеральное агентство научных организаций), наследником которого стало Министерство науки и высшего образования РФ. Нельзя сказать, что агентство к уникальному архиву относилось наплевательски: за пять лет оно почти завершило постройку нового восьмиэтажного здания для петербургского филиала, которое заложило еще старое руководство РАН.

Но что-то, как говорят, «пошло не так». История, на самом деле, характерная для сегодняшнего управленческого уровня и была бы смехотворной, если не возможные ее последствия. Здание в самом начале «недопроектировали», и взявшаяся исправить положение фирма потребовала с АРАН, как самостоятельной организации, два млн рублей. Архив же на тот момент рассчитаться не мог: выплаты не были заложены в бюджете, а вышестоящие структуры помочь не захотели. Ну, то есть строго в согласии с законом. В итоге по исковому заявлению проектировщиков Казначейство тоже абсолютно законно закрыло счет АРАН, у которого, естественно, тут же начали копиться долги по коммуналке, дойдя до нескольких миллионов. Зарплаты соответственно перестали выплачиваться с февраля. А после недавнего ухода директора «по собственному…» сотрудники без подписи начальства не могут взять отпуск или оплачиваемый больничный, не могут даже официально уволиться! Заложниками неразберихи оказались и оба филиала: через заблокированный московский счет шло не только бюджетное финансирование, но и гранты от научных фондов.

Возмущенные архивисты написали несколько коллективных писем министру науки РФ Михаилу Котюкову, президенту, но ответа пока не получили. На работу большинство сотрудников выходить перестали, да и что им там делать? Они же не микологи, чтобы изучать зарождение архивной плесени! Возникает совсем не комплиментарный вопрос: а нужны ли кому-то в государстве архивные ценности? Вернее — ​«бесценности». Среди них есть рукописи великих русских и зарубежных ученых, протоколы заседания Академии наук, начиная с ее основания, шары, которыми выбирали первых академиков… Все это богатство, причем строго по букве закона, оказалось, по-сути, бесхозным.

Для уточнения отметим, что нынешняя беда в АРАНе стала лишь верхушкой давно копившихся проблем. Еще в конце 2017-го, организовав круглый стол «Сохраним ли мы документальное наследие российской науки», академический архив попытался привлечь внимание ФАНО, президиума РАН и общественности к бедственному положению фондов, которым не хватает даже положенных по технологии материалов. Не говоря уже о нищенских зарплатах, явно рассчитанных на труд «в режиме подвижничества». Но подвижничество без зарплаты и тепла, как говорилось в известном фильме: «Ну это, право, по-гусарски слишком».

А что же академия? Хотя архив ей после реформы юридически не принадлежит, академики бьют тревогу и пытаются совместно с Минобрнауки выработать какой-то спасительный алгоритм. Во всяком случае, об этом «Культуре» сообщил вице-президент РАН Николай Макаров: «Для нормализации положения, выплаты зарплаты, нужен прежде всего новый директор, компетентный в архивном деле, готовый взять на себя ответственность за архивные фонды. История эта не фатальна, алармизм многих публикаций преувеличен. Однако очевидно, что Архив РАН в перспективе не сможет обеспечить сохранность коллекций без более полновесного финансирования. Строительство нового здания с современными условиями хранения для Санкт-Петербургского отделения АРАН — ​это принципиальный сдвиг. Но если бы стройка была завершена раньше, то, возможно, и не возник бы нынешний «архивный кризис».

По счастью, сумма, которую необходимо погасить, невелика по сравнению с инвестициями, вложенными в новое питерское здание, и так или иначе долг перед коммунальщиками будет закрыт. Впрочем, есть и опасность, что затянувшиеся поиски денег и нового директора окончательно отвратят от архивного дела целый ряд квалифицированных сотрудников…

«Ничто не делается само собою, без воли, мысли, труда, хотя бы безымянных деятелей, и не случайно в нашем распоряжении оказался… такой драгоценный для истории науки архив, каким является Архив академии наук», — ​сформулировал около века назад Владимир Иванович Вернадский. Вопрос простой: найдутся ли сегодня эти «безымянные» или вполне себе именитые деятели, которые не дадут погибнуть бесценным, пожелтевшим страницам русской истории?

Источник
20.04.2019

Андрей Самохин





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта