Игорь Ашманов: Новая киберстратегия США: о мировом господстве прямым текстом (26.01.2019)

В конце минувшей недели автор был в Государственной думе на общественных слушаниях по так называемому законопроекту Боковой — Клишаса — Лугового об устойчивости российского интернета к отключению извне и другим угрозам и рискам. Слушания были организованы комитетом по информационной политике, информационным технологиям и связи.
В зале было больше сотни человек, в том числе представители практически всех министерств, ведомств, провайдеров, операторов, крупных игроков и общественных организаций интернет-отрасли, ведущих СМИ.
Когда зашел разговор о том, а существуют ли вообще и насколько велики угрозы, с которыми должен бороться новый закон, я понял, что большинство присутствующих профессионалов и журналистов, как ни удивительно, не читали новой «Киберстратегии США», опубликованной два месяца назад, в ноябре 2018 года.

То есть собственно с самой угрозой журналисты, общественные деятели и многие специалисты как раз и не были ознакомлены.

Хороший  структурированный разбор тезисов киберстратегии США мало кто у нас читал. Мне кажется, этот пробел нужно восполнить. Вообще, новая киберстратегия США заполняет очень многие пробелы, расставляет точки над i и снимает многие риторические вопросы.

По-моему, она обязательна к ознакомлению для всех, кто так или иначе работает в ИТ-отрасли, — чиновников, руководителей ИТ-компаний, профильных журналистов.

Итак, из первых уст

…Новая киберстратегия США “National Cyber Strategy of the United States of America” датирована сентябрем 2018-го, хотя опубликована она в середине ноября. Предыдущая киберстратегия была принята в США 15 лет назад.

Предваряет киберстратегию обращение к нации президента Трампа. Там, в частности, сказано:

«Мои друзья Американцы!

Мои главные приоритеты — защищать национальную безопасность Америки и развивать благосостояние народа Америки. Обеспечение безопасности киберпространства имеет основополагающее значение для обоих начинаний… Америка создала интернет и поделилась им со всем миром. Теперь мы должны сохранить и упрочить киберпространство для будущих поколений.

…Соединенные Штаты впервые за последние 15 лет озвучивают свою киберстратегию. Эта стратегия объясняет, как моя администрация будет:

• защищать Родину, защищая сети, системы, функции и данные;

• продвигать и далее процветание Америки, совершенствуя безопасную, развивающуюся цифровую экономику и поощряя отечественные инновации;

• расширять влияние США за рубежом, чтобы укреплять ключевые принципы открытого, функционального, надежного и безопасного интернета.

…Мы продолжим вести мир в процветающее кибербудущее».

Перевод «Стратегии» на русский язык можно прочесть  ЗДЕСЬ

Коротко изложим главное содержание.

Язык. Скрепы

Язык «Национальной киберстратегии» — довольно бюрократический, канцелярский, казенный, общий и декларативный. Это в целом понятно и более-менее нормально, но читать трудно.

Интересны термины, явно вводимые в дискурс. Это «государства-противники» (adversaries), «государства—единомышленники» (like-minded states), «наказывать» (punish), «заставлять заплатить» (impose costs),«налагать последствия» (impose consequences), «безответственное поведение» (reckless activity).

Они повторяются в «Стратегии» много раз.

Тем, кого забавляют «скрепы» в устах Путина, понравятся также «столпы» в устах Трампа: основные пункты киберстратегии называются столпами (Pillars). Они прямо занумерованы — Столп первый, Столп второй и так далее. Авторы не видят здесь ничего смешного или пафосного.

Далее — основные мысли и положения.

Видение себя в киберстратегии

США — единственная супердержава планеты. Она имеет подавляющую военную, экономическую и политическую мощь. Она изобрела интернет. Она распространяет везде свои принципы свободы, свободы слова и процветания. Она является сейчас и будет и впредь мировым лидером на планете вообще и в киберпространстве в частности.

«…Появление интернета и увеличение влияния киберпространства на все сферы жизни современного мира совпали со становлением Соединенных Штатов Америки в качестве единственной сверхдержавы во всем мире.»

«…Американцы зачастую принимали превосходство Соединенных Штатов в киберпространстве как само собой разумеющееся явление и считали, что такое положение навсегда останется неоспоримым…»

Лидерство

США доминируют в мире (и мир приветствует это лидерство!), США должны доминировать и в киберпространстве — сейчас и в будущем. Будучи лидером, они должны продвигать свое влияние по миру.

Технологическое доминирование

США имеют превосходство в новейших технологиях. Это ключевой элемент доминирования в киберпространстве. США должны сохранить его и помочь американским компаниям использовать его на ИТ-рынке.

* как не вспомнить о похищении, под видом нарушение законодательства США, талантливых программистов по всему миру...


“Основой влияния Соединенных Штатов в киберпространстве является технологическое преимущество.

Соответственно, правительство Соединенных Штатов обеспечит проведение скоординированных действий по защите передовых технологий, в том числе от их кражи нашими противниками, обеспечит поддержку доработки этих технологий и возможного уменьшения барьеров для американских компаний при выходе на рынок”.

Продвижение американских ценностей

Американские ценности нужно продвигать по планете. Это одна из целей Америки. Технологии — средство для этого.

“Интернет стал средством, приносящим огромные выгоды как внутри страны, так и за рубежом, более того, он позволяет распространять американские ценности: свободу, безопасность и процветание”.

Открытый интернет — принципиальное условие продвижения американских ценностей. Если авторитарные государства, прикрываясь понятиями суверенитета и информационной безопасности, будут ограничивать интернет для своих народов, их нужно наказать за это.

Союзники («государства-единомышленники»)

Несколько раз в документе упоминаются союзники (allies) и «государства-единомышленники» (like-minded-states). Они должны помогать США и быть ведомыми вперед американцами.

“Американское содействие по наращиванию потенциала партнеров в сфере кибербезопасности имеет решающее значение для поддержания американского влияния в целях противодействия глобальным конкурентам. Создание киберпотенциала позволит международным партнерам вести политику и осуществлять практические действия в качестве эффективных партнеров в рамках Инициативы киберсдерживания, возглавляемой Соединенными Штатами”.

Кто враги? (это мы)

У Америки есть конкуренты и противники (competitors and adversaries). В основном это вредные, безответственные государства. Они плохие:

“…Они рассматривают киберпространство в качестве площадки, которая позволяет нейтрализовать превосходящую военную, экономическую и политическую мощь Соединенных Штатов; площадки, где Соединенные Штаты, их союзники и партнеры уязвимы”.

Они занимаются вредоносной активностью. Они атакуют учреждения США и частные американские компании, воруют секреты на триллионы долларов, пытаются разрушить принципы демократии в США. В последнее время они увеличили частоту и изощренность своих атак.

Они пользуются всеми преимуществами открытого и общедоступного интернета, при этом ограничивая доступ к нему собственных народов.

Они безответственно прячутся за понятием «суверенитет», под его прикрытием «нарушая законодательство других государств, осуществляя акты экономического шпионажа и хакерские атаки, нанося значительный вред экономикам, интересам физических лиц, интересам коммерческого и некоммерческого характера, а также правительствам по всему миру «.

Противники названы прямо: это, прежде всего, Россия и Китай, а также Иран и КНДР.

«Россия, Китай, Иран и Северная Корея используют киберпространство в качестве площадки, где они могут бросить вызов Соединенным Штатам, нашим союзникам и партнерам. Такие вызовы зачастую характеризуются безрассудством, которое немыслимо в других сферах. Наши противники используют инструменты киберпространства для подрыва нашей экономики и демократии, кражи нашей интеллектуальной собственности и нарушения механизмов наших демократических процессов.

… Китай использует киберпространство для осуществления экономического шпионажа и кражи объектов интеллектуальной собственности, стоимость которой измеряется триллионами долларов”.

Правила поведения и наказание за непослушание

США введут правила «ответственного поведения в киберпространстве» и будут наказывать за их неисполнение — всеми средствами, включая военные.

Слова «наказывать», «накладывать последствия» встречаются в Киберстратегии много раз. США планируют наказывать(punish) своих противников за их «безрассудное поведение» и подрыв принципов отрытого интернета, а также создавать для них последствия (imposeconsequences), заставлять платить за свои действия (pay costs).

Заметим, что «наказывать» противников США собираются как киберсредствами, так и обычными — политическими, экономическими и военными (как электронными, так и «кинетическими»), о чем говорится не единожды:

“Соединенные Штаты намерены сотрудничать с государствами-единомышленниками по вопросам координации и оказания поддержки применения мер реагирования друг друга в отношении серьезных злоумышленных инцидентов в киберпространстве, в том числе посредством обмена разведывательными данными, подкрепленными источниками, публичными заявлениями о поддержке мер реагирования, а также совместным применением мер реагирования против злоумышленников».

Открытый интернет как инструмент доминирования США

В «Киберстратегии», как уже говорилось, прямо написано, что интернет является инструментом распространения американских ценностей по миру. Он важен также для успеха американских компаний в глобальной конкуренции — в том числе против государств в областях стратегической конкуренции.
«Плохие государства» пытаются нарушить открытость интернета, превратить его в «авторитарный Веб». Но США не дадут им этого сделать.

“Мы будем всячески противодействовать попыткам авторитарных государств, рассматривающих открытый интернет как политическую угрозу, превратить свободный и открытый интернет в авторитарную сеть с тотальным контролем под видом обеспечения безопасности или борьбы с терроризмом ”.
США будут всеми средствами помогать гражданским активистам и маргиналам во всех странах и на всех уровнях безопасно выходить в интернет и продвигать «интернет-свободу».

Разведка и технари

В стратегии упоминается не только «разведсообщество», но и «техническое сообщество». Их нужно развивать. Задача США — втягивать киберталанты со всего мира. Нужно подогнать под эту цель законы об иммиграции.

“Наши конкуренты реализуют программы подготовки трудовых ресурсов, которые могут нанести вред конкурентоспособности Соединенных Штатов в сфере кибербезопасности в долгосрочной перспективе.

Правительство Соединенных Штатов продолжит финансировать и расширять программы, которые создают качественный национальный кадровый резерв, как в начальной школе, так и в рамках высших учебных заведений. Нынешняя администрация будет внедрять предложенные Президентом иммиграционные реформы, основанные на заслугах кандидатов, с целью создания в Соединенных Штатах наиболее конкурентоспособного технологического сектора.”

Сотрудничество, договоренности, партнеры? Не, не слышали.

В «Киберстратегии» фактически не упоминаются равные партнеры, равные геополитические игроки, с которыми были бы необходимы какие-то договоренности, у которых могут быть свои интересы, которые стоило бы учитывать. Есть либо прямые враги, либо ведомые союзники, выстраивающиеся «свиньей» за США. Кто не с ними — тот против них.

Не ставится задачей выработка ни международного законодательства, ни международных соглашений, а «международные форумы» упоминаются в той же роли «союзников» США. То есть как управляемые ими площадки.

Ничего нет про общие правила, которым будут подчиняться и США, — только про правила США для всех остальных.

Нигде нет дежурных слов про «мир во всем мире» и прочего. Процветание человечества по умолчанию означает процветание США — ну и остального мира под их мудрым лидерством.

Что еще интересно. Разобранная выше национальная киберстратегия уточняется в ряде документов более низкого уровня подчинения. В частности, в киберстратегии Министерства обороны США.

«Киберстратегия Министерства обороны США» выпущена ранее в 2018 году, примерно повторяет и детализирует все сказанное выше, только в более конкретной, прямой и грубой форме.

Что стоит особо отметить в этой стратегии — это очень интересное положение о том, что противник использует те же технологии, что и США, и становится от них все более зависим. А это между тем преимущественно американские технологии.

Следовательно, это ключевое преимущество США, которое нужно использовать в борьбе с противником. А противнику самых новейших технологий не отдавать, естественно.

Посмотреть краткое изложение киберстратегии Пентагона (на английском) можно ЗДЕСЬ.

Есть и еще более детализированный документ — стратегия Объединенного киберкомандования Вооруженных сил США (функциональная структура, объединяющая более 6000 офицеров и специалистов из разных военных ведомств и командований) под названием «Завоевание и удержание господства в киберпространстве». Тут все понятно прямо из названия.

Сравнение с нашей Доктриной информационной безопасности

У России нет документа под названием «Киберстратегия», но в декабре 2016 года была подписана Доктрина информационной безопасности Российской Федерации.

Основные отличия нашей Доктрины от американской киберстратегии:

1. Мы не заявляем о желании быть лидерами в киберпространстве или на планете.

2. Мы не используем термин «противники» и не называем никого противником.

3. Мы признаем наличие в мире партнеров по переговорам и соглашениям с отличающимися интересами, с равными правами на переговорах.

4. Мы не разрешаем себе активных операций против «противников» и не собираемся вмешиваться в интернет на их территориях.

5. Мы объявляем о желании построить прочный мир и сотрудничество в киберпространстве.
Наша стратегия — оборонная, в отличие от атакующей американской. Хорошо это или плохо — пусть читатель решает сам.

Выводы

По сути, мы видим в «Киберстратегии США» прямую, открытую заявку на мировое господство и управление планетой. Теперь и в киберпространстве.

Само понятие суверенитета США объявляют вредным, как и понятие информационной безопасности, — если это не суверенитет и безопасность США.

США прямо разрешают себе считать весь мировой интернет своей территорией, вмешиваться в его использование и функционирование на территориях других государств; они прямо разрешают себе кибератаки и активные кибероперации против «противников».

Фактически Америка вскрывает ящик Пандоры, объявляя эпоху кибервойн открытой. Это хорошо коррелирует с современным нежеланием США присоединяться к любым инициативам по регулированию кибератак и кибервойн, ратифицировать любые инициативы ООН по кибербезопасности и так далее.

Почему? Потому что им это не нужно, они твердо рассчитывают победить всех в одиночку. А зачем будущему победителю самому подписывать ограничения для себя?

Еще вопрос. Ну, хорошо, даже если они хотят управлять миром, захватить мировое господство, вмешиваться в дела всех и нарушать любые суверенитеты, — зачем об этом писать настолько прямо и публиковать на сайте правительства США?

Дело тут в том, что США разговаривают только сами с собой, для них важен только внутренний диалог.

Даже если папуасы из дальних деревушек что-то там прочтут о намерениях белого сахиба (а они не очень-то и читают, вообще-то), на что это может повлиять?

США — как тот галактический парламент в «Звездных войнах», все решается в нем. Только он важен. Как написал кто-то из политологов: «Если в Пакистане на рынке устроили теракт, скорее всего, это попытка повлиять на выборы в конгресс США».

Значит, Трампу было важно сообщить fellow Americans, «разведсообществу», «техносообществу», что он — за них, все понимает правильно и будет продвигать их интересы по планете.

А мнение индейцев шерифа не интересует. Как давным-давно сказал один известный носитель бремени белого человека (не Киплинг, Беллок):

“На каждый вопрос есть четкий ответ:
У нас есть пулемет, у них его нет”.

Что делать нам?

Мы вроде бы начинаем просыпаться от морока, иллюзии благополучного мира, где все любят друг друга и вместе рука об руку идут к процветанию.

С 2014 года разнообразные санкции, отключение российских банков от «Визы» и «Мастеркарда», отключение апдейтов «Оракла» и «Майкрософта», отключение целого Крыма, двух миллионов граждан России от интернет-сервисов как-то поспособствовали тому, что начинает брезжить понимание, что мы не в компании равных, что тут не джентльмены пьют чай в теплой дружественной атмосфере.

Хотя и сейчас многие наши мыслители, политики, политологи, журналисты, да и ИТ-специалисты по-прежнему представляют собой поросят Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа, отрицавших наличие Волка в лесу.

Дорого и хлопотно ведь строить домики — особенно если волка-то никакого нет! Не было же его раньше, мы ж его не видали. Даже на слушаниях в Госдуме это настроение было заметно.

Но Волк есть. Вот он. Он говорит, послушайте его.


Остается напомнить: (статья 2015 года)
Сноуден: глобальная онлайн-слежка была лишь начальной целью АНБ, на очереди – вывод из строя инфраструктуры государств

В немецком журнале Der Spiegel обнародована новая партия материалов из архивов экс-сотрудника Агентства национальной безопасности (АНБ) США Эдварда Сноудена. Из нее следует, что глобальная слежка в Интернете, осуществляемая спецслужбами США, была лишь начальной стадией американской военной киберстратегии. Следующей фазой являются разработка и внедрение вредоносных программ, позволяющих вывести из строя объекты критически важной инфраструктуры противника, включая банковскую систему, электро- и водоснабжение, заводы и аэропорты.

Подготовка к кибервойне с другими государствами является главной задачей силовых и разведывательных структур США, говорится в материалах Der Spiegel.

 
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
26.01.2019

Игорь Ашманов
Источник: https://ria.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта