Николай Патрушев: Новое оружие обеспечит безопасность России на десятилетия (16.01.2019)

Ждет ли мир новая гонка вооружений и как у России появились перспективные образцы оружия, не имеющие аналогов в мире. Уйдут ли американцы из Сирии и что будет с договором о ракетах меньшей и средней дальности. Почему Англия стала главным центром русофобии в мире, и стоит ли ждать новых провокаций от Киева. А также почему европейские бизнесмены начали учить русский язык. Об этом и многом другом секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев рассказал в эксклюзивном интервью "Российской газете".
Николай Платонович, будет ли увеличиваться оборонный бюджет России в связи с разработкой новейших систем вооружения, которыми планируется оснастить армию и флот, таких, например, как "Авангард", "Кинжал", "Посейдон" и другие. Не втянемся ли в связи с этим в новую гонку вооружений?

Николай Патрушев: Средства на создание систем вооружения, о которых вы упомянули, были заложены как в предыдущую, так и в ныне действующую государственные программы вооружения. Финансирования достаточно, ни о каких дополнительных средствах речь не идет. Более того, основной пик финансирования перспективных систем вооружений пройден. Организации промышленности приступают к производству серийных образцов, включая "Авангард" и "Кинжал". При этом ни о какой гонке вооружений говорить не приходится.
 
Как вы знаете, бюджет Пентагона в 15 раз превышает бюджет Министерства обороны России. Наша же страна выбрала путь ассиметричного ответа на вызовы и угрозы со стороны США и их союзников. Именно поэтому у нас и появились современные виды вооружений, аналогов которым на сегодняшний день в мире нет. Это оружие кратно увеличивает потенциал армии и флота, тем самым надежно обеспечивает безопасность России на ближайшие десятилетия.

Насколько наши перспективные оборонные разработки опережают мировые аналоги и достаточно ли их наличия для стратегического сдерживания, в том числе и возможной агрессии против России?

Николай Патрушев: В создании новейшего вооружения у нас принципиально новый подход - ставка на высокие технологии. Ключевая роль отводится цифровым технологиям, искусственному интеллекту, на основе которых и может быть создано оружие будущего. За последние годы сделан качественный рывок в развитии комплексов военного и специального назначения.

Политика США представляет собой уже не просто одностороннее вмешательство во внутренние дела суверенных государств, а глобальную гибридную угрозу международной безопасности
Многие образцы новейшего вооружения прошли апробацию в Сирии, и на основе полученного опыта сегодня выработаны необходимые меры по повышению их боевых характеристик. Для сдерживания, в том числе и возможной агрессии против России, мы укрепляем ядерную "триаду", которая играет ключевую роль в сохранении стратегического паритета. Именно здесь самый высокий процент доли современного вооружения - 82 процента.

Невидимая угроза

С какими биологическими угрозами может столкнуться Россия в ближайшее время? Продолжается ли работа биологических военных лабораторий США, которые были размещены, в частности, в Афганистане и Грузии? Планируется ли создание таких лабораторий на Украине?

Николай Патрушев: В результате расширения транспортных связей, миграции, изменения климата в мире появляются новые инфекционные заболевания, увеличивается оборот инфекций от континента к континенту. Помимо эпидемиологических рисков нарастает проблема устойчивости к противомикробным препаратам. Внедрение новых технологий в сельском хозяйстве и промышленности также имеет свою обратную сторону. Человечество стало не только бороться с биологическими угрозами, но и создавать их.
Особую тревогу вызывает развитие биотехнологий, которые можно отнести к исследованиям двойного назначения. Не исключаем возможность разработки биологического оружия нового поколения рядом стран.

Так, Пентагон последовательно создает биологические лаборатории, о которых вы спрашиваете.
В настоящее время США ввели в эксплуатацию более 200 биологических лабораторий по всему миру, в том числе в СНГ, на Украине, в Грузии и в Афганистане. Их деятельность имеет мало общего с мирной наукой. Наибольшую тревогу вызывают факты проведения в них экспериментов над людьми. В связи с этим все большую актуальность приобретает усиление глобального эпидемиологического надзора и научных исследований в сфере биологической безопасности.

Террористы идут на Запад

В конце декабря администрация США выступила с заявлением о победе над ИГИЛ в Сирии и о выводе оттуда американского контингента. Как вы могли бы это прокомментировать?

Николай Патрушев: Прежде всего хотел бы напомнить, что в отличие от российских войск, американский контингент находится в Сирии без согласия легитимного сирийского правительства и решения Совета Безопасности ООН, а, следовательно, незаконно.
 
 
При этом США препятствуют проведению в стране гуманитарных операций и вообще каким-либо попыткам облегчить страдания мирных жителей и заложить основы для возвращения Сирии к мирной жизни. Напротив, они, продолжая политику удушения Сирии экономическими санкциями, угрожают новыми ракетно-бомбовыми ударами сирийским правительственным войскам. В этой связи возникает вопрос о том, с кем борется Вашингтон в Сирии. С международным терроризмом или с законным сирийским правительством? Складывается впечатление, что США до сих пор не выработали четкой стратегии присутствия в данной стране. Полагаю, что заявления американской стороны будут заслуживать внимания лишь тогда, когда США представят поэтапный план своего ухода из Сирии, где будут отражены четкие сроки, географические рамки и последовательность осуществления данной операции.

Можно ли говорить о расширении географии деятельности международных террористов и о росте их активности?

Николай Патрушев: Терроризм занимает особое место в ряду современных вызовов мировой безопасности, прежде всего в силу его глобальной природы. Причем Россия столкнулась с ним одной из первых, еще в середине девяностых годов. Влияние террористических угроз было в то время настолько сильным, что создавало реальную возможность не только серьезной дестабилизации обстановки, но и разрушения российской государственности. Именно поэтому в стране была создана общегосударственная система противодействия терроризму. В своих обращениях к международному сообществу Россия неоднократно призывала к объединению усилий в борьбе с этим злом, к выработке под эгидой ООН единых подходов к оценке террористических угроз, исключающих применение двойных стандартов в данной сфере.
Как результат - тенденция снижения террористической активности в мире. В пиковом, с точки зрения деятельности террористов, 2014 году число терактов достигало почти 16 тысяч, но уже второй год подряд их число колеблется около отметки в 10 тысяч. На Ближнем Востоке за пять последних лет снижение произошло в два раза, что напрямую связано с ситуацией в Сирии, где уничтожены или рассеяны основные формирования террористов, начался процесс национального примирения. Примерно на треть за эти годы снизилась террористическая активность в Южной Азии.

Вместе с тем в Афганистане ее масштабы являются самыми большими в мире. Более 15 лет нахождения американцев в этой стране привели к деградации ситуации. В Европе террористическая активность возросла, здесь террористы под видом беженцев воспользовались миграционным кризисом как прикрытием.

На этом фоне обстановка в России выглядит достаточно стабильной. За пять лет террористическая активность в стране снизилась более чем в 20 раз. В 2018 году в стране совершено 9 преступлений террористической направленности и один теракт. Снижение террористической угрозы связано с четкой работой спецслужб и правоохранительных органов в нашей стране, в результате чего предотвращено 36 преступлений террористической направленности, в том числе 20 терактов.

Ракеты раздора

Вашингтон обвиняет Москву в нарушении договора о ракетах средней и меньшей дальности. Так ли это и кто на самом деле нарушает договор. Какие последствия может вызвать отказ от ДРСМД?

Николай Патрушев: Напомню, согласно Договору каждая из сторон не должна иметь баллистические ракеты наземного базирования средней дальности (от 1000 и до 5500 км) и меньшей дальности (от 500 и до 1000 км), а также соответствующие пусковые установки.

Для сдерживания, в том числе и возможной агрессии против России, мы укрепляем ядерную "триаду", где самая высокая доля современного вооружения - 82%

По мнению американцев, Россия нарушает условия Договора. Нарушения они связывают с якобы проводимыми Россией испытаниями ракеты с дальностью полета более 500 км. Они имеют в виду нашу модернизированную ракету 9М729 с улучшенными характеристиками, дальность которой при испытаниях не превысила 476 км, о чем американская сторона была проинформирована и могла убедиться.

Другим поводом для слома Договора американцы обозначили тот факт, что в нем не участвуют страны, также обладающие в настоящее время ракетами средней и меньшей дальности (например - Китай, Иран, Северная Корея и некоторые другие страны).
 
Инфографика "РГ"/Антон Переплетчиков/Сергей Птичкин

Вместе с тем ничто не мешает начать переговоры о присоединении этих стран к действующему Договору или приступить к обсуждению параметров нового соглашения. У России же есть свои вопросы к Вашингтону по поводу выполнения ДРСМД. Так, в Румынии и Польше американцы создали базы, официально именуемые противоракетными. Однако на этих базах развернуты такие же пусковые установки, как и на кораблях ВМС США, которые используются для крылатых ракет. Кроме того, США осуществляет производство и развертывание беспилотных летательных аппаратов. Это также ракета наземного базирования.

И еще один факт. США в качестве мишеней для испытаний противоракетных комплексов используют баллистические ракеты. В случае установки на них соответствующих систем управления и боевых частей они также будут подпадать под Договор о ракетах средней и меньшей дальности и представлять определенную угрозу. Выход США из Договора будет иметь негативные последствия, заметно ослабит региональную и глобальную безопасность. Фактически в перспективе речь может идти о деградации и даже обрушении всей архитектуры контроля над вооружениями и нераспространением оружия массового уничтожения.

Ждем новых провокаций

До выборов президента Украины остается совсем немного времени. А рейтинг главы "незалежной" как никогда низок. Возможно ли, что Порошенко для того, чтобы остаться у власти, все-таки использует силовой сценарий, как он пытался сделать с введением военного положения? Или это будет зависеть только от указаний вашингтонского "обкома"?
 
Николай Патрушев: Вы в своем вопросе точно описали политическую ситуацию на Украине. Администрация США фактически в ручном режиме управляет киевской властью и лично Порошенко. Результаты четырехлетней работы Петра Порошенко на посту главы государства оцениваются скептически даже украинскими экспертами.

Не решены наиболее острые внутриполитические проблемы, буксуют реформы в социально-экономической сфере, продолжается конфликт в Донбассе, страна утратила самостоятельность на внешнеполитической арене. Итоги состоявшихся 23 декабря 2018 года в 78 объединенных территориальных общинах в 13 областях Украины местных выборов, на которых наибольшую поддержку со стороны населения получила "Батькивщина", также подтвердили низкий электоральный рейтинг действующего президента. Причем выборы не проводились в 10 украинских областях с традиционно незначительным числом его сторонников.
 
Плачевную картину Порошенко пытается откорректировать через свое позиционирование как неутомимого борца с "кремлевской угрозой". Отсюда - постоянные провокации с целью нагнетания обстановки, обострения напряженности на юго-востоке страны с перекладыванием ответственности на Москву, процесс создания "единой поместной церкви Украины", подразумевающий вывод украинского православия из-под влияния Московского патриархата. Не исключаю появления на Украине в 2019 году новых провокаций против России, поскольку это единственный способ напомнить Украине о себе международному сообществу, прежде всего США и ЕС, доверие которых к Киеву стремительно падает. Кроме того, эти провокации используются в международных отношениях. Так, инцидент в Керченском проливе стал поводом для срыва встречи лидеров России и США в Буэнос-Айресе. Что касается сценария резкой эскалации вооруженного конфликта в Донбассе, то он чреват серьезными негативными последствиями для Украины и Запада. Вместе с тем силовых действий исключать нельзя.

В связи с политической нестабильностью на Украине, обнищанием народа, геноцидом против жителей Донбасса, гонением на верующих и захватом церковных святынь не утратит ли совсем свою государственность Украина?

Николай Патрушев: Киевская власть делает все, чтобы расколоть Украину, отрабатывая сценарий Запада по отрыву Украины от России, при этом игнорируя интересы собственного народа. В итоге - де-факто страна оказалась расколотой. Население западных областей с недоверием относится к уроженцам юго-востока, считая их сторонниками "русского мира". В южных и восточных регионах власть Киева во многом обеспечивается за счет морального и физического прессинга местного населения национал-радикалами. В силу этого в указанных регионах растут антиправительственные настроения. Общественный раскол усугубляется межцерковным противостоянием. Продолжение такой политики со стороны киевской власти может способствовать утрате Украиной своей государственности.

Русофобия по-английски

Одним из главных центров антироссийской кампании сегодня можно назвать Лондон. Исходящая оттуда русофобская риторика зачастую даже жестче, чем у американцев. С чем, по вашему мнению, связана такая позиция британского руководства?

Николай Патрушев: Говоря о современной британской политике, следует в первую очередь вспомнить историю. Еще совсем недавно Великобритания была центром империи, правившей пятой частью суши и четвертью населения земли. И потом в одночасье утратила мировое лидерство, уступив место своей бывшей колонии - США. Во время Первой мировой войны Лондон буквально умолял Вашингтон о займах, чтобы избежать дефолта, а в канун Второй мировой Черчиллю пришлось "подарить" американцам десятки заморских баз в обмен на корабли, которые в США уже собирались резать на металлолом.
 
Сегодня дело дошло до того, что о значимых решениях Белого дома британское руководство узнает из СМИ. При этом Великобритании не удалось сохранить за собой даже роль лидера Старого света. В континентальной Европе уже устали от однобокой и заносчивой политики Лондона, который по старой привычке пытается диктовать свои "правила игры". Подтверждением этому является "брекзит", который отрывает британцев от Европы.

Неудивительно, что, оказавшись в таком уязвимом положении, британские власти приняли решение взять на себя роль знаменосца антироссийской кампании. Тем самым они рассчитывали хоть как-то поднять авторитет действующей власти и сплотить расколотое общество. При этом Великобритания считает себя образцом демократии. Не совсем понятно, правда, как это сочетается, к примеру, с жесткой цензурой в британских СМИ. Уже не говорю о том, что корпорация ВВС вообще превратилась в фабрику по производству "фейковых новостей", вызывающих улыбку даже у самих британцев. При этом справедливости ради надо отметить, что в своей русофобской политике Великобритания не одинока. Правда, ее основные единомышленники находятся в Восточной Европе.

Вы имеете в виду Польшу, Латвию, Литву и Эстонию, которые, как и Великобритания, охотно берут на себя роль застрельщика антироссийской кампании?

Николай Патрушев: Речь идет о фактическом возведении на государственный уровень идеологии нетерпимости и этнической вражды, которая в свою очередь является основой для роста ультраправых настроений и распространения неонацизма.

Возьмем политику прибалтов в отношении русскоязычного населения. Во многих аспектах ее можно с уверенностью называть апартеидом. Достаточно вспомнить о так называемых русскоязычных "негражданах", которые фактически вытеснены за пределы правового поля в Латвии и Эстонии. По нашим оценкам, за период с момента обретения независимости прибалтийскими республиками их покинуло около 750 - 800 тысяч русскоязычных граждан. Другое без преувеличения позорное явление - открытая политика дискриминации русского языка. Во многих европейских государствах востребованность русского языка растет, причем не только среди учащихся, но и среди бизнесменов, желающих вести дела с нашей страной.

Прибалтийские власти не желают этого понимать и пытаются не просто ущемить русский язык, но и поставить его вне закона. Думаю, что политики в упомянутых странах - те, кто делает ставку на популистские русофобские лозунги, - недальновидны. Русский язык, как и русский мир, как и ранее, - велик и могуч. Сегодня, когда инвестиционный и деловой потенциал нашей страны неуклонно растет, просто глупо не отдавать себе отчет в том, что будущее - за теми представителями бизнеса, которые не только считаются с российскими интересами, но и учат русский язык.

Клуб друзей России

Николай Платонович, как вы в целом оцениваете состояние международных отношений, и стоит ли ждать каких-то кардинальных изменений мировой политики в ближайшем будущем?

Николай Патрушев: В первую очередь, хочется отметить продолжение процесса обновления в международных отношениях, перехода от американоцентричной однополярности недавнего прошлого к международным отношениям нового типа, основанных на принципах равенства и взаимной выгоды.
 
Однако формирование более справедливого полицентричного мироустройства проходит крайне непросто в связи с активным противодействием со стороны тех, кто стремится сохранить свое доминирование в мире.

В ход идут различные способы давления - экономическое, информационно-психологическое, военно-политическое. Приведу ряд примеров. Попытки развала Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе, разжигание палестино-израильского конфликта, сознательное затягивание урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова, провоцирование глобальной гонки вооружений под предлогом нарушения Россией положений Договора о ракетах средней и меньшей дальности - это лишь некоторые из шагов Вашингтона по сохранению своего доминирования в международных делах. При этом в США умело сочетают различные методы нажима на отдельные государства. Такая политика представляет собой уже не просто одностороннее вмешательство во внутренние дела суверенных государств, а глобальную гибридную угрозу международной безопасности.

В этих условиях нами ведется интенсивный диалог с основными зарубежными партнерами, прежде всего со странами БРИКС, ШОС, СНГ. Удалось запустить новый переговорный механизм с участием секретарей советов безопасности пяти государств - России, Афганистана, Индии, Ирана и Китая по афганской проблематике. Хорошим примером является то, как нам совместно с Турцией и Ираном в рамках Астанинского процесса удалось создать условия для прогресса в деле мирного урегулирования в Сирии.

Важно, что значительно возрос интерес к развитию сотрудничества с Россией в сфере безопасности со стороны наших азиатских, африканских, латиноамериканских и европейских партнеров. Об этом свидетельствует, в том числе, беспрецедентное число стран, а именно - 118, принявших участие в международной встрече высоких представителей, курирующих вопросы безопасности, в Сочи в апреле прошлого года. В целом, как показывают наши контакты, в мире растет понимание того, что глобальным угрозам можно противостоять только сообща и нельзя обеспечить собственную безопасность за счет безопасности других.

Вы упомянули об угрозе развала Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе. Очевидно, что санкционная политика США по отношению к Тегерану угрожает региональной стабильности. Как будет действовать в этих условиях Россия?

Николай Патрушев: Давайте говорить прямо: речь идет не о развале, а о планомерном целенаправленном подрыве СВПД. Вашингтон не только продемонстрировал пренебрежение к самому институту международных соглашений, но и начал открыто давить на европейских партнеров, пренебрегая их национальными интересами.

При этом, несмотря на американские санкции, многие страны стремятся продолжать торгово-экономические отношения с Ираном. Так, через переданный в аренду Индии иранский порт Чабахар планируется поставлять широкий спектр товаров в Центральную Азию. 8 крупных стран-импортеров нефти, такие как Индия, Китай, Япония, Южная Корея, Италия, Греция, Турция и Тайвань, убедили США сделать для них исключение из санкций для приобретения нефти. А Евросоюз пытается создать специальный платежный механизм для расчетов за иранские товары, так называемую организацию SPV(special purpose vehicle), то есть компанию специального назначения. Пока, правда, безуспешно, поскольку Брюссель не может найти страну, которая бы согласилась на своей территории открыть ее штаб-квартиру. Европа, с одной стороны, стремится развивать экономические отношения с Ираном, с другой - опасается вторичных санкций США за это сотрудничество.
 
Стратегическая цель США в отношении Ирана очевидна - с помощью санкций спровоцировать широкое антиправительственное движение, полностью дестабилизировать обстановку. Односторонний выход США из СВПД создает мощный негативный потенциал для ближневосточного региона. Это опасный прецедент и для глобальной политики безопасности, в том числе с точки зрения перспектив решения ядерной проблемы Корейского полуострова. Американцы сделали опрометчивый шаг, несмотря на наши попытки убедить их отказаться от неконструктивной политики в отношении Тегерана. Россия, в свою очередь, остается приверженной взятым на себя обязательствам по иранской ядерной программе.

У нас, как и у МАГАТЭ, нет данных о нарушении Тегераном всеобъемлющего плана действий. Намерены и далее сохранять непредвзятую позицию, искать взаимоприемлемые развязки, убеждая партнеров прекратить конфронтационную линию на иранском направлении. При этом будем продолжать способствовать снижению напряженности между Ираном и Израилем в интересах стабилизации всего ближневосточного региона и обеспечения безопасности самого Израиля.

Зачем США открыли 800 военных баз по всему миру

Как вы оцениваете военное присутствие США в Восточной Европе и дальнейшие планы Вашингтона по его наращиванию?

Николай Патрушев: Любая оценка должна основываться на фактах. Давайте на них посмотрим. Во времена "холодной войны" в мире было развернуто порядка 1200 американских баз. С окончанием эпохи противостояния США и СССР их количество сократилось, однако и сегодня в мире насчитывается около 800 американских баз. Не стоит забывать при этом, что США также поддерживают крупнейшее в мире число авианосных и амфибийных группировок, которые заменяют сухопутные базы. По сути, можно констатировать возвращение Вашингтона к хорошо известной "дипломатии канонерок".

Что касается западных рубежей России, то фиксируем курс на наращивание в их близи военного присутствия США и других членов НАТО. В 2019 году в Латвии, Литве, Эстонии и Польше продолжится размещение четырех многонациональных батальонных тактических групп. При этом в Брюсселе не скрывают, что ее основная цель - сдерживание нашей страны.

Продолжается усиление европейского сегмента глобальной системы противоракетной обороны США. Ввод в строй противоракетного комплекса в Польше в дополнение к уже функционирующему в Румынии ожидается к 2020 году. В целом, наш анализ показывает, что американское военное присутствие у наших границ будет наращиваться. Ответ на ваш вопрос напрашивается однозначный. Такие шаги оцениваются только отрицательно. Наращивание военного присутствия - это военная угроза нашему государству, явный элемент дестабилизации обстановки в мире, который вместо политики партнерства порождает политику недоверия.
16.01.2019

Николай Патрушев
Источник: https://rg.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта