Михаил Делягин: О потенции новых министров (14.05.2018)

Президент назначил нового старого премьера – Д. Медведева. Шоком это не стало, да и в составе его нового кабинета оказались не только «не совсем новые» персонажи, но и совсем новые.
— Михаил, здравствуй! Многие из наших читателей ждали каких-то перемен после выборов президента, что будет новый экономический курс, и мы наконец-то сдвинемся с мертвой точки, когда у нас, то ли есть экономический рост, то ли его нет. Обманутые в своих ожиданиях люди почувствовали себя как-то некомфортно. Скажи, а что чувствуешь ты?

— В. Путин в своем послании Федеральному собранию, и позднее – в инаугурационной речи сказал, что нам нужны изменения. Выступил за обновления, против бюрократической заскорузлости. Но что-то наверху не срослось. Или как сегодня принято говорить – что-то пошло не так. Я только что провёл опрос в интернете как сторонников, так и противников Путина. Так вот – отношение всех к Медведеву объединило и тех, и других. Примерно 55% людей говорят, что считают себя сторонником Путина и выступают против назначения Медведева. Примерно 35% интернет-аудитории говорят, что считают себя противником Путина, и они тоже против Медведева. При всей непрезентативности моего опроса, мы имеем единство 90% общества.

— Может быть, дело в том, что премьер – это церемониальная фигура и страной управляет администрация Президента? И вице-премьеры, а Медведев нужен на «всякий случай»?

— Нет. Премьер-министр занимается всей экономикой, всей социальной сферой. От него зависит очень многое.

— Можно объяснить такой выбор Путина?

— Конечно, но только из того, что мы знаем. Первое, президент не занимается экономикой по уважительной причине – не его компетенция, как говорили при Ельцине «не царское это дело хозяйством заниматься». Но президент назначает премьера и главу банка России. Они и должны заниматься экономикой, он в это не влезает. В нашем случае президент назначает премьера по политическим соображениям. Кто такой Медведев? Самый надежный чиновник в мире, и это правда. Человек, которому реально дали власть, он ее 4 года подержал, а потом отдал обратно тем, кто действительно знает, зачем эта штука нужна и как с ней обращаться.

— Давай поговорим с тобой о вице-премьерах, об их функционалах, потому что может быть весь этот либерально-экономический «схематоз» созрел и скоро мы станем в один уровень с либеральной экономикой Италии, Франции или США?

— Чтобы попытаться этого достичь, нужно для начала ограничить финансовую спекуляцию. Но пока Набиуллина в Банке России – этого не будет, пока Медведев во главе Правительства этого не будет ни при каких обстоятельствах.

— В чем их финансовая спекуляция?

— Финансовая спекуляция – это когда вы направляете деньги в экономику, а завтра эти деньги немедленно приходят на валютный рынок. Потому что покупка валюты – это самый выгодный бизнес в условиях неэффективного управления.      

— И всё же — давай начнем с нового вице-премьера Юрия Борисова.

— Юрий Борисов – один из очень уважаемых заместителей г-на Шойгу. До того он был заместителем министра промышленности и торговли, курировал ГЛОНАСС. У Шойгу он курировал военно-техническое обеспечение, и вполне логично, что он заменил г-на Рогозина, потому что рогозинский пиар – это хорошо, но помимо пиара надо что-то и делать ручками. Это не вина Рогозина, но с инженерами должен разговаривать человек, имеющий представление об инженерном деле.

— У Борисова образование инженерное?

— Он выпускник 1985 года факультета вычислительной математики и кибернетики МГУ. Он военный технарь и, что важно, его очень уважают в военных кругах. Это тот случай, когда человек сделав карьеру, заработал уважение людей, которые связаны с техникой, а не с распилом.

— Получается – что-то сдвигается в лучшую сторону.

— Второе назначение, которое тоже можно приветствовать – это Константин Чуйченко. Да, он студенческий друг Медведева, и понятно, какая это характеристика. Но человек с 2001 по 2008 год возглавлял юридический департамент «Газпрома». Это были годы, когда «Газпром» отвоевывали государству обратно, и он этим занимался. Это было время, когда капитализацию «Газпрома» повысили в 10 раз. Потом Чуйченко стал помощником президента Медведева и в 2008-м году возглавил контрольное управление до сегодняшнего дня. Это достаточно тяжелая работа, она не видна, но здесь человек должен отчитываться реально: «Ребята, а указы президента не выполнены, вы можете что угодно рассказывать на публику, но на самом деле они не выполнены».

Это достаточно конфликтно. Но он на этой должности уцелел, что свидетельствует о том, что он хороший аппаратчик. С этой должности начинал Путин в Москве.

Третье назначение, которое можно приветствовать – это Максим Акимов. Это человек, связанный с Калужским инвестиционным чудом. Когда вы, выезжаете из Московской области в Калужскую, граница видна на местности. С калужской стороны стоит стена заводов, а со стороны Подмосковья конь не валялся, это в том числе и г-н Акимов. Понятно, в первую очередь губернатор Калужской области Артамонов, но Акимов с 2004 по 2007 годы был мэром Калуги, потом заместителем Артамонова. В 2012-м году его взяли замом руководителя аппарата Правительства. И через год он стал первым замом. Для человека, пришедшего из региона, это хорошая карьера. Должность не видная, но очень тяжелая, очень серьезная.

— За что он будет отвечать в правительстве?

— За инновации там, где это у нас действительно есть — это транспорт, связь, цифровая экономика. За пределами этого, что-то современное есть у нас только в ВПК, и естественно, в энергетическом комплексе и атомной энергетике. Это то, что можно однозначно приветствовать.

Ещё одно хорошее назначение — Алексей Гордеев, отличный губернатор Воронежской области с 2009 по 2017 годы. Причем, в губернаторы пробился из рядовых депутатов. Надо сказать, что Воронежской области катастрофически не везло с 1990-го года на руководителей. Местные отчаивались, люди приезжали в Москву и говорили, что дайте нам кого угодно! В Москве и давали кого угодно, и катастрофа усугублялась. А Воронеж – это город-миллионник, там военно-промышленный комплекс, там черноземы, там свои элиты, которые сгрызут кого угодно. Там в ходе межэлитных конфликтов реально взрывали остановки, реально был терроризм, причем собственный, доморощенный. И вот приехал Гордеев в 2009 году, когда все плохо, все ужасно, и как-то все затихло, и очень быстро всё стало развиваться в правильном направлении. Спокойно, уверенно.

До этого Алексей Гордеев в правительстве Касьянова были вице-премьером и министром сельского хозяйства. Министром стал ещё в 1999-м году у Путина. И министром сельского хозяйства был совсем не плохим и вице-премьером был не плохим. Если нынешний министр сельского хозяйства Ткачев останется, то он, по крайней мере, уравновесит Ткачева. Думаю, что в этом весь смыл этого назначения. Он человек профессиональный и это важно.

Дальше Дмитрий Козак. Это выдающийся юрист, с ним связано три реформы, катастрофизм которых как-то отошел в прошлое, о них забыли. Это реформа судов в начале нулевых, реформы в разграничении полномочий, которых мы помним как людоедскую монетизацию, и реформы местного самоуправления, после которых о нем практически не вспоминали. Это все Козак. У него, на мой взгляд, есть проблемы в том, что он как юрист не видит разрыва между буквой закона и практикой правоприменения. Среди прочих сфер его деятельности было развитие Крыма. На сегодня есть Крымский мост, и есть управленческая катастрофа, в которой существует Крым. Да, там много проблем решено, там много чего, чем можно похвастаться, но в целом Крым – это управленческая катастрофа.

Козак как вице-премьер не мог с этим справиться, у него нет полномочий, но, тем не менее, он мог громко орать, мог энергично бороться, а мог вести себя относительно тихо. Сейчас он приходит на промышленность и энергетику, прости господи. И здесь разрыв между буквой закона и практикой и правоприменения может стать катастрофическим.

Козак хороший специалист, отличный управленец, специалист по госстроительству, много хорошего сделал, но его перемещают в ту сферу, где он может стать опасностью. На этом позитивчик, по-моему, и заканчивается.

Самое феерическое – это Мутко. Я понимаю, что президент хотел его оставить. Но почему бы не выбрать сферу, которую не жалко? Сделайте его вице-премьером по открытому Правительству. Мало в Правительстве сфер, которые никому не нужны? Сделайте его вице-премьером по экологии, вице-премьером по продвижению мягкой силы России за рубежом, по пропаганде… А его сделали вице-премьером по строительству.

— Но это же строительные бюджеты, они самые привлекательные. На них чужого человека, даже хорошего строителя, не поставишь.

— Перефразируя Александра Хейга, я хочу сказать, что есть вещи поважнее распила. Конечно, я как экономист понимаю важность распила, важность воровства, коррупции и прочих системообразующих, как некоторые утверждают, явлений. Но, строительный комплекс находится в глубоком кризисе, вызванный с одной стороны объективным сокращением бюджетных расходов, которые неизбежны, с другой стороны, сложившийся культурой безответственного воровства, когда воруют одни, а садятся другие, исполнители.

Когда приходит г-н Мутко, для Медведева это демонстрация власти, потому что главная демонстрация власти – это способность делать и принимать безумные решения, и не одна сволочь не посмеет возразить. Мутко имеет свою большую клановую поддержку, но в этом новом правительстве практически все вице-премьеры, кроме Мутко, люди, которые с Медведевым связаны, которые для него комфортны, и этот состав Правительства означает, что у Медведева есть реальная власть. Все разговорчики, которые мы слышали в конце апреля, что да, Медведев сохранится, но он сдаст все – это разговор ни о чем, это в пользу бедных. Да, он сдал людей, которые себя дискредитировали полностью и чудовищно как Дворкович. Но даже Шувалов пойдет,

— Мутко –первый в списке людей, которых ты не хотел бы видеть в правительстве. Кто еще?

— Есть великолепный специалист Татьяна Голикова, это был лучший первый замминистра финансов за все время после распада Советского Союза. Отличный бухгалтер, прекрасный специалист, председатель Счетной Палаты очень хороший, наверное, лучший. Куда ее убрали? На ту должность, которой она заведомо не соответствует, она будет курировать всю социалку, включая труд и пенсионную сферу. Помните, когда она была министерством здравоохранения и социальной защиты, это была катастрофа. Она проводила людоедскую монетизацию льгот, отстаивала ее с пеной у рта, причем, людоедская монетизация льгот – это и социальный ущерб, это и моральный ущерб, финансово это было безумно убыточное мероприятие для бюджета. Это человек, который с социальной сферой не связан, не понимает ее. Социальную сферу подставили этим назначением, это признак того, что Кудринские реформы будут реализовываться в масштабах, которые и самому Кудрину не снились. Пенсионный возраст она повысит для женщин на 8 лет, для мужчин на 5.

Расходы социальной сферы будут наращиваться, как они наращивались при ней во главе Минздравсоцразвития. Только идти эти расходы будут не на решения реальных социальных проблем, а на обогащение бизнеса, который на этих проблемах паразитирует. Может быть, какие-нибудь крошечки вниз и просыпятся.

— Остается г-жа Голодец.

— Я еще несколько лет назад относился к ней резко отрицательно, человек из корпоративной среды, занималась социалкой в Норильском никеле, предельно жесткая. Но занявшись социалкой она, судя по всему, прониклась этой сферой, несчастьем людей, она выдвигала инициативу в пользу прогрессивной шкалы подоходного налога, говорила о необходимости введения пособия по бедности.

Это вызывало лютую ярость у Медведева, отчаянную ярость. Ее с социальной сферы и убрали. Сейчас будет заниматься спортом, которым она не занималась никогда.
Понятно, что Мутко спортом заниматься уже не будет. Ей расхлебывать то, что Мутко оставляет после себя, в чужом пиру похмелье.

— Михаил, почему не взяли в Правительство Александра Хлопонина?

— Он богатый человек, выходец из Норильского никеля. После того, как ушел с должности губернатора Красноярского края, он погас. Его не было видно и слышно на федеральном уровне вообще. Хотя он решал очень сложные задачи, занимался болезненными вопросами, но его не было слышно и видно, это беда. Я думаю, что он ушел закономерно. Вот Трутнева жалко и непонятно. Он показал себя достаточно хорошо на Дальнем Востоке.

— Кому-то перешел дорогу. На Дальнем Востоке сейчас намечаются огромные программы, строительство портов, заводов. Это миллиардные бюджеты.

— Он столкнулся лоб в лоб с Кудриным по некоторым вопросам.

— Но это, когда Кудрин уже был никем.

— Когда он уже формально был никем, но влияние у него остается. Уход Трутнева – это тоже проявление того, что большое количество людей чувствует себя просто с ног до головы в некоей непотребной субстанции.

Да, я забыл главного – Силуанова! Первый вице-премьер на хозяйстве. Он действительно хороший аппаратчик, исполнительный, за это получил повышение. Хороший бухгалтер, нормальный министр финансов, хоть и выкормыш Кудрина. Но он будет заниматься всей экономикой, экономическим развитием. Но это человек, который ни разу не употребил слово «инвестиции», для него, как и для Кудрина инвестиций не бывает, бывают только траты. И он не будет заниматься экономическим развитием — это не его. И это большая трагедия.

http://argumenti.ru/politics/2018/05/572138

 
14.05.2018

Делягин Михаил

Источник: http://argumenti.ru/politics/2%20018/05/572138




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта