Александр Мезяев: О российском присутствии в Африке (17.11.2018)

После недавнего убийства трёх российских журналистов в ЦАР мы предположили, что в их гибели отразились попытки дать России сигнал «уходить из Африки». 
Некоторое время назад заголовки ведущих западных изданий вновь запестрели сообщениями о «российском присутствии» в Центрально-Африканской Республике. Появились сообщения о выдвижении боевиками в ЦАР ультиматума в адрес находящихся в стране российских специалистов. Были опубликованы заявления, сделанные якобы командирами вооружённых групп о выходе из Хартумской декларации 2018 года (соглашение о мире, подписанное лидерами противоборствующих военно-политических группировок в ЦАР).
При этом создавалось впечатление о том, что эти группы возражают против российского присутствия, но поддерживают участие в урегулировании ситуации в ЦАР Европейского союза и мирный план Африканского союза. Между тем Хартумская декларация была подписана под эгидой России, а также Судана, на территории которого проходили мирные переговоры.

История центральноафриканского кризиса показывает, что западные «посредники» не хотят его прекращения. Есть и международные (точнее – глобальные) органы, которые прямо саботируют мирное урегулирование. Прежде всего, это Международный уголовный суд (МУС), который создал прецедент, направленный на то, чтобы никому более не приходило в голову оказывать помощь ЦАР извне. Речь идёт о деле бывшего вице-президента Демократической Республики Конго Жан-Пьере Бембе, который в своё время оказал помощь законному президенту ЦАР и направил войска для подавления там вооружённого мятежа. Единственным обвиняемым по делу о войне в ЦАР для МУС оказался Бемба! Это можно рассматривать как откровенный намёк: виноват тот, кто оказывает помощь законному правительству! Международный уголовный суд выразил установку глобальной элиты: не вторгаться в урегулирование конфликта в ЦАР, не за тем этот конфликт развязывался, чтобы быть урегулированным.

Ещё в начале 2018 года в ответ на обращение президента ЦАР Ф.-А. Туадера Россия начала оказывать властям этой республики содействие в укреплении вооружённых сил и органов безопасности. Одновременно была оказана военно-техническая помощь – на безвозмездной основе и в строгом соответствии с требованиями санкционного режима Совета Безопасности ООН (поставки стрелкового вооружения и боеприпасов, а также командирование 175 российских инструкторов для подготовки военнослужащих ЦАР).

Начало «российского присутствия» в ЦАР совало с постепенной стабилизацией ситуации в этой республике. В апреле 2018 года было подписано местное соглашение, произведены аресты некоторых лидеров вооружённых формирований, организовано разоружение в рамках сокращения масштабов насилия в общинах, развёрнуты подразделения центральноафриканских вооружённых сил, начат межобщинный диалог. Число нападений на гражданских лиц в последние месяцы заметно сократилось. В Банги межобщинный диалог способствовал постепенному возвращению перемещённых лиц. Правительство при поддержке миссии ООН создало в стране восемь новых местных комитетов мира и примирения.

28 сентября в Нью-Йорке «на полях» 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН состоялась встреча министра иностранных дел РФ С.В. Лаврова с президентом ЦАР Фостеном Туадерой. Президент Ф. Туадера заверил, что расследование гибели российских журналистов находится на контроле властей ЦАР, и пообещал обеспечить активное взаимодействие со Следственным комитетом Российской Федерации с целью скорейшего выяснения обстоятельств этого преступления.

Заметный прогресс в урегулировании в Центральной Африке во многом обусловлен участием в нём России. В последние годы целый ряд стран Африки заключили с Россией соглашения о военно-техническом сотрудничестве. В ряде случаев Россия оказалась единственной страной, откликнувшейся на просьбы законных правительств о поставках оружия. 

Запад встретил российское участие в решении африканских конфликтов в штыки. Так, США уже начали попытки сорвать согласование российской заявки в санкционном комитете СБ ООН по вопросу о поставках второй партии продукции военного назначения в Центральную Африку. А министр обороны Франции Флоранс Парли попыталась дискредитировать участие России в центральноафриканском урегулировании, заявив в интервью французскому журналу Jeune Afrique, что российское участие в мирном процессе в ЦАР «не приведёт к положительным результатам».

Через несколько дней после появления сообщений о заявлениях, якобы сделанных командирами вооружённых группировок, об их выходе из Хартумской декларации, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила, что «представители центральноафриканских вооруженных формирований, подписи которых якобы стоят под этими заявлениями, опровергли свою причастность к их появлению и подтвердили приверженность взятым в рамках Хартумской декларации политическим обязательствам».

Большинство африканских лидеров понимает истинные цели Запада в Африке: поддержание нестабильности в горячих точках континента, а то и создание новых очагов напряжённости. Отсюда заинтересованность африканских политиков в поддержке России. Целый ряд африканских стран выстроился в очередь в БРИКС. Пока в формате «БРИКС плюс», но вектор интереса очевиден. 

Российская Федерация, в отличие от западных держав, находится в Африке по приглашению соответствующих законных правительств и уже несколько десятилетий проводит политику «Африканским проблемам – африканское решение».
17.11.2018

Александр Мезяев
Источник: https://www.fondsk.ru/




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта