Откровенное письмо Дзержинского Куйбышеву о пороках советской системы управления экономикой (15.03.2018)

С 1923 года председатель ОГПУ Дзержинский кроме основной работы во главе спецслужб также руководил хозяйственными ведомствами – наркоматом путей сообщения и ВСНХ. Эта новая работа столкнула Железного Феликса с бюрократизмом, раздутием штата госаппарата, хищениями, неэффективностью экономики.

Чувствуя себя плохо, Дзержинский скончался от сердечного приступа через несколько часов после яростного выступления на пленуме ЦК, в котором он раскритиковал пороки советской системы управления и «дезорганизатора промышленности» Георгия Пятакова. А за две недели до того свое отношение к происходящему в СССР председатель ВСНХ выразил в письме Валериану Куйбышеву. Дзержинский считал, что за параличом государства обязательно последует появление диктатора.   

Дорогой Валериан! При сем мои мысли и предложения по системе управления. Существующая система — пережиток. У нас сейчас уже есть люди, на которых можно возложить ответственность. Они сейчас утопают в согласованиях, отчетах, бумагах, комиссиях. Капиталисты, каждый из них имел свои средства и был ответственен. У нас сейчас за все отвечает СТО и П/бюро. Так конкурировать с частником и капиталистом и с врагами нельзя. У нас не работа, а сплошная мука. Функционально комиссариаты с их компетенцией — это паралич жизни и жизнь чиновника-бюрократа. Именно из этого паралича не вырвемся без хирургии, без смелости. Это будет то слово и дело, которого все ждут. И для нашего внутреннего партийного положения это будет возрождение. Оппозиция будет раздавлена теми задачами, которые партия поставит. Сейчас мы в болоте. Недовольства и ожидания кругом, всюду. Даже внешнее положение очень тяжелое. Англия все больше и больше нас окружает сетями. Революция там еще не скоро. Нам нужно во что бы то ни стало сплотить все силы около партии. Хозяйственники тоже играют большое значение. Они сейчас в унынии и растерянности. Я лично и мои друзья по работе тоже «устали» от этого положения. Невыразимо. Полное бессилие. Сами ничего не можем. Все в руках функциональников. Шейнмана и Фрумкина. Так нельзя. Все пишем, пишем, пишем. Нельзя так. А вместе с тем величайшие перед нами проблемы, для них нет у нас времени и сил. Муссолини вводит 9-часовой рабочий день, говорит: «Я знаю моих итальянцев, если призову, будут работать 10 часов». А у нас мы знаем наших рабочих — при 8-часовом дне будут работать 5−6. Прогуливать будут до 30%. И наши профсоюзы спят. Не находим общего языка. Согласуем. Как же можно драться будет и подготовиться к защите.

Наша кооперация — спрягаем и склоняем о ее социализме, а она вся на помочах, душит потребителя, лупит промышленность, не дает серьезно поставить и разрешить вопрос о частнике, который все растет и растет, все накопляет. Кооперация отвергает мои меры против спекуляции и планового снабжения частника, чтобы он, удешевив своих цен, не заставил то же сделать и кооперацию.

Кроме вопросов управления нам надо серьезно, не так, как сейчас, поставить и разрешить вопрос: о дисциплине труда, о кооперации, о частнике и спекуляции, о местничестве.

У нас сейчас нет единого мнения и твердой власти. Каждый комиссариат, каждый зам и пом и член в наркоматах — своя линия! Нет быстроты, своевременности, правильности решений.

Я всем нутром протестую против того, что есть. Я со всеми воюю. Бесполезно. Но я сознаю, что только партия, ее единство — могут решить задачу, ибо я сознаю, что мои выступления могут укрепить тех, кто наверняка поведут и партию, и страну к гибели, 
т. е. Троцкого, Зиновьева, Пятакова, Шляпникова. Как же мне, однако, быть? У меня полная уверенность, что мы со всеми врагами справимся, если найдем и возьмем правильную линию в управлении на практике страной и хозяйством, если возьмем потерянный темп, ныне отстающий от требований жизни.

Если не найдем этой линии и темпа, оппозиция наша будет расти и страна тогда найдет своего диктатора — похоронщика революции, какие бы красные перья ни были на его костюме. Все почти диктаторы ныне — бывшие красные — Муссолини, Пилсудский.

От этих противоречий устал и я.

Я только раз подавал в отставку. Вы должны скорее решить. Я не могу быть Председателем ВСНХ при таких моих мыслях и муках. Ведь они излучаются и заражают! Разве ты этого не видишь?

Твой Ф. Дзержинский

Источник: РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 270. Л. 29−30.

15.03.2018


Источник: http://diletant.media/articles/39408650/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта