Георгий Малинецкий: Отсталость – главная угроза России (Мнения, аналитика) (01.07.2019)

В Общественной палате РФ 15.02.2019 состоялся круглый стол на тему «Невоенные угрозы национальной безопасности в военной сфере». Было высказано много глубоких интересных суждений относительно «мягкой силы», кибербезопасности, новых технологий воздействия на массовое сознание. Тем не менее, основная невоенная угроза осталась в тени.
Вернемся к посланию Президента Федеральному Собранию от 01.03.2018: «Отставание – вот главная угроза и вот наш враг. И если не переломим ситуацию, оно будет неизбежно усиливаться… Дело в том, что скорость технологических изменений нарастает стремительно, идет резко вверх. Тот, кто использует эту технологическую волну, вырвется далеко вперед. Тех, кто не сможет этого сделать, она – эта волна – просто захлестнет, утопит. Технологическое отставание, зависимость означают снижение безопасности и экономических возможностей страны, а в результате – потерю суверенитета. Именно так, а не иначе обстоит дело».

Другими словами, основными угрозами для нашей страны являются не внешние, а внутренние, связанные с технологическим отставанием России. Как и во времена выдающегося дипломата А.М. Горчакова, надо «сосредотачиваться» и вкладывать основные усилия в решение именно этих проблем.

Классик говорил, что политика является концентрированным выражением экономики, но эту цепочку можно продолжить. Экономика, в свою очередь, является сферой массового воплощения технологий, которыми владеет общество. Технологии определяются практическим воплощением научных достижений страны и кадрами, которые могут их использовать.

В основе нынешней геополитических и геоэкономических проблем также лежит технологический кризис. В самом деле, темпы роста мультифакторной производительности (труда и капитала) экономики США составляли 2,5 %/год только в течение одного десятилетия (1959-1969). Их обеспечили три экономические инновации – тотальная автоматизация, новая химия, широкое использование конвейера. Далее этот показатель упал вдвое, а к настоящему времени (2010-2015) в 10 раз.

В 2000-х годах лауреат Нобелевской премии по экономике Р. Соллоу провел исследование, чтобы выяснить, в каких отраслях применение компьютеров дало значимый экономический эффект. Выяснилось, что таких отраслей нет … кроме производства компьютеров. Поэтому на большой экономический эффект от принятой Правительством в 2018 году программы «Развитие цифровой экономики РФ» не стоит рассчитывать… Однако, компьютеры сыграли важную не экономическую, а социальную роль. Они сделали неравенство между странами и регионами очевидным. И сейчас около 5 млрд. человек претендуют на уровень жизни «золотого миллиарда». Однако для этого нет ни ресурсов, ни технологий, ни промышленности.

Мир находится в точке бифуркации, где перед ним, как перед витязем на распутье, открываются три пути. Первый связан с постепенным падением уровня науки, образования, культуры, с новым средневековьем. Второй – с мировой войной, в результате которой многие регионы окажутся отброшены на столетия назад и будут вынуждены согласиться с нынешним или более высоким уровнем неравенства. Третий – разработка новых, экономически значимых изобретений и технологий.

«Изменения в мире носят цивилизационный характер. И масштаб этого вызова требует от нас такого же сильного ответа», – говорит президент.

В последних посланиях заявлены новые приоритеты:

1. Повышение качества жизни. Сбережение народа;

2. Экономический рост. Новая индустриализация;

3. Освоение территории. Модернизация инфраструктуры;

4. Обеспечение национальной безопасности.

Без решения первых трех задач не удастся решить и четвертую.

Лучшей защитой России в нынешней реальности является ускоренное технологическое развитие, экономический рост, осознание народом реальных шагов, которые делаются на этом пути, и связанных с ними достижений. Именно здесь и нужен прорыв.

Пока наше место на экономической карте мира невелико и продолжает сокращаться. Если в 2017 году доля США в глобальном валовом продукте составляла 24,3%, Китая – 14,8%, Японии – 5,9%, Германии – 4,5%, то наша упала до 1,8%. Россия не входит в десятку мировых лидеров по этому показателю. Наши показатели здесь чуть больше, чем у Австралии, в которой 25 миллионов жителей, и города Нью-Йорк.

Одна из главных причин такого положения дел и «неразвития» тоже понятна. Если в Германии инновации, изобретения, новые технологии и т.д. внедряются в 58,9% предприятий, во Франции – в 46,5%, в Великобритании – в 45,7%, то у нас – в 9,6%. Наша экономика пока невосприимчива к инновациям. Зависимость импорта по оборудованию составляет сейчас 70-90%, по ширпотребу – 50-60%.

При слабой экономике содержать, и, тем более, развивать сильную армию очень трудно. На такое «неразвитие» России и рассчитывают наши оппоненты. В частности, Джордж Фридман, директор частной разведывательно-аналитической организации STRATFOR предполагает, что Россия не справится со своей геоэкономической ролью и в 2020-х годах рухнет и развалится окончательно. Цивилизационный вызов и состоит в том, чтобы этот прогноз не исполнился.

И в укреплении оборонного сознания народа России, и в деятельности СМИ, и в работе с соотечественниками есть большой пробел. Они обращены к прошлому или, в лучшем случае, к настоящему, в то время как людей интересует, прежде всего, будущее.

Куда идет мир России? Какой должна стать наша цивилизация через 30 лет? Какими мы видим роль и миссию России в мире в обозримой перспективе? Нет ответа.

И это важный фактор, приводящий к отставанию. Ведь для корабля, порт назначения которого неизвестен, нет попутного ветра. У студентов нет мечты, у госаппарата – четкого целеполагания, у народа – ясного видения перспектив, нашей «мягкой силе» не на что опираться. Без этого нельзя разрабатывать стратегии и планировать, что совершенно необходимо при ограниченных ресурсах. Заметим, что и стратегия, и долговременный прогноз есть в быстро и успешно развивающихся странах – в Китае, Японии, Южной Корее, США. На стыке долговременного прогноза, образа желаемого будущего, смыслов и ценностей находится идеология. Ни одна цивилизация жить без идеологии, определяющей её путь будущее, не может. Отказываясь иметь свою, она вынуждена принимать чужую, не слишком для неё подходящую. В этом случае на прорыв надеяться не приходится.

Подчеркнем, что вопрос должен решаться не бюрократически, а по существу. И ответ на него должен быть понят и принят и элитами, и народом. У нас есть закон «О стратегическом планировании», который, судя по его тексту, исполнен быть не может. В Совете безопасности РФ сейчас более 57 тысяч документов, посвященных стратегическому планированию, и более 80 национальных стратегий, никак не согласованных между собой. Как выражался в подобных случаях классик, – по форме все верно, а по существу – издевательство. Бумаг много, а толку нет, и отставание остается в настоящем продолженном времени. В настоящее время происходит гуманитарно-технологическая революция, переводящая человечество из мира техники в мир людей. На первый план выходит человек-творец и технологии – гуманитарные, управленческие, военные, производственные, – которые он сможет предложить. Этот фактор приобретает стратегическое значение. Именно он и позволяет преодолевать отставание.

В такой ситуации хотелось бы опираться на науку… Но на какую? Прикладная в основной своей части разрушена ещё в 1990-е, и о её восстановлении руководство пока и речи не ведет. Опытно-конструкторские разработки, которые, по идее, должны были бы вести крупные высокотехнологичные компании, практически не ведутся. Прежде всего, из-за отсутствия таких компаний в России – капитализм-то у нас получился сырьевой…

Для стратегических прогнозов бы очень подошла Академия наук РАН. Однако в 2013 году у неё отобрали научно-исследовательские институты, превратив её в клуб заслуженных ученых. И ещё вишенка на торте – по уставу, утвержденному правительством, РАН не является научной организацией, а значит, не может получать деньги на исследования.

Но может быть, молодёжь всё вытянет? И тут облом. По системе международных сравнений PISA, оценивающей способности среднего школьника в возрасте 15 лет применять полученные знания? В 2015-2016 году наши ребята находились на 25 месте по математике и на 32 по естественным наука. Реформы дали ожидаемый результат.

Говоря языком шахматистов, у нас мало активных фигур на доске, а остальные сильно отстают в развитии. Чтобы избежать поражения и преодолеть это отставание нужны быстрые, решительные, неожиданные действия. Надеюсь, мы их скоро увидим.

Источник
01.07.2019

Георгий Малинецкий





Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта