Евгений Сатановский: Палестинские лидеры делят будущие портфели, а народ не верит никому (04.09.2018)

Традиционно палестинская проблема рассматривается международным сообществом (или точнее, теми политиками, чиновниками ООН, экспертами и журналистами, которые себя так называют, занимаясь ею на протяжении поколений и во многом ее создав) как борьба ПНА и ХАМАС (или Рамаллы и Газы) с Израилем за создание палестинского государства, в рамках «соглашений Осло» или вне их. Мало кого интересует реальное положение дел, включая то, кто, почему и с какой целью представляет палестинцев на мировой арене, сколько эти люди на этом зарабатывают, в каких отношениях они находятся между собой и т. д. Вооруженная борьба между ХАМАС и ФАТХ, а также внутри них, отношения палестинских нотаблей с западными и региональными спонсорами, а также с Израилем, причем настоящие, а не те, которые они демонстрируют миру, когда и если они когда-нибудь будут описаны, лягут в основу мирового бестселлера. 
Хотя шансов на это немного. На протяжении четверти века автор лично знаком с лидером ПНА, раисом Махмудом Аббасом, а эксперты Института Ближнего Востока изучают палестинскую тему. Некоторым ее аспектам и посвящена настоящая статья, в основу которой легли материалы эксперта ИБВ В. Корочкиной.

На старт приглашаются

Борьба за наследство среди ключевых членов палестинского руководства после ожидаемого ухода со поста главы Палестинской национальной администрации 83-летнего Махмуда Аббаса (Абу Мазена) началась. Кандидаты на руководящие должности в ПНА занимаются аккумулированием средств и набором боевиков из «Танзим» (молодежного боевого крыла ФАТХ), готовясь к борьбе за власть. Высокопоставленные должностные лица правящего на Западном берегу Иордана ФАТХ и ПНА рекрутируют боевиков, считая себя достойными кандидатами на замену возглавляющего ПНА на протяжении 13 лет Аббаса. Речь идет о борьбе за три поста: президента ПНА (Аббас – с января 2013 г.), председателя Организации освобождения Палестины и председателя ФАТХ. Военизированные группы должны обеспечить им защиту, если после ухода Аббаса начнутся масштабные столкновения.

Среди членов руководства ФАТХ, которые обзавелись поддержкой вооруженных отрядов, фигурируют 65-летний Джибриль Раджуб, экс-глава спецслужб ПНА, глава Олимпийского комитета ПНА и председатель Палестинской федерации по футболу Маджид Фарадж (55 лет), глава Палестинской общей разведки, его соратник 67-летний Махмуд аль-Аалуль, бывший губернатор Наблуса, ныне заместитель председателя ЦК ФАТХ, а также 70-летний Тауфик Тирауи, экс-глава Палестинской общей разведки на Западном берегу реки Иордан во время Второй интифады (2000–2005 гг.), член ЦК ФАТХ. Раджуб – ведущий кандидат на замену Аббаса, он возглавляет лагерь, противостоящий союзу Фараджа и аль-Аалуля.

Члены руководства ФАТХ готовы в «день икс» распределить оружие среди родственников. Часть вооруженных отрядов располагается в лагерях для беженцев на Западном берегу реки Иордан. Они сформированы из боевиков «Бригад мучеников Аль-Аксы», военизированного крыла ФАТХ, которое принимало активное участие во Второй интифаде. Тирауи считается влиятельной фигурой в лагере для беженцев «Балата» в Наблусе. Фарадж, чье детство прошло в созданном ООН лагере Дахайше в Вифлееме, пользуется там авторитетом. Раджубу подконтрольны центры силы в районах Хеврона и Рамаллы. Аль-Аалуль после ряда лет руководства «Танзим», поддерживает тесные отношения с этой организацией. Мухаммед Дахлан и Марван Баргути также фигурируют в списке тех, кто участвует в подготовке к «разделу наследства Аббаса».

В 2017 году, когда на Аббаса усилилось давление со стороны руководства ФАТХ с требованием назначить преемника, он сделал своим заместителем Махмуда аль-Аалуля, который годился не для объединения ФАТХ, а для расшатывания ситуации в ПНА. Ряд вооруженных групп отвергают его как экс-главу «Танзима». С момента наследования власти от Ясира Арафата в ноябре 2004 года Аббас удалил из своего окружения всех, кто мог стать его соперником. Он изгнал Дахлана из ФАТХ, выслал с Западного берега и преследовал его людей, которые ушли в подполье. Некоторые из них, переехав в Газу, живут под властью ХАМАС. Среди них Суфьян Абу Зейда, экс-министр по делам заключенных. Властные полномочия Раджуба также были ограничены. Аббас убрал его с поста советника по национальной безопасности и сделал председателем спортивной федерации. Даже Ясер Абед Раббо, который считался ближайшим советником Аббаса, три года назад дистанцировался от должности генерального секретаря Исполнительного комитета ООП.

Компромиссный кандидат, премьер-министр Рами Хамдалла занимает пост пять лет – после того, как его предшественник экономист Салам Файяд был отправлен в отставку Аббасом после 6 лет премьерства. Файяд стал профессором Принстонского университета. Недавно он провел встречу с Аббасом, после которой представители ПНА сообщили, что Файяд вернется в качестве главы правительства национального единства по соглашению о примирении между ФАТХ и ХАМАС. Хамдалла поддерживает хорошие отношения с министром финансов Израиля Моше Кахлоном. Профессиональные качества Хамдаллы, являющегося бывшим президентом Университета «Ан-Наджах» в Наблусе, его отношение к своим обязанностям и вера большей части палестинцев Западного берега в его ответственность и патриотическую мотивацию контрастируют с имиджем Аббаса, рейтинг которого неустойчив.

Хамдалла не является членом ФАТХ, у него нет своей армии или группы сторонников, которые будут за него воевать, но он может предотвратить гражданскую войну, если лидеры ФАТХ не ликвидируют его. 13 марта он пережил покушение в Газе. Если следующим лидером станет Хамдалла или Файяд, пусть как премьер-министр, а не председатель ПНА, справиться с экономическим кризисом в Газе и на Западном берегу будет проще.

По социологическим опросам популярной политической фигурой является химик-врач и бизнесмен Аднан Маджали, гражданин США, самый молодой из претендентов на власть. Состояние он сделал в фармацевтической промышленности. Маджали – неофициальный представитель Аббаса в контактах с ХАМАС. Во время визита в Газу в конце июня он предложил, чтобы вооруженные силы подчинялись единому командованию, подотчетному правительству национального единства. Большая часть предложений касалась развития экономики и инфраструктуры, что подразумевало отказ от борьбы с Израилем и вызвало критику. У Маджали налажены связи с администрацией США.

Сценарный план

В Израиле рассматривается несколько сценариев развития ситуации после ухода Аббаса с поста. Один из вариантов – создание устойчивой коалиции ФАТХ, в которой властные полномочия распределятся между палестинскими кланами, которые больше не будут подчинены одному лидеру. Возможна ситуация, при которой конфликты между членами руководства ПНА перерастут в столкновения, которые ввергнут организацию в анархию, аналогичную Второй интифаде. От этого выиграет ХАМАС, который получит возможность взять власть на Западном берегу Иордана на фоне хаоса в руководстве ФАТХ.

Аббас пока продолжает жесткий курс, который способствует изоляции Рамаллы. Он считает, что США пытаются сбить его с пути, суть которого в дипломатической и вооруженной борьбе с Израилем. По его словам, Вашингтон, признав Иерусалим столицей Израиля и сократив бюджет Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР), пытается разделить палестинскую политическую арену на две части и передать ХАМАС сектор Газа. Лидеры ФАТХ опасаются, что бойкот американской администрации ведет их в тупик. Но высокопоставленные чиновники ПНА, которые пытаются смягчить тон его общения с представителями Белого дома, не добились успеха. При этом президент Трамп продолжает курс на ликвидацию БАПОР.

Вопрос о преемнике Махмуда Аббаса, который унаследовал власть от Арафата, встал не только из-за его возраста, но и в связи с неудачами ПНА, а также недовольством палестинцев состоянием экономики и их политического статуса. Пока неясно, придет к власти один лидер или ПНА будет управляться консолидировано до проведения выборов. Формируемые в ПНА центры силы предназначены не для получения военного контроля, а для укрепления статуса возглавляющих их высокопоставленных должностных лиц на будущих переговорах по вопросу о власти. Израильские эксперты склоняются к трем сценариям: хаос и вооруженный беспредел; нестабильная ситуация без лидера, но с рядом центров силы и стабильность, но коллективное руководство в силу кланового характера палестинского общества. Очевидно, что Израиль не допустит ХАМАС к власти на Западном берегу Иордана, предпочитая ФАТХ. Израильское руководство стремится оставить ХАМАС в Газе и помочь ему в стабилизации гуманитарной ситуации там.

Нестройный глас народа

С 26 июня по 7 июля Иерусалимский центр средств массовой информации и связи в сотрудничестве с Фондом Фридриха Эберта провел исследование общественного мнения среди палестинцев. По случайной выборке были опрошены 1200 человек старше 18 лет на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа, в 134 районах выборки, определенных в соответствии с населением. На Западном берегу были проинтервьюированы 715 человек, в секторе Газа – 485. Опрос показал: большинство опрошенных палестинцев (60,6%) поддерживают позицию палестинского руководства не признавать Соединенные Штаты в качестве единственного посредника в мирном процессе. Однако всего лишь 28,1 процента согласны с решением руководства ПНА отказаться от контактов с США после признания Иерусалима столицей Израиля. Большинство (80,3%) не ожидает, что «сделка века» по ближневосточному урегулированию, продвигаемая администрацией США, будет иметь приемлемые для палестинцев результаты, в отличие от 6,8 процента, которые считают, что они будут нормальными для палестинского сообщества. Опрос показал, что палестинское общество расколото почти пополам на тех, кто поддерживает возвращение к мирным переговорам (49,1%), и выступающих против – 45,6 процента.

На вопрос «Считаете ли вы, что сообщения о закулисных переговорах между Израилем и Саудовской Аравией верны или не верны?» 66 процентов палестинцев отвечают, что это правда, а 18 процентов говорят нет. Опрос выявил незначительный рост поддержки палестинского руководства. Этому способствовала позиция правящей элиты по поводу анонсированной администрацией американского президента Дональда Трампа «сделки века» после признания Вашингтоном Иерусалима в качестве столицы Израиля. Процент тех, кто доверяет главе ПНА Махмуду Аббасу, вырос до 11,1 процента после того, как в январе 2018 года он составил 10,6 процента. 26 процентов респондентов считают, то Аббас «хорошо» выполняет свою работу, 30 процентов – «средне», 35 процентов – «плохо». Кроме того, за тот же период произошел рост доли тех, кто доверяет ФАТХ больше, чем другим политическим фракциям – с 22,3 до 25 процентов.

Отвечая на вопрос «За кого бы вы проголосовали, если бы выборы прошли сейчас и в них участвовали действующий глава ПНА Махмуд Аббас и глава политбюро ХАМАС Исмаил Хания», большая часть опрошенных (35,3%) отдали бы свои голоса за Аббаса, тогда как 19,3 процента проголосовали бы за Ханию. Также следует отметить, что 45,4 процента респондентов заявили, что они не знают, за кого будут голосовать. Если Махмуд Аббас не участвует в выборах, то 11,7 процента респондентов проголосуют за Марвана Баргути, на втором месте – Исмаил Хания – 11,6 процента, затем Мухаммед Дахлан – 8,3 процента. Стоит отметить, что 55,6 процента опрошенных затруднились ответить, за кого они хотят отдать свои голоса.

Что касается эффективности ПНА, большинство респондентов (57,5%) оценили ее на «хорошо», в то время как 42,5 процента считают деятельность ПНА неудовлетворительной. Эти результаты почти не меняются на протяжении последних лет. По поводу будущего ПНА большинство респондентов (59,1%) поддерживают ее сохранение и считают необходимым поддерживать, а 29,6 процента заявили, что не видят в ней смысла, поэтому ее необходимо распустить.

Достигнутые в 1993 году в Осло соглашения с Израилем со временем все больше рассматриваются в негативном свете как договоренности, которые нанесли вред палестинским национальным интересам. В опросе по случаю 25-й годовщины подписания соглашений так считают 46,5 процента респондентов, в то время как 11,9 процента полагают, что они напротив пошли на пользу, а 34 процента думают, что соглашения ничего не изменили. Продолжает увеличиваться доля тех, которые считают, что соглашения Осло нанесли ущерб национальным интересам, если учесть, что в марте 2013 года такого мнения придерживались 33,6процента палестинцев. Большинство опрошенных (61,8%) выступают против соглашений Осло как таковых, тогда как 24,3 процента их поддерживают. Это свидетельствует о росте негативного отношения к соглашениям, которое в марте 2013 года составляло 48,3 процента.

Палестинцы критически относятся к последнему по времени съезду Палестинского национального совета (ПНС, парламент ООП), который состоялся в начале 2018 года. Большинство респондентов (54%) считают, что съезд не способствовал достижению палестинского национального единства. 39,7 процента полагают, что он уменьшил шансы на это. 6,3 процента, напротив, думают, что ПНС способствовал палестинскому единству. Что касается оценки воздействия съезда ПНС на ситуацию в целом, большая часть респондентов (46,9%) не видят какого-либо результата, в то время как 28,6 процента полагают, что это мероприятие нанесло им ущерб, а 7,9 процента – наоборот, что съезд ПНС послужил национальным интересам.

Палестинцы по-прежнему с пессимизмом относятся к возможности примирения между ХАМАСом и ФАТХом. Большинство респондентов (56,9%) выражают сомнение в том, что соглашение о примирении, подписанное в октябре 2017 года., будет реализовано, в отличие от 35,5процента, которые думают, что оно так и останется на бумаге.

Респондентов спрашивали, поддерживают ли они продолжение военных операций против израильских целей как надлежащий ответ в нынешних политических условиях или выступают против них, считая, что это наносит ущерб национальным интересам. 33 процента палестинцев военные операции против Израиля поддерживают, а 54 процента – нет, поскольку это вредит национальным интересам.

Ключевым моментом проведенного исследования для действующего руководства ПНА представляется ответ респондентов на вопрос о том, кому из палестинцев они доверяют больше всего. Это был открытый вопрос, на который респондентам не были представлены варианты ответа. Большинство палестинцев (49,4%) никому не доверяют. Несмотря на незначительный рост рейтинга по сравнению с предыдущими опросами, у Махмуда Аббаса (11,1%) почти такой же уровень поддержки, как и у председателя политбюро ХАМАС Исмаила Хании (10%). И это крайне разочаровывающие результаты как для лидеров, так и для собственно палестинского проекта.

Специалисты, проводившие опрос, не пытались делать какие-либо обобщения. Оптимистические выводы о шансах на реализацию проекта палестинской государственности из приведенных данных явно не следуют. Да и отношение к этому населения Израиля пессимистично, о чем свидетельствуют все опросы общественного мнения, проводимые среди населения еврейского государства. Что могло бы навести на размышления коспонсоров «мирного процесса», если бы они только могли трезво взглянуть на ситуацию.
04.09.2018

Евгений Сатановский
Источник: https://vpk-news.ru/articles/44614




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта