Владимир Семенко: Пат для Патриарха (14.09.2018)

То, что гипотетическая украинская автокефалия – в чистом и беспримесном виде интрига политическая, понимают даже те, кто более чем далек от проблем собственно церковных. Так называемый «Вселенский» (в дословном переводе – «экуменический»), или «Константинопольский» патриархат в его нынешнем виде – это непонятное архаическое, искусственное образование. Собственная паства возглавляющего его патриарха Варфоломея на территории Турции составляет где-то 2 – 3 тыс. человек, и у него нет диаспоры, как у других поместных Православных Церквей, для которых последняя является существенным источником подпитки, в том числе и финансовой.
Вся эпопея Фанара (квартал в Стамбуле,  где располагается резиденция Варфоломея) давно бы закончилась, если бы не американская поддержка, и это, в общем, тоже все понимают. Кто девушку платит, тот ее ужинает и танцует, так что Варфоломей давно уже действует в американских интересах. А эти его хозяева, как известно – люди системные и упорные. Раз наметив себе цель, они стремятся ее достичь во что бы то ни стало. Если сказано и принято, что Украину нужно совсем оторвать от России – значит это самое должно быть жестко проведено и на церковном уровне. Никакие каноны, никакие апостольские правила, правила Вселенских соборов и прочие отвлеченности этих игроков не интересуют.

Мы наблюдаем своеобразное столкновение двух миров, говорящих на абсолютно разных языках, что накладывает свою специфику на всю коллизию.

Разговор об автокефалии ведется теми, кто, с точки зрения чисто церковной, вообще не должен бы здесь отсвечивать. Вопрос, как известно, был поднят Порошенко и некоторыми депутатами Рады, а для придания ему оттенка хоть какой-то церковности потом еще к делу подключили так называемый Киевский патриархат – квазицерковную помойку, куда собраны всякого рода проштрафившиеся и погрязшие в разнообразных пороках и коррупции клирики, не находящие себе места нигде больше, возглавляемую отлученным от Церкви и анафематствованным Филаретом (Денисенко) и УАПЦ, то есть уже существующих украинских автокефалистов, довольно немногочисленных. Две эти квазицерковные группировки, наполненные амбициозными людьми, сами по себе не способны договориться, притом, что от канонической УПЦ никто к Варфоломею по поводу автокефалии не обращался.

Логика политиков здесь заключается в том, что у незалэжной державы «естественным» образом должна иметься и «незалэжна церква» – идея, с которой украинские товарищи носились еще при Кучме; для них собственно церковная сторона дела, всякое там каноническое право и проч. существует лишь для того, чтобы не мытьем, так катаньем легитимировать столь нужный и важный политический проект.

Патриарх Варфоломей находится в сложном положении, поскольку должен оправдать свое право на вмешательство в дела другой поместной Церкви, чего он все последние годы старательно избегал. Любопытный и характерный парадокс состоит в том, что для обоснования этого вмешательства, то есть дела сугубо современного и политического используется логика по форме как бы церковная и очень архаическая. Чем можно в принципе оправдать вмешательство Фанара в дела другой Церкви? Ведь реальное обоснование пресловутой «вселенскости» «Стамбульской патриархии» восходит к делам давно минувших дней, когда Константинополь быль столицей Византии. Понятным образом кафедра, располагавшаяся в столице империи, мыслившей себя как единая православная «ойкумена», всеми воспринималась как первенствующая среди других, каковой она реально и была. Отсюда, кстати, происходит и так называемое «первенство в пентархии», то есть в порядке поминовения предстоятелей древнейших патриархатов на патриаршем богослужении. Говорить о «быстро, динамично меняющемся современном мире» и обосновывать свою манеру быть в каждой бочке затычкой, апеллируя к временам Византийской империи, то есть, с позиций этого самого современного мира, глубокой древности – посыл, мягко говоря, не отличающийся железной безупречной логикой.

Не лучше и попытки Фанара порассуждать о незаконности, с точки зрения канонического права, самого перехода «под руку Москвы» Украинской Церкви, которая когда-то подчинялась ему, «Константинополю». Если следовать такой логике, то ведь Россия, в свою очередь, запросто может оспорить главный краеугольный камень всего процесса «автокефализации», то есть… независимость Украины! То, что «рiдна нэнька» совсем недавно была частью большой России – сначала Российской империи, а затем СССР – так это все хорошо знают. В отличие от перипетий более давней истории. Говорить о какой-либо законности того, что сотворили три не вполне трезвых человека в Беловежской пуще, вопреки результатам референдума о сохранении СССР, тем более не приходится. Так что… Однако, понятное дело, что данная логика может быть основой геополитической концепции, но никак не практической дипломатии, межгосударственных отношений. Как бы того не хотелось.

Так что реального права вмешиваться в украинские дела у Варфоломея, по сути, нет никакого, что в глубине души этот, в общем, неглупый человек и сам понимает.

Не станем проявлять интерес к страданиям русофобствующих украинских националистов, как правило, более чем далеких от какой бы то ни было веры. Что касается самих украинских православных, то о реальном соотношении сил между канонической «москальской» Церковью и жаждущими автокефалии раскольниками наглядно говорит тот факт, что минувшим летом на крестный ход, проведенный УПЦ, вопреки всем трудностям и препонам со стороны властей, пришло около 200 000 чел., в то время как «незалэжные» филаретовцы, при всем административном ресурсе, сумели собрать не более 25 000, то есть разница почти на порядок не в пользу «незалэжных». И это при том, что открыто заявляемая принадлежность к канонической Церкви на сегодняшней Украине отнюдь не безопасна!

Поговорим теперь о двух патриархах – Варфоломее и Кирилле.

Нынешний Фанар отличается не только склонностью к абсолютно неканоническим действиям. Если рассуждать в сугубо церковном и богословском ключе, то там, в «Константинополе» еще и полно догматических нарушений, вполне тянущих на полноценную анафему. Фанар еще с 20-х годов прошлого столетия стал настоящим рассадником церковного модернизма, перейдя на григорианский календарь, а теперь еще и оправдав для своих клириков второбрачие духовенства. К этому следует добавить и сослужения с папой Римским – абсолютно железобетонный повод для канонических прещений вплоть до извержения из сана. Так что патриарх Кирилл мог бы выиграть игру одним ударом, инициировав соответствующий процесс, сначала в своей Поместной Церкви, а затем и на межправославном, то есть собственно «вселенском» уровне. Высшая правда в борьбе за Украину – однозначно на стороне Москвы. Но здесь-то и кроется главная проблема.

Ибо все последние годы РПЦ в лице своего высшего руководства вела с Фанаром довольно двусмысленную игру. Люди из ОВЦС (и не только) очень хотели поехать на пресловутый Критский собор, хотя изначально было понятно, что он, в частности, необходим Варфоломею для дальнейшего продвижения своих «папских» амбиций. В нашей Церкви тоже ведь есть люди вполне модернистского и экуменического склада, для которых атмосфера всякого рода экуменических посиделок куда ближе обстановки монастыря. И с Фанаром, и с украинскими раскольниками все это время заигрывали, играли в поддавки, вместо того, чтобы говорить как власть имеющие. Сегодня мы стоим на распутье, перед решающим выбором. Патриарх Кирилл не может не понимать, что именно наша Церковь, как самая мощная, самая многочисленная, представляющая великий народ, имеет все основания для того, чтобы претендовать на роль реального лидера православного мира. Но для того, чтобы заявить об этом со всей весомостью и убедительностью, необходимо сделать простой, но такой трудный, почти невозможный шаг: обличить Фанар не только за нарушение им святых канонов, но и как рассадник церковного модернизма, перерезать пуповину, связывающую нас самих с экуменическим движением и всевозможными новшествами, решительно отказаться как от заигрывания с еретическим папизмом, так и от участия в так называемом Всемирном совете церквей. То есть стать лидером сопротивления модернизму и экуменизму, сопротивления, представленного лучшими людьми мирового Православия. Объявить войну той скверне, что, практически уже не скрываясь, стоит за спиной Фанара. Сделать сильный ход, поставив противника в положение пата. Но будет ли этот ход сделан – в последнюю очередь зависит от простых людей.
14.09.2018

Владимир Семенко
Источник: https://t-34-111.livejournal.com/820189.html




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта