Ксения Ширяева: Патриотизм - умение видеть недостатки и способность решать проблемы (17.01.2019)

Политический сезон в 2019 году открывается трансформированной любовью россиян к своей стране. Теперь патриотизм стал восприниматься не как слепая преданность к действующей власти и одобрение деятельности высших должностных лиц и федеральных чиновников, а как умение видеть недостатки и способность решать проблемы.
Такой здоровый подход на обновление системы дает новый стимул к совместной деятельности по преодолению социально-экономического кризиса в стране. Оценивать политиков россияне начинают теперь, не принимая на веру тиражируемые журналистами высказывания чиновников, а рефлексируя реальные действия правительства и министерств. Из-за пенсионной реформы, повышения НДС и прочего россияне утратили веру в федеральную власть, сфокусировав ожидания на изменениях своей жизни в регионах, родных городах и селах.

Странное дело, несмотря на рост протестных настроений и зафиксированное в разной мере социологами общественное недовольство Москвой, уровень патриотизма в стране наоборот вырос. Связывают такую динамику многие с возрождением «регионального патриотизма», когда регионы снова воспряли духом, осознавая свою независимость и силу.

Новый патриотизм

Проведенный в июне 2018 года социологический опрос ВЦИОМ показал, что доля граждан, считающих себя патриотами, достигла максимума за последние 18 лет.

Доля причисляющих себя к патриотам составила 92% опрошенных, т.е. за два последних года количество патриотов выросло сразу на 12% (!). Однако вместе с этим любви к стране стало меньше.

Любовь к Родине, национальная гордость по-прежнему остаются ключевыми факторами в понимании патриотизма россиян. Но это абстрактное выражение преданности в последние четыре года продолжает снижаться. Так в 2014 году о таком патриотизме на фоне любви заявило 72% респондентов. С этого времени доля говорящих об умении любить свою страну сократилась до 59%. Вместе с ней вдвое снизилось число тех, кто отказывается видеть вРоссии недостатки — до 3%. Аналогичным образом россияне перестали называть патриотизмом возвеличивание своей страны на мировой арене. Только 12% россиян сейчас уверены, что патриотов отличает умение считать свою страну лучше, чем у других.


Зато выросли показатели у других проявлениях патриотизма. Набирать популярность у россиян продолжает доля патриотов, которые стремятся к изменению положения дел в стране для того, чтобы обеспечить ей достойное будущее (до 39%). На 4% стало больше тех, которые патриотизмом считают защиту своей страны от любых нападок и обвинений (29%). Незначительно подросли и проценты у тех, кто считает патриотизмом работу на благо своего государства (38%), кто относит сюда и потребность говорить даже горькую правду (19%). Таким образом видим, что от слепой идеалистической любви к стране россияне преодолели путь к любви реальной, видящей недостатки, но не теряющей оптимизма к преодолению трудностей.


Есть объективные причины, почему патриотизм у россиян меняет свою форму. Недовольство принятыми в верхних эшелонах власти политическими решениями привело к росту протестных настроений. Январский опрос «Левада-центра» показал, что отставку правительства поддерживает порядка 53% опрошенных россиян. Еще больше респондентов выразили претензию к Кабмину из-за роста цен и падения доходов населения — 57%. Люди теряют веру в федеральную власть, потому что с решением насущных проблем она не справляется.


В комментарии для «Регионов России» политолог Олег Молчанов объяснил, что ситуацию с федеральным патриотизмом в стране связана с отсутствием как таковой идеологии. О духовных скрепах политики продолжают говорить не первый год, но никакого решения пока не предложено.     

"Наш федеральный патриотизм основан на русской "национальной идее", которой у нас до сих пор нет. Есть остатки нацидеи СССР, той самой сверхдержавы, но она с каждым годом все слабее. Присоединение Крыма, олимпийских игр, чемпионатов мира были хороши, но только тогда, когда за них не надо платить из своего кармана. Людям нравится величие страны, но они понимают, что оно не бывает бесплатным. А денег на себя не хватает, " 

— Олег Молчанов, идеолог, член Российской ассоциации политических консультантов (РАПК)

Более резкого взгляда на вещи придерживается политтехнолог Александр Шереметьев, который в разговоре с корреспондентом «Регионов России» заявил, что заявленного патриотизма федерального значения у нас не существовало последние лет десять. И первопричина этого кроется как раз в отсутствии общей национальной идеи. Эксперт добавляет, что без достойного уровня жизни национальной гордости у россиян быть не может.

"Есть разовые проявления народного ликования — День Победы, спортивные события. Но национальной идеи, несмотря на все попытки, как не было, так и нет. Последний вариант — объединения против врагов — также очевидно выдохся. Нужно понимать, что негативная повестка, которая в большинстве своём используется — контрпродуктивна и опасна. Сегодня мы не любим Америку, а завтра можем возненавидеть власть. Это уже начинает происходить. Для реального патриотизма нужна как минимум гордость за нацию, к которой принадлежишь. А какая гордость может появиться у человека, который видит все больший разрыв между телевизором и собственным холодильником. Гордость за упаковку в 9 яиц?! Это может быть и особый путь, но не очень вдохновляющий",
— Александр Шереметьев, политтехнолог

Локальный патриотизм

Вместо общего патриотизма приливы национальной гордости стали происходить локально.

На фоне последних региональных избирательных кампаний стали появляться разговоры о возрождении условного «регионального патриотизма», который особо о себе заявил в «нулевые». Этот период времени в современной политической истории России любят вспоминать политологи как время регионов.

Губернаторы не боялись критиковать федеральную власть, стимулируя здоровые амбиции своих избирателей на финансирование, развитие инфраструктуры и рабочие места.


Аналогичные тенденции стали происходить в стране после осени 2018 года, когда в ряде регионов не смогли с первого раза выбрать губернатора. Выборы в четырех регионах затянулись, среди которых самая затянувшаяся кампания закончилась только в декабре — Приморье. Именно выборы в этом дальневосточном регионе, по мнению политтехнолога Александра Шереметьева, стали последним характерным примером некоего «регионального патриотизма», появившимся чисто в популистских целях. Базировался он на негативной повестке — против сытой Москвы. Но это оказалась временная история, считают политтехнологи.

"«Региональный патриотизм» всегда появляется в повестке дня, когда денег мало и регионы думают: как бы платить в Центр меньше, а забрать у него больше. Он зиждется на перекосах нашего налогового законодательства, когда из собираемых в субъекте федерации налогах в консолидированном региональном бюджете остается не более половины общей суммы — остальное уходит в Москву. Этот вид патриотизма основывается также и на протестах против общих решений федерального центра, которые плохо подходят к тому или иному региону нашей многонациональной страны с разными природными и др. условиями",
— Олег Молчанов, идеолог, член Российской ассоциации политических консультантов (РАПК)


Наиболее эффективен региональный патриотизм для избирательных кампаний, которыми он чаще всего и ограничивается. Приморье в этом плане стало показательно еще и тем, что здесь выигравший по итогу выборы назначенец Олег Кожемяко строил выдвигался как независимый от Кремля кандидат, если не сказать оппозиционный. Мало того, что он инициировал законопроект о самовыдвиженцах, чтобы его не связывали на выборах с «Единой Россией», так еще сама риторика его выступлений и заявлений была сугубо региональная и антифедеральная. Трюк удался и его примеру, как и велел президент, будут следовать другие губернаторы.  В заксобраниеЛипецкой области внесли законопроект, предусматривающий возможность участия самовыдвиженцев на губернаторских выборах. Врио Игорь Артамонов ранее заявлял о своих желаниях выдвигаться не от партии «Единая Россия». Аналогичное желание высказывал и врио главыСахалинской области Валерий Лимаренко, который пока временно возглавил освобожденный от Кожемяко регион. Сахалинский облизбирком в свою очередь сообщил, что готов внести соответствующие поправки на рассмотрении облдумы.


Есть опасения, что такая тенденция на независимость может закончится для Кремля полнейшей управляемостью регионов. Субъекты перестанут быть ручными, требуя от Центра все больших уступок.

Сепаратизм или индивидуализм?

Перспектива самостоятельности и независимости регионов подключает к политическому дискурсу одну острую тему — сепаратизм.

По данным наших источников, в администрации президента озабочены сепаратистскими тенденциями в ряде регионов и ставят задачу новым управленцам нейтрализовать этот фактор. Но фактически сделать это невозможно. Однако Кремль любит раздавать требования на грани осуществимого.

На почве локальных амбиций и негативной общественной повестки, сформированной непопулярными решениями федеральной власти, к концу года в ряде регионов дали о себе знать сразу несколько типов региональных протестов, среди которых эксперты АНО «Институт региональной экспертизы» рассмотрело «башкирский кейс», практически не отображенный в федеральной повестке. Как отмечается в докладе «Протестное поле в России: форматы и практика», ситуация в Башкортостане сложилась из-за желания Башкирской содовой кампании (БСК) разработать для получения сырья гору, являющуюся памятником природы и истории (доклад есть в распоряжении редакции — прим. авт.). Это вызвало недовольство со стороны местного населения, которое поддержал бывший глава республики Рустэм Хамитов, даже в какой-то степени оказывая помощь в проведении митингов против разработки шихана Тратау. В свою очередь, часть политической элиты, связанной с БСК, активно атаковали региональную власть и проводили альтернативные митинги с требованием отдать гору заводу. Именно этот конфликт, по мнению ряда экспертов, стал ключевой причиной отставки Хамитова в октябре прошлого года.


Как прокомментировал ситуацию с сепаратистскими настроениями в республике «Регионам России» руководитель АНО «Институт региональной экспертизы» Дмитрий Михайличенко, новый врио региона не будет подавлять башкирских национальных активистов, так как надеется использовать их в своих интересах. Такая политика – не делается линейно, отмечает эксперт. И когда один из ближайшего окружения Радия Хабироваполитик говорит «быть башкиром – становится модно», нужно понимать, что башкирская национальная идентичность – это опора выстраиваемой в республике региональной идеологии. Проблема в том, учитывает ли эта политика интересы, например, русского населения, которого в той же Уфепримерно 50 %.


Политолог Дмитрий Михайличенко отмечает, что заранее сделанная установка федерального центра развивать свои региональные бренды привела только к появлению в субъектах набор символов, которые необходимо развивать и интегрировать в социальную ткань. Но излишне политизировано и патетично в текущем контексте говорить о региональном патриотизме как таковом, считает эксперт. Как нельзя лучше сюда подходит региональная идентичность.

"Скорее я бы говорил о развитии региональной идентичности. Этот термин менее нагружен излишними политизированными коннотациями. Говоря о региональной идентичности, очень важно соблюсти баланс. Идентичность россиянина, с точки зрения действующей власти, должна формироваться как российская. Здесь важно выстраивать двухуровневую модель («я – россиянин, я живу на Урале» и т.д.). Это крайне важно и для регионов Урала, Сибири, Дальнего Востока. Особенно это важно для многонациональных республик (национальных республик, в смысле моноэтничных, в России очень мало). Выстроить идентичность «Я – татарин, я – россиянин» - сложнее. В свете сверхцентрализации России, жесткой вертикали власти, крайне важно соблюсти баланс интересов",
— Дмитрий Михайличенко, руководитель АНО «Институт региональной экспертизы»


Поэтому говорить о сепаратизме и исключительно региональном патриотизме на данном этапе минимум преждевременно. Некоторая независимость территорий и их претензии на большую самостоятельность, финансирование и защиту своих интересов перманентно проявляется с того момента, когда губернаторы стали понимать, что залогом их успешной избирательной кампании являются выбитые из федерального центра деньги в регион. Сейчас эти умонастроения региональной идентичности лишь затянулись. Но перерастут ли они в нечто большее? Пока судить об этом слишком рано.

 
/ Мнение автора может не совпадать с позицией редакции /
17.01.2019

Ксения Ширяева
Источник: http://www.gosrf.ru




Обсуждение статьи



Ваше имя:
Ваша почта:
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Вверх
Полная версия сайта
Мобильная версия сайта